Самый выдающийся сирийский мистик

by on 10.02.2022 » Add the first comment.

10 февраля – день памяти Мар Исхака, известного нам как преподобный Исаак Сирин (+730), самого знаменитого среди сирийских мистиков, почитаемого даже у инославных.

При жизни преподобный Исаак призывал избегать полемики и сам в нее не вступал, но его собственные тексты стали предметом многих споров. Мар Исхак стремился к предельному покою и абсолютному безмолвию, но вокруг его имени покоя нет до сего дня. Рассказывает протоиерей Игорь Рябко.

Еще при жизни Мар Исхака почитали за святого, а после смерти известность этого старца преодолела даже конфессиональные преграды. Творения преподобного Исаака уже в древности были переведены на множество языков, их по-прежнему читают в Египте, России, Индии, Афганистане, Европе и Америке. В то же время это один из самых трудно понимаемых писателей и один из самых сложных авторов для переводов. Его книги содержат безумно длинный синтаксический и терминологический ряд, сверхсложный понятийный аппарат. Текстам этого святого мы посвятим отдельные воскресные беседы, а сегодня поговорим о самом Мар Исхаке и о времени, в котором он жил и трудился.

Юность и хиротония

Мар Исхак был родом из Катара. Катаром в то время называлось не только побережье, омываемое Персидским заливом, но и внутренняя область Аравийского полуострова. Время, в котором жил преподобный Исаак, было непростое. В 648 году Катар отторгся от католикоса Востока и ушел в раскол. Детство и юность преподобного проходили в период раскола, который он потом будет не раз осуждать в своих творениях. Правота Мар Исхака будет подтверждена историей. Лишенные связи с апостольским преемством, христиане Амана очень быстро приняли ислам, для того чтобы не платить дополнительный налог.

Этот раскол длился до 676 года и был уврачеван лишь во время правления католикоса Геваргиса. После примирения с катарами патриарх Геваргис взял с собой будущего преподобного в путешествие на Север в монастырь Беш-Аве. Исааку тогда было около тридцати лет.

Исаак происходил, по всей видимости, из богатой семьи и был родственником Гавриила Катарского, крупного сирийского ученого, толкователя Священного Писания. Нужно сказать, что в творчестве Исаака Сирина размышлению над библейским текстом уделяется огромное внимание. «Молитва без чтения Священного Писания – это как тело без души», – учит преподобный в своих книгах. По сути, вся мистика Мар Исхака – это размышление над Священным Текстом.

По прибытии в монастырь Беш-Аве католикос Геваргис поставил Исаака епископом Ниневии.

Через пять месяцев преподобный Исаак отрекся от епископства.

Монашество

На этой части биографии мы прервёмся для того, чтобы лучше понять исторический контекст, в котором жил преподобный Исаак. Монашеская традиция Востока в то время значительно отличалась от нынешней. Были т.н. «сыны и дочери завета» – это миряне, которые брали на себя дополнительные по сравнению с другими обязательства.

Христиане разделялись на «праведных» и «совершенных». «Праведные» – это те, которые включались в социальные отношения, создавали семьи, а «совершенные» – те, кто без остатка отдавал свою душу в руки Божии. Нагорная проповедь исполнялась ими буквально. Они оставляли свои дома, уходили в пустыни, жили, не думая о завтрашнем дне.

И те, и другие могли пребывать в одном социальном пространстве. Даже в пределах одной церковной общины можно было видеть реализацию этих двух путей. Собственно, из «совершенных» и образовывался костяк сирийского монашества. Но в это время по этой традиции был нанесен существенный удар.

Смотрите также:
Неизвестный Христос

Далеко не все могли следовать той традиции, которой они собирались быть верными изначально. Во второй половине пятого века по инициативе Варсавы, митрополита Нисибийского, был созван Собор, на котором разбирались дела монахов, которые не смогли соблюсти свои монашеские обеты. Решением Собора было принято прекратить лицемерие, признать свою немощь и перестать скрывать от людей то, что происходит на самом деле, потому что Богу ведомы все наши дела. Тем, кто принял обеты безбрачия, было разрешено вступить в законный брак, «чтобы жить без лукавства». Сам митрополит Варсава Нисибийский подал этому пример и женился на своей бывшей монахине. Возникает так называемое «реформированное монашество». Но этим был нанесён удар по монашеству реальному, которое оставалось верным своим обетам.

Реакцией на постановления Собора было появление устава Авраама Кашкарского, провозглашенного на горе Изла. Этот устав предписывает монашествующим строгий пост, постоянное упражнение в молитве, уединение, чтение Священного Писания. Общее собрание подразумевается только тогда, когда монахи приходят на литургию, остальное время они проводят в безмолвии и молитве. Всем, кто живет согласно этому уставу, вменялось в обязанность носить специальные одежды, отличные от других. Авраам Кашкарский впервые на Востоке предложил выбривать тонзуры, которые указывают на отделенность монаха от мира.

Монашество для Авраама Кашкарского было оплотом веры. Поэтому он делал все возможное, чтобы дать ему четкую структуру, регламентированный устав и отличительные не только внутренние, но и внешние признаки, так как в то время на Востоке было немало и других аскетов, таких как мессалиане, бродячие монахи и проч.

Образование

Основной базой для образования сирийского монашества была Эдесская школа, закрытая в 479 году императором Зеноном. Одним из выпускников этой школы был Нарсай, который митрополитом Нисбийским был приглашен в свою епархию. Здесь Нарсай построил свою школу по подобию Эдесской, которая со временем стала самым влиятельным центром богословия на всем Сирийском Востоке. Она имела три уровня образования. На первом уровне учили чтению неогласованного текста, так как гласные в то время не прописывались. На втором изучали основы грамматики. А на третьем учили пониманию Священного Текста. Т.е. сначала предполагалось детальное изучение языка, а потом уже экзегеза. Ученики не могли жить за пределами школы, их жизнь была строго регламентирована администрацией учебного заведения. К примеру, если кто-то из учеников заболевал, то те, кто жил с ним в одной келье, освобождались от занятий для того, чтобы ухаживать за больным. Было много и других интересных особенностей данной школы, о которых нужно говорить отдельно. Авраам Кашкарский как раз и был выпускником этой школы.

Монастырь, в котором жил преподобный Исаак, подчинялся уставу Авраама Кашкарского. Но Мар Исхак был не простым монахом, а епископом, со всеми вытекающими отсюда последствиями. По одной из версий, епископом Ниневийским преподобный Исаак пробыл всего лишь несколько дней. Есть предание о том, что в первый же день правления Мар Исхаку пришлось решать один судебный имущественный спор. Когда епископ призвал обратиться ссорящихся к Евангелию и осмыслить их спор с позиции Слова Божия, они его высмеяли: «Какое Евангелие?! Какой там еще Христос!? О чем ты говоришь, суди по справедливости, а не рассказывай нам сказки!». Такое отношение к Слову Божию потрясло Исаака, он оставил свое епископское кресло и ушел далеко в горы Кузистана. «Если этим людям не нужен Христос, то и мне здесь делать нечего!»

Нравственное состояние общества

Но епископское и вообще священническое служение так же, как и нравственное состояние христиан того времени, требует особого разговора. Любой желающий может ознакомиться с тем, что по этому поводу пишет в своих «Хрониках» Йохана бар Пенкайе о времени арабского завоевания. Мы здесь приведем лишь некоторые отрывки из этого текста.

О епископах:

Смотрите также:
Слова народу

«Была у них одна забота, чтобы священники Христа выглядели более исполненными высокомерия, нежели кротости. Они нанимали множество людей, чтобы одни бежали перед ними, а другие шли за ними. Как префектов, их возили на лошадях и мулах. Один унижал другого, а тот – третьего. Без конца среди них была путаница. Судили они жестоко, решали несправедливо. Учили извращенными словами и хвалебными речами, что не должны они приносить пользу, а должны – стяжать славу. Без конца они впутывались в распри и, как с правителями, вели беседы друг с другом».

О священниках и диаконах:

«Служили не Христу, а своему брюху. Они служители цезаря, а не Христа, любители грязной наживы, а не веры. Они строят дворцы, но нет никого, кто мог бы открыть их двери. Они возводят алтари, но покрыты они паутиной».

О правителях и богачах:

«Пища их – человеческая плоть. Они не только не довольствуются тем, что им назначено, но и даже большего им недостаточно. Пажить их  бедняки. Сосут они кровь людей, не насыщаясь.

Перед глазами их нет веры Божией, так что погубят они мир из-за взаимной зависти. Как корова наслаждается травой, так и они наслаждаются чужими бедами.

Они не знают о том, что на свете есть бедность. Зато днем и ночью есть у них дума, как бы распространить свою сеть на кого-нибудь еще».

О христианах в целом:

«Они как скот, каждый пасется по своему разумению, ни закона ему, ни беззакония. Лучшим же был у них тот, который умел отбирать обманом. Они завидовали тому, который собирал деньги. Каждый тащил хомутом зла столько, сколько мог. В Египте, на родине колдовства, так не распространилось оно, как в наше время. В Вавилоне не были так многочисленны гадания и предсказания, как сейчас среди христианского народа. Презрение в святых храмах, пренебрежение Божьими тайнами, неуважение к святому воскресенью. Частые посещения гадателей. Нечестивое владение золой и амулетами и приношение к обиталищу демонов. Дьявольские блуждания за иллюзиями снов. Раздоры, соперничество, убийство и прелюбодеяние. Грабеж и кража».

Удаление от мира

Окруженный такой обстановкой, склонный к молитве, созерцанию, богомыслию, Мар Исхак оставляет кафедру и уходит далеко в горы, туда, где о нем никто не слышал. Там, далеко в горах Кузистана, проходит лучший и самый плодотворный период жизни святого Исаака. Он обретает практический опыт безмолвной жизни, получает откровения Божии.

О том, что с ним происходило в уединении, мы узнаем из его сочинений. На сегодня найдено пять (по другой классификации семь) томов творений преподобного Исаака. Широкой аудитории больше всего известны «Слова Подвижнические» первого тома. А также перевод части второго тома, изданного митрополитом Иларионом Алфеевым в бытность его иеромонахом. Известный патролог и переводчик Максим Калинин сейчас проводит работу над переводом других книг преподобного Исаака, он также дополнил недостающие главы первого тома в Лаврском издании «Слов Подвижнических» 2019 года. Сегодня в интернете доступны видео-семинары Максима Калинина в «Лаборатории ненужных вещей», где он подробно разбирает содержание третьего тома Мар Исхака.

Под конец жизни преподобный Исаак Сирин, полностью ослепший, доживал свой век в монастыре Рабана Шабура в том же Кузистане, где он и окончил свою подвижническую жизнь. По воспоминаниям современников, это был очень кроткий и любвеобильный старец.

Иллюстрации

Источник

Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *