C покаянием от России

by on 17.07.2014 » Add more comments.

18 июля – память прмцц. вел. кн. Елисаветы и инокини Варвары (1918).

Одной из величайших святых России XX века стала преподобномученица Великая Княгиня Елизавета Федоровна, основательница Марфо-Мариинской обители в Москве.  Елизавета  Федоровна, Великая  Княгиня,  урожденная принцесса Гессен-Дармштадтская, старшая сестра императрицы Александры Федоровны, внучка английской королевы Виктории, родилась 1 ноября 1864 года.

О красавицах-сестрах говорили как о самых прекрасных невестах из всех немецких дворов. Обе сестры стали невестами и супругами Великих Князей из Дома Романовых, приняли православие, полюбили Россию и приняли мученическую смерть от врагов ее. Обе взошли на Русскую Голгофу. В 1884 г. Елизавета Федоровна вышла замуж за брата царя Александра III – Великого Князя Сергея Александровича, дядю будущего императора Николая II (через 21 год Сергей Александрович погибнет от руки террориста).

В октябре 1888 г. они совершили паломничество в Палестину на освящение храма св. Марии Магдалины, который был построен в память императрицы Марии Александровны – матери Александра III и Сергея Александровича. С золочеными куполами, величественный, окруженный густой зеленью кипарисов и оливковых деревьев, храм представлял собой изумительное зрелище, и, увидев эту красоту и величие, Великая Княгиня сказала: “Я бы хотела быть похороненной здесь”. Красивая, полная радости и надежд молодая женщина и не думала, что скоро исполнятся эти ее слова, что здесь, в храме св. Марии Магдалины, и будут почивать ее святые мощи.

В 1891 г. Великий Князь Сергей Александрович был назначен генерал-губернатором города Москвы. Он считал, что к революционерам необходимо принимать крутые меры, а не продолжать политику либерального пассивного наблюдения. В ответ на это главари террористов приговорили Великого Князя к смерти. Он был разорван бомбой 18 февраля 1905 г. в Кремле. На том месте, где был убит Великий Князь Сергей Александрович, Елизавета Федоровна воздвигла памятник-крест и написала великие Евангельские слова Спасителя: “Отче, отпусти им: не ведают бо, что творят”. (После революции, во время проживания в Кремле, Ленин лично участвовал в свержении этого креста.)

С момента кончины Великого Князя Елизавета Федоровна еще глубже ушла в молитву, все время проводила в храме и редко куда выходила, не появляясь ни на каких светских увеселениях.

Посещая монастыри, Великая Княгиня вела беседы с подвижниками земли Русской, поднимаясь под их руководством по ступеням своего духовного совершенства. Она непрерывно читала Иисусову молитву: “Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную”. Постепенно она приуготовила себя к важному делу своей жизни – созданию обители сестер милосердия. Учреждая свою обитель, Елизавета Федоровна решила посвятить ее святым Марфе и Марии, сестрам Лазаря, которого Господь воскресил к жизни после четырехдневной смерти. В Марфо-Мариинской обители должны были сочетаться две добродетели – деятельное служение Господу через помощь ближнему своему, которое олицетворяла Марфа, и служение Богу через молитву и работу над собой, которое олицетворяла Мария.

9 апреля 1910 года после утверждения Устава в церкви святых Марфы и Марии 17 сестер обители во главе с Великой Княгиней Елизаветой были посвящены  в звание крестовых сестер любви и милосердия. Желающих поступить в Марфо-Мариинскую обитель всегда находилось очень много. Однако численность сестер в обители никогда не превышала 60 человек. Для знатных не делалось никаких исключений, наравне со всеми они привлекались к самым разнообразным послушаниям. Знатное происхождение имела и шагнувшая вместе с Елизаветой Федоровной в алапаевскую шахту ее келейница Варвара Яковлева. В Марфо-Мариинской обители Милосердия Великая Княгиня вела жизнь подвижницы, спала на деревянной кровати без матраса и на жесткой подушке, и ее сон нередко был не более трех часов. В полночь она вставала и шла молиться в свою молельню или в церковь, а потом обходила все палаты больницы. Когда тяжелобольной метался и звал ее на помощь, она сама дежурила у его постели до рассвета. Часто она посещала ночные службы в церквях и монастырях Москвы. Строго постилась, стараясь во всем подражать монахам-подвижникам.

Работала Великая Княгиня Елизавета в своей Марфо-Мариинской обители Милосердия сверх человеческого предела, и здесь ей, несомненно, помогала благодать Духа Святого, которой Господь щедро наградил ее. Трудясь в своей больнице, Елизавета Федоровна обычно брала на себя самую ответственную работу: ассистировала при операциях, делала перевязки, утешая и подбадривая больных. Сами пациенты свидетельствовали о том, что одно только присутствие Великой Княгини оказывало на них успокаивающее влияние и облегчало их страдания. Ее при жизни называли святой.

Больница  Великой   Княгини   пользовалась  такой блестящей репутацией,  что  туда  из  других  госпиталей  Москвы направляли самых тяжелых и безнадежных больных, которые выздоравливали под ее присмотром, благодаря ее уходу и методам лечения. При Марфо-Мариинской обители Милосердия Великая Княгиня Елизавета учредила приют для девочек-сирот. Вне стен обители Елизавета Федоровна организовала дом для чахоточных женщин.

Отречением Императора Николая II Елизавета Федоровна была потрясена настолько, что не могла говорить об этом без слез. Но у нее не было никакой злобы против неистовства зараженной психозом революции толпы. Она кротко говорила: “Народ – дитя, он не повинен в происходящем… он введен в заблуждение врагами России”. В письмах она писала: “…Святая Русь не может погибнуть. Но Великой России, увы, больше нет”.

Арестовали Елизавету Федоровну и увезли из Москвы на третий день св. Пасхи 1918 года. За день до ареста неожиданно для всех, знавших ее, она впервые вступила на клирос, чтобы петь вместе с дорогими ее сердцу сестрами. Всех поразила сила и красота ее голоса. Это была ее лебединая песнь – после полученного ею свыше откровения о приближении мученического креста.

Трижды иностранные министры предлагали Великой Княгине покинуть революционную страну, но трижды она отказывалась покинуть любимую Россию, обитель и сестер. Господь укреплял Свою избранницу пред смертными испытаниями. Великая Княгиня и другие узники из дома Романовых были привезены в Алапаевск 20 мая 1918 г. и помещены в школе на краю города. Здесь были: не оставившая Великую Княгиню до последней минуты её келейница инокиня Варвара, Великий Князь Сергей Михайлович, трое сыновей Великого Князя Константина Константиновича: Иоанн, Константин и Игорь, князь Владимир Палей и управляющий Великого Князя Сергея Михайловича Федор Михайлович Ремез. Алапаевские узники знали, что их ждет. Все они сознательно готовились к скорой смерти и просили Господа укрепить их, и чтобы их тела не остались на поругание безбожникам, а были похоронены по уставу православной церкви.

В ночь на 18 июля 1918 г. в день памяти преподобного Сергия Радонежского – небесного покровителя Великого Князя Сергея Александровича – узников разбудили и в телегах повезли к заброшенному руднику, в Синячинскую шахту, местность предусмотрительно оцепили. Перед убийством истязатели жестоко избили узников и живых сбросили в шахту. Великую Княгиню сбросили первую. Инокиня Варвара шагнула в шахту сама. Сопротивление оказал только Великий Князь Сергей Михайлович и был убит выстрелом из револьвера, он, единственный из всех мучеников, достиг дна шахты мертвым – остальным предстояли еще долгие мучения. Палачи бросили в шахту гранаты и бревна. Шахта имела внутренние выступы, поэтому страдальцы оказались на разной глубине. Все были тяжело ранены. Мучительно, несколько дней, умирали они от увечий, жажды и голода. Некоторое время к шахте никого не подпускали, но крестьяне, проезжавшие недалеко, слышали стоны страдальцев, а также пение Херувимской песни. Не вынося божественного пения, палачи   вновь забрасывают шахту бревнами и камнями. Но молитвы умирающих еще слышны, и убийцы замуровывают шахту бревнами, досками и засыпают землей…

Когда армия адмирала Колчака заняла район Екатеринбурга и Алапаевска, началось расследование убийства Императорской Семьи и узников Алапаевска. Следственная комиссия очень скоро обнаружила место злодеяния. Из шахты извлекают тела убитых. Елизавета Федоровна была найдена с иконой Спасителя на груди. Рядом с Великой Княгиней лежали две неразорвавшиеся гранаты. Пальцы правой руки Елизаветы Федоровны, так же как и у инокини Варвары, оказались сложенными для крестного знамения. Рядом с Великой Княгиней нашли тело князя Иоанна с перевязанной головой – Елизавета Федоровна, смертельно раненая, в темноте сделала ему перевязку из своего апостольника.

Гробы с телами мучеников перевезли в алапаевский Свято-Троицкий собор, где и похоронили в склепе. Летом 1919 г. возникла угроза занятия Алапаевска Красной Армией. Потребовалось вывезти гробы с телами мучеников в безопасное место. Это дело было поручено белогорскому игумену Серафиму, который сам предложил свои услуги и двух своих послушников.

18 июня 1919 г. товарный вагон с восемью гробами вышел из Алапаевска, чтобы следовать в восточном  направлении.  Путь  оказался  чрезвычайно  трудным  и продолжительным, множество раз вагон перецепляли к другим поездам. В жару шесть трупов подверглись страшному разложению. Но от гроба Великой Княгини исходило явственно ощутимое благоухание.

 Морским путем 15 января 1921 г. тела преподобномучениц прибыли в Иерусалим. Была устроена торжественная встреча, большинство встречающих составили русские эмигранты, а также представители греческого и русского духовенства. Через два дня Патриарх Иерусалимский Дамиан в сослужении множества духовенства совершил погребение. Когда открыли гроб с телом Великой Княгини, то помещение наполнилось благоуханием, чувствовался сильный запах как бы меда и жасмина. Присутствовавшие в храме удостоверились в нетленности мощей и Елизаветы Федоровны, и инокини Варвары. Крипта русской церкви святой Марии Магдалины стала усыпальницей святых преподобномучениц.

Спустя 63 года после алапаевской трагедии, в 1981 г., Великая Княгиня Елизавета Федоровна и сподвижница ее инокиня Варвара были прославлены в лике преподобномучеников Русской Православной Церковью за границей.

В 1992 г. они были канонизированы и Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, который установил празднование им 5/18 июля, в день их мученической кончины. “С покаянием от России” – такая краткая надпись изображена на постаменте памятника Великой Княгине работы В. Клыкова в Марфо-Мариинской обители Милосердия в Москве на Ордынке.

Источник

Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

14 комментариев на «C покаянием от России»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *