Где предел «власти от Бога»?

by on 22.12.2021 » Add the first comment.

Где наступает предел послушания «власти от Бога»? Где «земные дела» становятся не совсем земными?

Недавно в Сети был интересный диалог. Один его участник рассуждал: «Мы должны подчиняться властям в земных делах». На вопрос, касается ли это любых властей, он ответил: «Всякая власть от Бога по ап. Павлу». После он уточнил, что «власть и Гитлера, и Сталина, и Антихриста – от Бога. Без попущения Бога ничего не бывает. См. книгу Иова».

Его собеседник попытался склеить два тезиса: «Власть Гитлера – от Бога» и «Мы должны подчиняться властям в земных делах». Склеив, отослал вопрос: «Если бы я жил в Германии времен Гитлера и меня призвали в армию, я должен бы был подчиниться?»

Действительно: где, по логике оппонента, наступает предел послушания «власти от Бога»? Где «земные дела» становятся не совсем земными? В каком промежутке между призывным пунктом Вермахта и каким-нибудь расстрельным рвом для белорусских или киевских евреев собеседник скажет: «Все, дальше слушаться нельзя»? Ответа не было…

Всякая душа да будет покорна…

Попробуем вне этого диалога подумать над проблемой. Даже если православному, оказавшемуся «за послушание» в рядах Вермахта, не будет отдан приказ о расстреле мирных жителей, а его «просто» пошлют воевать, то будет ли и это – «законное требование власти»? Это тоже «земное»?

Смотрите также:
Гены добра

Несомненно, наличествующий режим объяснит необходимость войны: патриотизм, защита Отечества, «кольцо врагов» и т.д. И иди тогда, дорогой христианин, убивай себе подобных: «власть от Бога» распорядилась.

Точно ли адекватно мы понимаем не только то, что такое «власть от Бога», но и то, что такое «власть» как таковая?

Люди привыкли называть властью любого человека или группу людей, которые сами так о себе заявили, и, тем более, если они подкрепили свое заявление насилием. Это как в анекдоте: «Кто первый халат надел, тот и доктор». Но так ли думал о власти апостол Павел, на которого так часто ссылаются апологеты бездумного послушания любой персоне, опустившей свой зад на соответствующий трон или кресло? Обратимся к первоисточнику.

«Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение. Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее, ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое»1.

Итак, начинает апостол не с обсуждения абстрактного понятия «власти», а с характеристики конкретной, наличествующей власти Римской Империи: «…Существующие же власти от Бога установлены». То есть он признает, что та властная система Империи, в которой он жил, соответствовала основному критерию власти (что это за критерий – см. ниже).

Действительно, мы видим, что Римская Империя была достаточно развитым правовым государством. Любой ее гражданин мог рассчитывать не только на защиту своей жизни, имущества и на относительно справедливый суд, но даже на рассмотрение своего дела лично Императором! Павла римские власти защитили от самосуда иудейской толпы, ему приносили извинения за нарушения законности, когда такое случилось, его за счет бюджета этапировали в Рим для суда Кесаря. Очевидно, что, несмотря на неизбежные «перегибы на местах» и даже на извращения «сверху» – эпизодические гонения на христиан, в первом из которых пострадал сам Павел, в целом Империя соответствовала определению власти.

 Василий Суриков. Апостол Павел объясняет догматы веры в присутствии царя Агриппы, сестры его Береники и проконсула Феста

Главный критерий

Кроме столь часто упоминаемой фразы «всякая власть от Бога», апостол Павел оставил очень важный критерий, по которому власть вообще можно квалифицировать как власть. Но об этом говорят гораздо реже. Каков же он?

«Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых».

Вот он – принцип и признак власти. По сути, он и дает понять, что есть власть, а что нет. Сами по себе властные рычаги еще не делают властью того, кто до них добрался. Функция управления может оказаться в руках маньяка, психопата, преступника, или группы (партии) маньяков и преступников.

Но у апостола критерий определен ясно: если власть страшна для «злых дел», то она – власть. Если же происходит наоборот и тот, кто называет себя властью, становится страшен для «добрых дел», то это не только не «от Бога», но это и не власть вовсе. Соответственно, и повиновение такой «власти» даже в «земных делах», есть не добродетель, а есть грех соучастия в беззаконии.

Надо сказать, что после апостола Павла это было отмечено и другими христианскими мыслителями: «Итак, при отсутствии справедливости, что такое государства как не большие разбойничьи шайки», – писал блаженный Аврелий Августин, епископ Гиппонийский2.

Он вполне соглашался с мыслью апостола Павла о том, что власть делает властью не сила и не самоназвание, а справедливость (правосудие) – то, что апостол Павел определил как «начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых».

Нельзя не заметить, что слово «справедливость» может пониматься весьма разнообразно. Апостол не уточняет, что в его понимании есть «добрые дела», а что – «злые», очевидно предполагая, что это должно быть и так понятно. Да и Августин надеется, что слово «справедливость» говорит само за себя. Но понятно это далеко не всегда.

Летит – не значит ангел3

Когда рычаги управления страной захватывает партия агрессивных атеистов и устраивает массовый террор, уничтожая миллионы населения, когда она десятилетиями, год за годом, ужесточает репрессии за любое, даже мнимое инакомыслие, устраивает концлагеря по всей стране, проводит бессудные казни, расстреливает заложников (т.е. невиновных людей), провоцирует массовое вымирание целых областей от голода – можно ли это назвать властью?

Или определение блаженного Августина о «шайке разбойников» тут более уместно?

А когда к управлению страной путем выборов (!!!) приходит помешанный на идее расовой чистоты маньяк, который устраивает массовый геноцид и вовлекает мир в самую кровопролитную за время истории человечества войну – это можно назвать властью?

Перечень можно продолжать, но главное – понять принцип: «Не каждый в белом – доктор»4.

Оставили суд…

Некогда Господь ответил фарисеям, очень хорошо знавшим тексты, что они «оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру»5. Судом здесь названо рассуждение. Это то, без чего невозможно правильно исполнить ни одну добродетель: «Без рассуждения ничто не бывает добрым, хотя незнающим кажется и очень добрым»6.

Конечно, гораздо комфортнее утешать себя заклинаниями о том, что «всякая власть от Бога». Но глубинная основа такого поведения – примитивный конформизм, пытающийся на сознательном уровне богословски себя оправдать. В делах тьмы нужно не просто не участвовать, но хотя бы, если уж и обличать страшно, иметь о них правильное суждение7. И уж совершенно недопустимо называть черное – белым, и наоборот.

Игнатий Душеин

На анонсе: Иоанн Златоуст и императрица Евдоксия (Жан-Поль Лоран, 1880-е)

1 Рим., 13:1-4.

2 Блаж. Августин. «О граде Божием». Книга 4: Глава 4

3 Э. Шклярский «Гиперболоид».

4 Там же.

5 Мф., 23:23.

6 Сщмч. Петр Дамаскин, 75, 45.

7 Еф., 5:11.

Источник

Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *