Схиархимандрит Илий (Ноздрин). Молитвами возрождалась Оптина

by on 22.10.2015 » Add more comments.

23 октября – память преподобного Амвросия Оптинского (1891)

Об Оптиной пустыни, о восстановлении монастыря рассказывает схиархимандрит Илий (Ноздрин):

– Оптина среди монастырей Русской православной церкви занимает особое место. Может быть поставлена в разряд лавр. История пустыни многим известна: особый расцвет её пришёлся на XIX век, когда здесь подвизались великие Оптинские старцы: Нектарий, Макарий, Амвросий. Последний особенно возвысил Оптину, которая встала по высоте духовной жизни и силе притяжения верующих душ в ряд с обителями преподобного Сергия Радонежского и преподобного Серафима Саровского.

Русский народ особенно почитает и любит монашество, тянется к этим духовным оазисам почерпнуть благодатного опыта. Тем более сейчас, когда жизнь исполнена многих тревог, соблазнов, печалей. Куда поехать после Троице Сергиевой лавры? Многие и в XIX веке посещали Оптину. Старцы этого века не были уже так, как древние подвижники, отгорожены монастырской стеной от светского мира. И души из безотрадной суеты, прежде всего городского – уже тогда губительного – образа жизни, стремились к этой духовной почве, чтобы, исповедав свои грехи, исполниться радости и мира.

Тянулся не только простой люд, за этой духовной трапезой окормляться были не против и высокообразованные творческие личности – Достоевский, Гоголь, Толстой. У Льва Толстого в Шамордине, где Амвросий Оптинский основал женскую обитель, подвизалась сестра Мария. Когда он ездил к ней, посещал и Оптину. Но не внял голосу православного исповедания, не послушал старца Амвросия, который беседовал с ним, желая спасти его душу. Кичливый разум графа искал рационального. Это была болезнь всего XX века. Потом, когда Оптину разорили, в храме Иоанна Предтечи был Музей Льва Толстого – бюст стоял в самом центре на месте аналоя. 

Богоотступничество, разрушение обителей и храмов, поругание святынь обернулось против России нападением Гитлера – Господь избрал его как орудие. А сколько к тому времени людей было умучено в этой колыбели революции! 800 тыс. – только Голодомором, в том числе мой отец.

Пока были целы обители, когда Оптинские старцы подвизались в скиту и пустыни, они молились и сдерживали это зло. Если не будет молитвы и жизни во Христе, то бытие начнёт свёртываться. Оно и так свёртывается. Коммунизм посеял безбожную заразу. Людей верующих почти не стало. И жизнь в России умаляется. Раньше у нас были тысячи монастырей, люди молились, жили благочестиво. Каждое доброе дело, тем паче молитва, имеет не только индивидуальное – для тебя – и социальное, но космическое значение. Молитва не только монаха или старца, но каждого человека. Какая-нибудь старушка может быть совсем незаметной, но она настолько близка к Богу и молитва у неё такая живая и крепкая, что Господь милует, животворит мир. 

Оптина пустынь

В советское время Оптина была в разорении. Каждый, кому попадали в руки книги старцев, с воздыханиями просил Господа о возрождении обители. В 1987 году монастырь возвратили Русской православной церкви. Взорам предстало страшное зрелище, которое отзывалось болью во всех любящих Господа, чтущих Его святыни сердцах. Разрушенные храмы, осквернённые могилы старцев…

Сам Господь призывал к возрождению. Резко начался этот процесс с приходом архимандрита Евлогия (Смирнова; в 1988 году назначен наместником Оптиной пустыни, ныне епископ Владимирский и Суздальский). Он совсем усердием поднимал духовную жизнь и восстанавливал физическое состояние обители. Владыка усердно стал возрождать именно духовную жизнь монастыря. Службы были очень долгие. Он сам неопустительно посещал каждое богослужение, начиная с полунощницы и заканчивая повечерием. Сам служил литургии. 

Оптина пустынь

Первые службы стали совершать в Надвратном храме Владимирской иконы Божией Матери. Несмотря на то что он был разрушен до фундаментов, сначала возвели его c упованием и в знак того, что Богородица поможет в восстановлении монастыря. 3 июня 1988 года, вдень празднования Владимирской иконы Божией Матери, отслужили здесь первую литургию. Всех желающих молиться за богослужением храм не вместил, было тесно даже немногочисленной братии и послушникам, многие стояли на улице во дворе.

Потом стали восстанавливать Введенский собор – стены его сохранились, но весь он был изуродован, на полу валялись огромные детали сельхозтехники. От Казанского храма тоже остались одни стены, выглядел он страшно: вместо алтарной стены – дыра (сюда въезжали машины, когда у здания ещё сохранялось подобие крыши), всюду были разбросаны грязные бочки, всякие предметы. На момент передачи монастыря Церкви в Оптине располагалось Козельское сельхоз ПТУ. Со временем его перевели, но тогда ещё всюду были его ученики. 

Жили и мирские люди. Вокруг обители было нагромождение различных хозяйственных построек, кладовых, птичников. Не так просто было всё это расчистить. С большим трудом убеждали жителей переселиться за пределы святых врат. По монастырю вообще тогда проходила дорога, шёл транспорт. Однажды владыка Евлогий перекрыл этот автопоток, чтобы у монастыря образовалась своя замкнутая территория, но жители ночью перепилили замок. Начали строить для них дом: некоторые переехали в него, другим покупали жильё. Некоторые оставались в скиту – претендуя на квартиры.

Многие верующие люди, небогатые, приносили свои крохи, сводя концы с концами. Отстраивать надо было и сам монастырь. Находили строителей, мастеров, оплачивали им работу. Господь посылал благотворителей. Сумма всегда в монастыре оказывалась той, которая была нужна.

Чтобы возродить скит, надо было купить хибарку, в которой жил преподобный Амвросий Оптинский. Сколько запросил новый хозяин, столько и отдали. Через два дня он приносит назад определённую сумму. Во сне чей-то голос ему сказал: «Пересчитай деньги». Пересчитал, оказалось несколько больше того, что он требовал.

Господь милостив, во всём споспешествовал братии. Находились люди: деловые и мастера. Шло возрождение – оно само было чудом. Тысячи паломников сейчас приезжают в Оптину, находят отраду и утешение в молитве, в предстоянии Богу на службе, в поклонении святым мощам. Сейчас обитель, может быть, ещё недостаточно благоустроена. Приходится много трудиться – отцы постоянно слишком уставшие. А люди всё едут и идут. Господь сказал: «…где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф., 18:20). А тем паче когда собираются тысячи богомольцев на праздники оптинские или на Пасху. 

Оптина пустынь

Оптина пустынь

Оптина пустынь

Оптина пустынь

На Пасху 1993 года иеродиакон Василий, иноки Ферапонт и Трофим приняли мученическую кончину. Зачем, в какое нам назидание Господь попустил такое зло?

Идёт борьба. Есть диавол, есть его слуги. Всё это тёмное не могло не реагировать на начало возрождения монастыря. Раньше диавол действовал через систему госатеизма – разгоняли, арестовывали, расстреливали монахов. Сейчас этого нет, значит, те, кто не хочет верить в Бога, добровольно подчиняют себя сатане. Был в истории Церкви период первохристианства – первые четыре века после Рождества Христова. Тогда язычество боролось против веры Христовой. Так и теперь. Тогда были свои мученики, мученицы, и ныне они есть. 

Крестный ход на Пасху 1993 года. Последние часы жизни о. Василия

– Что является главным для современных христиан? Что нам сейчас делать? 

– Больше того, что сказано в Евангелии, не скажешь. Для спасения каждый должен приобрести определённый багаж духовного опыта. Сравните смерть праведника и смерть грешника. Состояние безотрадности, в котором умирает последний, и то, в какой радости отходят ко Господу души христиан. Как молитва, так и грех не только индивидуален, но имеет космическое значение. 

– Батюшка, если для Самого Бога так важна наша свобода, почему монахи отсекают свою волю? Почему не противятся злу, идут под нож или претерпевают мученичество изо дня вдень? 

– Монах предаётся послушанию, чтобы пресечь свою гордыню – корень всех зол, самую зловредную функцию души. 

Панихида по убиенным братиям.

“Глас крови праведного Авеля восшел от земли на небо и предстал Богу с обвинением на пролившего эту кровь…” Святитель Игнатий (Брянчанинов) 

Глас крови

Схиархимандрит Илий (Ноздрин) об оптинских братьях, убиенных на Пасху 1993 года: 

Уже написано три книги. Но я расскажу то, что знаю и видел. 

Это, конечно, было заказное убийство, специально подготовленное с той целью, чтобы воспрепятствовать возрождению Оптиной пустыни. Тогда много пакостили: фонари разбивали, в окна бросали камни. И это убийство было чьим-то заданием. За него, вероятно, заплатили деньги. 

Приурочили злодеяние преднамеренно к Пасхе, чтобы омрачить радость торжества. Так было и раньше, особенно в первые годы после революции, перед великими праздниками около церквей устраивали дебоши. В мою бытность в Саратове в Троицкий собор бросали дымовую шашку. Не пускали в храм молодёжь, чтобы она не прививалась к Церкви. Так и здесь: убийство было совершено с умыслом отвратить ищущих христианского совершенства от монашеского пути. 

Кончилась пасхальная ночная служба, и уже готовились к ранней утренней литургии. Иеромонах Василий шёл исповедовать в скит Иоанна Предтечи. Иноки Трофим и Ферапонт уже благовестили. Убийца был навеселе. Дерзко совершал своё дело. Сначала ударил ножом иноков-звонарей, потом кинулся на отца Василия. Одна женщина рассказывала: она видела зверя, бежащего от убиенных, перелезающего через стену монастыря. 

Тела иноков Трофима и Ферапонта увезли в Козельск. А умирающего отца Василия внесли во Введенский храм, где, истекая кровию, он лежал на полу. Его состояние не имело ничего общего с трагическим испугом при внезапной кончине. У него было очень спокойное лицо. Он не произносил особого стона, немножко совсем, как дитя, давал знать о претерпеваемом. Я видел, как он умирал, – лицо его источало мир. Очевидно, иеромонах Василий был предрешён у убийц в качестве жертвы. Но ни для Трофима, ни для Ферапонта – ни для кого из троих смерть не была неожиданной. Она никого из них не застала врасплох. После пасхальной ночи, вознеся молитвы и созвав на молитву мiр, они спокойно ушли. За иноков Трофима и Ферапонта мы попросили в Козельском морге, чтобы их тела не резали дополнительно, не проводили над ними никаких испытаний. 

Потом братьев хоронили. По-человечески это очень печальный момент оптинской истории. Как можно поднять руку на брата? За что было убивать монахов? Они и мизинцем никого не тронули. Делали только добрые дела. Ясно, что злодеяние было направлено собственно на монастырь. Цель – разорение монашества как духовной семьи: другие не потянутся, не придут, не останутся в монастыре. Таков план этого демонического нападения на богоустановленный образ жития. Так себя выдаёт зависть диавола к ищущим спасения, ненависть бесов по отношению к следующим за Христом. 

Над могилой убиенных возвели часовню. Они – мученики. И приходя к братиям на могилу, собеседуя и прося, люди чувствуют молитвенную помощь. Души их у Бога. 

Царствие Небесное иеромонаху Василию, иноку Трофиму, иноку Ферапонту.

Молитва по убиенным братиям 

Иеромонах Василий (Росляков): «Разсеки Словом Твоим каменную утробу мою, порази камень сердца моего и изведи источники слёз». Плакал ли иеромонах Василий, рассечённый ножом убийцы, умирая во Введенском храме? Нет. Обладая величайшим, согласно учению свт. Игнатия (Брянчанинова), даром Бога человеку – даром слова, он написал главное – Покаянный канон. Эта строчка оттуда, предшествует которой моление к Рекшему «без Мене не можете творити ничесоже» – пройди во уды моя! Причастившись Святых Христовых Таин, иеромонах Василий умер во Христе. Вышел из тела и водворился у Господа (2 Кор., 5:8), реализовав на апогее своей жизни формулу преподобного Силуана Афонского: «жить по-христиански нельзя; по-христиански можно только умирать». Сначала – для мира: о ту пору ещё Игорь Росляков оставил там блестящую карьеру спортсмена-ватерполиста и титулы, достойные дориношения, хотя бы от игроков собственной команды. Потом – в монастыре, сораспинаясь каждый день Христу, чтобы на Страстную пятницу 1993 года звучно огласить с амвона: «Се восходим во Иерусалим» (Мк., 10:33). Было иеромонаху Василию 33 года.

Инок Трофим (Татарников): Трофим – он из той солнечной породы людей, которая световую активность сохраняет даже под клобуком. Монах этот тайну Христову являл для всех. «Всем бых вся» (1 Кор., 9:22), был силён для немощных. Его молитв боялись даже колорадские жуки: когда он вспахивал огороды оптинским старушкам, полосатые вредители расползались. Будучи оптинским звонарём (звонница тогда в Оптине располагалась прямо на земле, и его появление само было подобно колокольному звону), был эпицентром притяжения малышни и подростков окрест. Его постригли в иночество с именем Трофим. Но «питомец» (так переводится с греческого его новое имя), вскармливаемый от Святых Христовых Таин, продолжал по-царски расточать подарки. Причём не только припасённые к праздникам прибаутки да платки для непереводившихся вокруг него детворы и бабулек. Когда в Оптине испекли свой первый хлеб, а пекарем был Трофим («кормилец» – второе значение его иноческого имени), он пригласил на пир всех. И когда насытились (Ин. 6:12)… епитимию нёс за всех. Получив лишь «начаток святого образа», стяжал многокрестие. И даже будучи распинаем сам – спасал других: ударил, подтянувшись уже полумёртвым телом, в набат.

Инок Ферапонт (Пушкарёв). Вся жизнь инока Ферапонта прикровенно связана с присутствием Девы Марии. Он и сам: кроток, тих, молчалив. Родился младенец 4/17 сентября в день празднования иконы Божией Матери «Неопалимая купина». На 40й день в те коммунистические времена крещён был с именем Владимир.

В зрелом возрасте подвизался при кафедральном соборе Рождества Пресвятой Богородицы: чтобы получить рекомендацию на монашество в Оптину Введенскую пустынь, исполнял при храме послушание – убирал общественные туалеты. Когда рекомендация от владыки Владимира, ныне митрополита Киевского и всея Украины, была получена, отправился в Оптину, где в1991 году на Кириопасху – редкое совпадение праздников Пасхи и Благовещения – был одет в подрясник. В октябре того же года на Покров Пресвятой Богородицы был пострижен в иночество с именем Ферапонт («слуга») в честь преподобного Ферапонта Белозерского – основателя двух монастырей Рождества Пресвятой Богородицы. Вырезал параманные и постригальные кресты, отдав братии монастыря главное, что есть в жизни монаха, – Крест. А себе креста не вырезал. Ему первому оружие пройде сердце. Говорим мы об этой Альфе всегда как об Омеге: Монах – это тайна Пресвятой Богородицы.

Материал подготовила Ольга Орлова 

Оптина пустынь
Инок Трофим (Татарников) с братьями и племянниками у монастырских ворот

Оптина пустынь
Отец Василий (Росляков) на восстановительных работах в Оптиной пустыни
Оптина пустынь
Восстановление монастырской звонницы, у которой на Пасху 1993 будут убиты иноки. Пропитанные их кровью доски настила потом будут снимать долотом, чтобы сохранить как святыню.

Оптина пустынь

Оптина пустынь
Оптинские звонари – иноки Трофим (Татарников) и Ферапонт (Пушкарев)

Оптина пустынь
Как жили монахи? Святой угол в келии иеромонаха Василия (Рослякова)

Оптина пустынь
Келия инока Трофима (Татарникова)

Оптина пустынь
Крестный ход с мощами прп. Амвросия, первый в Оптиной после прославления ее Великого Старца, 1988 г.

Оптина пустынь
Наместник Оптиной пустыни архимандрит Евлогий (Смирнов), 1988 г.

Оптина пустынь
Освящение храма

Оптина пустынь
Пасха 1990 года

Оптина пустынь
Приезд в обитель Патриарха Алексия II, декабрь 1990 г.

Оптина пустынь
Врата Предтеченского скита

Оптина пустынь
Панихида на могилах Старцев. Крайний справа отец Василий (Росляков)

Оптина пустынь
Инок Трофим (Татарников) в храме прп. Илариона Великого

Оптина пустынь
Инок Ферапонт (Пушкарев) на звоннице

Оптина пустынь
Панихида на могилах убиенных в 1993 г. братий, 1995 г.

Источник

Фото

Смотрите также: Оптинская Голгофа Юрия Ефимчука

Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

2 комментария на «Схиархимандрит Илий (Ноздрин). Молитвами возрождалась Оптина»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *