Человеколюбие

by on 28.06.2014 » Add the second comment.

Рассказывая о дореволюционной благотворительности, мы, как правило, говорим о частностях. Этот предприниматель построил больницы, а этот гимназию. И почему-то напрочь забываем о монополисте в благотворительной сфере – Императорском Человеколюбивом обществе. Именно о нем мы сегодня узнаем от писателя, краеведа и телеведущего Алексея Митрофанова.

Парадная сторона

Человеколюбивое общество – на первый взгляд, классическое масло масляное. Ну, как примерно, если бы котики создали бы котиколюбивое общество, а пандочки – пандочколюбивое. С чего котику не любить котиков, если и сам он – котик? Тем не менее, тут случай несколько иной. Во-первых, не доказано существование котиков-мизантропов (с людьми здесь все, увы, понятно), а во-вторых, само слово “человеколюбивый” в дореволюционной России встречалось значительно чаще, чем ныне, и его значение несколько отличалось. Оно предполагало некую активную деятельность, в крайнем случае, душевный труд, направленную на благо ближнего.

Императорское Человеколюбивое общество было основано в 1802 году императором Александром Первым – сразу же после его восшествия на престол. Тяжко было на душе у молодого императора, грехи замаливал (убийство папеньки), так что появление этого общества именно под эгидой самодержца было вполне закономерным. Первоначальное его название – “Благодетельное общество”. Устав же призывал “не только раздавать милостыню, но доставлять бедным и другие вспоможения и особенно стараться выводить из состояния нищеты тех, кои трудами своими и промышленностью себя пропитывать могут”.

Сразу поясним – слово “Императорское”, по сути, не означало ничего, кроме высочайшего покровительства и зоны покрытия (вся Российская Империя). Общество было, по сути, аккумулятором благотворительных средств и организатором благотворительных мероприятий. За все время существования общества (оно прекратилось, как не трудно догадаться, в 1918 году) соотношение частных и государственных пожертвований составило один к одиннадцати.

Средства, кстати, выделялись иной раз фантастические. Сам Александр Благословенный пожертвовал своих карманных денег 24 тысячи рублей в год (правда, впоследствии добавил еще 16 тысяч). Но в списках пожертвований встречались поразительные случаи. Инженер-генерал П. П. Мельников отдал имение Любань Новгородской губернии, дом в Петербурге и капитал. А. Г. Соколова и В. И. Воронина – четырехэтажный каменный дом в Москве. Жена статского советника А. А. Правикова (правда, по духовному завещанию) – имение в Курской губернии и капитал. И так далее.

В начале позапрошлого столетия в одном только Санкт-Петербурге действовали более двадцати благотворительных учреждений, принадлежавших обществу. Их названия – особая музыка: Исидоровский дом убогих. Приют Господа Нашего Иисуса Христа в память отрока Василия, Приют для престарелых девиц и вдов имени Николая и Марии Тепловых, Убежище и дешевые квартиры Михаила и Елисаветы Петровых, Мариинский институт слепых девиц.

Особенный же, бесподобный мир – фотоиллюстрации в многочисленных парадных альбомах, посвященных обществу. В них имперская благотворительная идиллия доведена до совершенства. Вот на лестнице дома дешевых квартир стоят господа попечители. Мужчины с благообразными бородками, с постными (в меру) лицами, при орденах (у кого они есть). Дамы – в закрытых, скромных, но парадных туалетах.

А вот мальчики моются в душе. Коротко подстриженные, расставленные аккуратненько в ряды, над каждым – душевая лейка. Специальный взрослый человек в строгой пиджачной паре держит руку на вентиле. Ясно, что через секунду из всех леек потечет вода, ну а пока что не течет, дабы не портить кадр.

Воспитанники в столовой. Видно, что еда, как говорится, “простая, сытная” – перед каждым мальчуганом или девочкой суп, хлеб и кружка. В центре стола – две глубокие супницы, ешь от души. Лица сосредоточены – позируют. И воспитательницы, расставленные вдоль стен, тоже позируют.

Воспитанники за гимнастикой. Воспитанницы в мастерской дамских нарядов. Аккуратные старушки в платочках хлебают из жестяных мисочек – благотворительный обед. Одинаковые дети в одинаковых колясках в два ряда – грудное отделение Воспитательного дома. Серьезные барышни что-то старательно записывают под диктовку – занятие в школе нянь. Воспитанники Малолетнего отделения приюта принца П. Г. Ольденбургского в игровой комнате – лица такие же серьезные, как и у будущих нянь.

Ничего лишнего. Минимум жизни. Не едят, а принимают пищу. Не играют, а проводят досуг. Казенщина, стандарт, формат, ничего лишнего. Не забалуешь.

Но и ноги с голодухи не протянешь.

Жизненная сторона

Но истинная жизнь подведомственных Обществу учреждений, была живее. Это следует хотя бы из газет. Вот, к примеру, один из анонсов: “Одно из выдающихся развлечений для подростков будет открыто в помещениях бельэтажа громадного дома, что на Лубянке, принадлежащего Императорскому человеколюбивому обществу, заново перестроенного и отделанного.

Гулянья эти откроются с 26 декабря “елкой” в волшебных чертогах “дедушки мороз”.

Посредине первой залы дедушка мороз будет изображен сидящим в сугробе снега; в руках своих он держит роскошную елку. Стены залы изображают картину зимы, в снежных сугробах виднеются гроты из мира сказок.

Во втором зале находится театр “королевы льдов”, представления в нем будут давать из мира сказок, приспособленных для детского возраста.

Третий зал представляет мир игрушек, “Диво-город”; декорация зала изображает город с постройками из карт, домино и шахмат, вдали бассейн с плавающими игрушечными кораблями, у городских ворот стоят на карауле деревянные солдатики, через ворота вход в роскошный детский буфет, тут и детские игры под руководством наставниц.

В трех залах изображается Венеция во время карнавала, они роскошно иллюминированы, и предназначены для танцев и бала ряженых.

Концертная зала изображает фантастическое богатство; играет оркестр музыки и дает представление фокусник”.

Еще одна газетная заметка, под названием “Вчерашние балы”: “Вчера в Купеческом собрании состоялся интересный благотворительный вечер, устроенный московским попечительным комитетом Императорского человеколюбивого общества в пользу недостаточных учениц Усачевско-Чернявского училища, учеников Набилковского коммерческого училища и на нужды начальных школ комитета.

Кружком любителей при участии артистки Е. И. Юдиной, были сыграны: изящная комедия А. Додэ “Лилия” и старинная веселая комедия “Медведь сосватал”. С большом вкусом и художественностью представлены были пластические танцы в постановке и при участии И. Чернецкой, в заключение пел цыганский хор из “Стрельны”.
Главными устроителями вечера были…
У лотерейных касс продажи цветов, шампанского, программ, чая и т. н. были…”

А вот одна из технологий Общества, опять таки, описанная прессой: “Вчера в попечительстве о бедных Императорского человеколюбивого общества вынимали жребий для получения пособия бедные родильницы и бедные невесты. Из конкурировавших 193 невест 70 получили счастливый жребий, дающий право на получение 60-ти руб. в случае замужества в течение года”.

Л. Добычин писал в повести “Город Эн”: “То место, где была расположена выставка, оказалось, теперь называется “Николаевский парк”. Там устроено было гулянье в пользу “Русского человеколюбивого общества”. Щукина, сидя в киоске, продавала цветы, и маман помогала ей ».

Общество прочно вошло в русский быт, его мероприятия были привычным явлением. На них кипели страсти и страстишки, там вершились судьбы.

Кстати, при устройстве собственных дел Общество особенно не церемонилось. Владимир Гиляровский, в частности, описывал судьбу одного из московских домов: “Трактир Полякова продолжал процветать, пока не разогнали Шиповку. Но это сделала не полиция. Дом после смерти слишком человеколюбивого генерала Шилова приобрело императорское человеколюбивое общество и весьма не человеколюбиво принялось оно за старинных вольных квартирантов. Все силы полиции и войска, которые были вызваны в помощь ей, были поставлены для осады неприступной крепости. Старики, помнящие эту ночь, рассказывали так:

– Нахлынули в темную ночь солдаты – тишина и мрак во всем доме. Входят в первую квартиру – темнота, зловоние и беспорядок, на полах рогожи, солома, тряпки, поленья. Во всей квартире оказалось двое: хозяин да его сын-мальчишка.

В другой та же история, в третьей – на столе полштофа вина, куски хлеба и огурцы – и ни одного жильца. А у всех выходов – солдаты, уйти некуда. Перерыли сараи, погреба, чуланы – нашли только несколько человек, молчаливых как пни, и только утром заря и первые лучи солнца открыли тайну, осветив крышу, сплошь усеянную оборванцами, лежащими и сидящими. Их согнали вниз, даже не арестовывали, а просто выгнали из дома, и они бросились толпами на пустыри реки Яузы и на Хитров рынок…

Человеколюбивое общество, кое-как подремонтировав дом, пустило в него такую же рвань, только с паспортами, и так же тесно связанную с толкучкой. Заселили дом сплошь портные, сапожники, барышники и торговцы с рук, покупщики краденого”.

Да, методы были далеки от идеала, но иного ожидать не приходилось – полностью переделать мир, конечно, было не по силам Обществу. Оно существовало по неписанным законам того времени, и само подчас от них страдало. Вот одна из газетных заметок: “Вчера в доме Человеколюбивого общества на Лубянкой площади, громилы, взломав дверные замки у парадного входа, проникли в помещение городской станции московско-казанской жел. дор., где взломали несгораемый железный шкаф и из него похитили 5000 рублей”.


Жетон императорского общества человеколюбия

Александр Сергеевич Пушкин шутил – дескать, более странным названием, чем “Московский Английский клуб” может быть только “Императорское человеколюбивое общество”.

Пушкин был зоил, ему так по профессии положено. Общество, однако же, существовало, и на протяжении века помогало страждущим рублем и делом. А не ошибается, как нам известно, только тот, кто ничего вообще не делает.

Алексей МИТРОФАНОВ

miloserdie.ru

За 100 лет существования ИЧО стало мощной и разветвленной организацией. К 1902 г. в его ведении состояло 221 заведение: 63 учебно-воспитательных, где призревалось и обучалось свыше 7000 сирот и детей бедных родителей; 63 богадельни на 2000 престарелых и увечных; 32 дома бесплатных и дешевых квартир и 3 ночлежных приюта на 3000 человек; 8 народных столовых, отпускавших ежедневно 3 тыс. бесплатных обедов; 4 швейных мастерских, доставляющих работу свыше 500 женщинам; 29 комитетов, оказывавших временную помощь свыше 10 тыс. нуждающимся; 20 медицинских учреждений, пользовавших 175 тыс. больных.


Заседание членов Совета Императорского человеколюбивого общества. Петроград. 1915.
С момента организации ИЧО управление им было вверено Совету, в котором председа-тельствовал главный попечитель. Первым эту должность занял князь А. Н. Голицы — автор проекта ИЧО. Члены Совета избирались из лиц первых четырех классов. В структуру ИЧО входили также Попечительства и Попечительные комитеты, образованные в разных городах России. По положению 1858 г. чиновники ИЧО считались государственными служащими.

Контора Императорского человеколюбивого общества для сбора пожертвований. Санкт-Петербург. 1900-е.
Деятельность ИЧО способствовала повышению престижа благотворительности в общественном мнении. Несмотря на включенность в систему государственного администрирования, оно оставалось в глазах тысяч благотворителей и простых граждан надежным институтом распоряжения имуществом и капиталами, предназначенными в помощь нуждающимся. К началу ХХ в. на содержание всех заведений ИЧО, в которых оказывалась помощь свыше 200 тыс. бедным, ежегодно расходовалось 1,5 млн. руб. В деятельности ИЧО принимало участие личным трудом или пожертвованиями 4500 человек.

Общий вид фасада Дома призрения малолетних бедных Императорского Человеколюбивого общества (Лиговская ул., 26). Начало 1900-х гг.

Дом призрения малолетних бедных Императорского человеколюбивого общества. Воспитанники на уроке. Санкт-Петербург. 1900-е

Общий вид здания, где размещалась летняя колония, учрежденная С.М. Проппером для детей, призреваемых попечительством Императорского Человеколюбивого общества.

Воспитанники за обедом в столовой Дома призрения и ремесленного образования бедных детей в С.-Петербурге. Начало 1990-х гг.

Воспитанники занимаются гимнастикой в спортивном зале Дома призрения и ремесленного образования бедных детей в С.-Петербурге. Начало 1900-х гг.

Воспитанницы женской профессиональной школы Императорского человеколюбивого общества в гостиной у начальницы мастерской дамских нарядов. Санкт-Петербург. 1900-е.
Женская профессиональная школа ИЧО, рассчитанная на 150 человек (80 живущих и 70 приходящих) открылась в 1864 г. как девичья школа. В 1892 г. преобразована в профессиональную школу, где девочек обучали по программе двухклассных сельских училищ и приобщали к ремеслам — портняжному и белошвейному (курс 4 года). Бесплатно принимались девочки из приютов ИЧО, пансионерками — дети христианских вероисповеданий 12–16 лет.

Оркестр Института слепых Императорского человеколюбивого общества. Cанкт-Петербург. 1910-е.
Институт слепых предназначался для призрения 60 мужчин независимо от их звания и вероисповедания. Бедные призревались бесплатно. Призреваемые получали полное содержание, а также «научное, музыкальное и ремесленное образование».

Обед в бесплатной столовой для бедных имени императора Николая II Императорского человеколюбивого общества. Санкт-Петербург. 1913
Столовая для бедных имени императора Николая II открылась в 1897 г. и обслуживала жителей одного районов столицы — Галерной гавани. В течение только 1906 г. посетителями столовой ежедневно бывали в среднем 218 человек, получившие 79 570 бесплатных обедов.

Вид главного фасада Императорского Воспитательного дома (наб. реки Мойки, 52)

В грудном отделении Воспитательного дома.

Занятия в школе нянь Воспитательного дома. 1913 г

Воспитанники приюта Императорского человеколюбивого общества за завтраком на даче

Воспитанники приюта Императорского человеколюбивого общества за завтраком на даче

Благотворительная деятельность Ольденбургских
Общий вид здания приюта П.Г. Ольденбургского (Измайловский полк, 12-я рота, д. 36).1909 г.

Вид здания приюта (дачи) принца П.Г. Ольденбургского в Лесном (1911)

Воспитанники приюта принца Петра Ольденбургского и сестры милосердия у памятника П. Г. Ольденбургскому перед Мариинской больницей в день 100-летия со дня его рождения. Санкт-Петербург. 1912.
Начало благотворительной деятельности П. Г. Ольденбургского относится к 1839, когда ему, еще молодому человеку, было поручено управление Мариинской больницей для бедных в Санкт-Петербурге. Благодаря его усилиям эта лечебница стала одной из лучших в России. В 1889 благодарные петербуржцы на собранные по подписке деньги установили перед зданием Мариинской больницы памятник П. Г. Ольденбургскому с надписью: «Просвещенному благотворителю», а в 1912, в связи со столетием со дня рождения принца набережная реки Фонтанки вблизи основанного им Училища правоведения была названа его именем.

Воспитанники Малолетнего отделения приюта принца П.Г. Ольденбургского в игровой комнате. Луга. март 1909
Одним из учебных заведений, обязанных своим появлением П. Г. Ольденбургскому, был приют его имени. Здесь призревалось 180 детей (часть бесплатно), которым давали начальное образование. Кроме того, девочек обучали рукоделию, а мальчиков ремеслам. После смерти отца попечителем приюта стал А. П. Ольденбургский, который в начале 1900-х основал загородное отделение приюта на 300 детей.

Оркестр воспитанников приюта принца П.Г. Ольденбургского. 1910-е гг.

Воспитанники приюта принца П.Г. Ольденбургского в мастерской за изготовлением музыкальных инструментов. 1911

Воспитанницы приюта принца П.Г. Ольденбургского во время выступления на празднике. 1913

Главный врач Детской больницы принца Петра Ольденбургского К. А. Раухфус (у кроватки ребенка) и медицинский персонал с детьми. Санкт-Петербург. [1900-е].
По инициативе П. Г. Ольденбургского на средства Ведомства учреждений императрицы Марии в 1869 в Санкт-Петербурге была построена Детская городская больница. Она предназначалась «для больных детей всех сословий и преимущественно недостаточных родителей». В течение 40 лет больницу, оборудованную по последнему слову медицинской науки, возглавлял выдающийся педиатр К. А. Раухфус.

Учащиеся женского училища (института) принцессы Терезии Ольденбургской укладывают спать маленьких детей. Санкт-Петербург. [1910-е].
Любимым детищем Т. В. Ольденбургской было открытое ею в 1841 в Санкт-Петербурге женское училище, в котором 200 воспитанниц получали образование в объеме гимназического курса. Для его устройства она приобрела на собственные средства дом. Училище давало образование девицам недостаточного состояния, будущность которых «должна быть обеспечена трудом честным и благородным». В основном выпускницы становились домашними учительницами. С кончиной в 1871 принцессы Терезии все заботы об училище взяли на себя ее муж Петр Георгиевич и дочь Александра Петровна.

Благотворительная деятельность великой княжны Марии Николаевны
Общий вид здания приюта им. великой княжны Марии Николаевны (Петербургская ст., Ждановская наб., д. 21). 1910-е гг.

Заседание Опекунского совета Ведомства учреждений императрицы Марии. Санкт-Петербург. 1913.
По делам законодательным и финансовым учреждения Ведомства находились в ведении московского и петербургского Опекунских советов, учрежденных еще Екатериной II при создании Воспитательных домов. В 1874 они были объединены в единый Опекунский совет. Члены совета именовались почетными опекунами, их должность приравнивалась к должности сенатора (III класса).

Вдовы и девицы Санкт-Петербургского вдовьего дома. 1902
К заслугам императрицы Марии Федоровны относится создание Вдовьих домов в Санкт-Петербурге и Москве (1803), а при них специального разряда сердобольных вдов (1813), занимавшихся уходом в больницах для бедных. Пройдя испытательный срок, сердобольные вдовы приводились к присяге с возложением наперстного золотого креста с изображением Божией Матери Всех Скорбящих Радости и надписью «Сердоболие» на широкой зеленой ленте. Знак носили всю жизнь, даже в отставке. Институт сердобольных вдов, просуществовавший до 1892, явился прототипом общин сестер милосердия, которые в России начали возникать с середины ХIХ в

Урок гимнастики в Сиротском институте Ведомства учреждений императрицы Марии. Санкт-Петербург. 1900-е.
В 1830-х призрение сирот в Санкт-Петербургском воспитательном доме приобрело строго сословный характер. Всех младенцев неизвестного происхождения отправляли по деревням в возрасте 6 недель. В зданиях Воспитательного дома был образован Сиротский институт для девочек — круглых сирот из семей обер-офицеров и чиновников IX-XIV классов. Из воспитанниц готовили гувернанток и учительниц, преподавательниц гимнастики и танцев. Для мальчиков открыли Сиротский институт в Гатчине. С 1855 оба заведения именовались Николаевскими.

Попечители и воспитанники Императорского училища глухонемых у здания Попечительства о глухонемых. Санкт-Петербург. Начало ХХ в.
Некоторые из вошедших в состав ВУИМ обществ и попечительств сыграли выдающуюся роль в развитии благотворительности. Таковы Императорское женское патриотическое общество (основано в 1812), Московское благотворительное общество 1837 года, Московское дамское попечительство о бедных (1874), Попечительство императрицы Марии Александровны о слепых (1881), Елизаветинское благотворительное общество (1890), Попечительство императрицы Марии Федоровны о глухонемых (1898),Санкт-Петербургское общество вспомоществования бывшим воспитанницам учебных заведений (1899), Всероссийское попечительство по охране материнства и младенчества (1913).

Обучение разговорной речи в младшем классе Мариинской школы глухонемых. Санкт-Петербургская губерния, дер. Мурзинка. 1907
Особой заботой Марией Федоровны было создание учреждений для призрения и обучения глухонемых детей. Первое из них возникло как отделение Воспитательного дома в 1806 и затем трансформировалось в Училище для глухонемых детей. В училище принимались дети 7–9 лет. Они получали общее и ремесленное образование. Из 162 мест в училище 120 были бесплатными и предназначались для круглых сирот, полусирот и детей бедных родителей. ВУИМ принадлежала также Мариинская школа для глухонемых в дер. Мурзинка под Санкт-Петербургом.

Вид фасада здания Евангелического Александринского воспитательного заведения для бедных детей и сирот обоего пола (В.О., 9-я линия, 50). 1914 г.

Общий вид здания санатория им. Костровцевых, организованного Обществом попечения о бесприютных детях. Сестрорецк. 1913 г

Дети на прогулке в окрестностях санатория им. Костровцевых. Сестрорецк. 1913 г

Общий вид здания санатория для слабосильных детей Общества попечения о бесприютных детях. Сестрорецк. 1913 г.

Врач и медицинская сеста у постели больного ребенка в санатории для слабосильных детей Общества попечения о бесприютных детях. Сестрорецк. 1913 г.

Сиротский институт императора Николая I. На уроке арифметики. 1900-е гг.

Дети играют в саду приюта св. Николая. Колпино. Начало 1900-х гг.

Группа детей у здания приюта св. Николая. Колпино. Начало 1900-х гг.

Девочки за рукоделием в приюте св. Николая. Колпинское благотворительное общество. 1900.
Колпинское благотворительное общество, входившее в состав ВУИМ, с 1878 содержало детский приют св. Николая на 45 человек. В нем воспитывались дети (обоего пола в возрасте от 4 до 15 лет) жителей посада Колпино, преимущественно мастеровых Ижорских заводов. Дети получали бесплатно полное содержание и обучались грамоте и ремеслам. На Всемирной выставке в Чикаго (1893), где приют участвовал вместе с другими заведениями ВУИМ, изделия его питомцев удостоились бронзовой медали, а на выставке в Париже (1900) Колпинскому обществу была присуждена серебряная медаль за организацию общественного призрения.

Разнообразные благотворительные общества
Приют Общества бесприютных детей. Преподаватель физкультуры Крестьянсон руководит группой девочек, исполняющих гимнастические упражнения. 1913 г.
Общество попечения о бесприютных детях, основанное в 1898, осуществляло призрение детей-сирот и детей неимущих родителей. К 1905 общество состояло из 1203 членов. В приюте общества призревалось 750 девочек и мальчиков в возрасте от 1 до 8 лет. Старшие дети переводились в училища или отдавались для обучения ремеслам в мастерские общества: для девочек — трикотажно-вязальные, ткацкие и художественного корзиноплетения, для мальчиков — столярную, сапожную, переплетную, а также школу садоводства и огородничества с обучением куроводству и кролиководству

Группа воспитанниц у здания приюта императора Александра III для девочек Петроградского дамского благотворительного тюремного комитета.1915 г.

Общий вид Евгеньевского приюта для арестантских детей-девочек (Тарховка, Константиноградская ул., 4). Фотограф Булла. 5 июня 1911 г.

Столовая дневного убежища для детей Общества трудовой помощи «Улей». Петроград. 1915

Мебельная мастерская Рукавишниковского приюта. Москва. 1900-е.
В 1864 владелец металлургических предприятий и золотых приисков К. В. Рукавишников открыл в Москве на свои средства приют для подростков, осужденных за уголовные преступления. Приют отличался от тюрьмы не только благоустроенным бытом и хорошим питанием: юношам здесь давали образование, обучали профессии. В мастерских приюта делали мебель, шили обувь и одежду. Изделия шли на продажу, причем 2/3 вырученных денег поступали на счет воспитанника и вручались ему по окончании содержания. По образцу Рукавишниковского приюта в России было открыто около 20 воспитательных учреждений.

Группа мальчиков у здания Дома трудолюбия для детей-подростков Галерной гавани. Санкт-Петербург. Начало 1900-х
Дом трудолюбия для мальчиков-подростков был создан в 1897. Здесь подростки, которые окончили начальную городскую школу, но по возрасту еще не могли быть приняты на фабрики и заводы, бесплатно обучались сапожному, столярному и слесарному ремеслам. Из 30 воспитанников 12 жили при Доме трудолюбия. В 1898 Дом трудолюбия принял участие на 1-й выставке детского труда, а в 1899 на Ремесленной выставке в Соляном городке удостоился бронзовой медали.

Детский приют трудолюбия св. Ольги. Санкт-Петербург. 2 мая 1899 г

Воспитанники приюта-яслей Попечительства по охране материнства и младенчества во время занятий лепкой. Петроград. 1915
Учрежденное в 1913 под покровительством императрицы Александры Федоровны Всероссийское попечительство об охране материнства и младенчества открывало родильные приюты, женские консультации, приюты-ясли, молочные кухни, детские лечебницы. Первоначальный капитал Попечительства составила сумма в 1 млн 10 тыс. руб., собранная петербургскими и московскими коммерческими банками в ознаменование 300-летия Дома Романовых и переданная в 1913 в распоряжение царской семьи

Воспитанницы приюта Общества помощи бесприютным и беспризорным детям призванных на войну доят коз. Новгородская губ., ст. Торбино, имение «Отрадное». Август 1916.
В годы Первой мировой войны для бесприютных детей, отцы которых были призваны на войну, создавались сельские приюты, где они могли прокормиться и обучиться ремеслам.

Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

Один комментарий на «Человеколюбие»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *