Чувства верующих

by on 21.10.2017 » Add the first comment.

Кто и зачем спасает храм, затопленный при строительстве водохранилища, и чьих рук дело спасения утопающих.

80 лет назад – в 1937 году – было принято решение о затоплении города Молога для строительства Рыбинского водохранилища. Первоначальный проект создания водохранилища предполагал затопление примерно 2500 квадратных километров, в основном вдоль рек Шексны и Мологи, подпорный уровень водохранилища должен был составлять 98 метров. Но цифру изменили на 102 метра. Это увеличивало количество затапливаемых земель почти вдвое. 70 лет назад, в 1947 году, Рыбинское водохранилище было заполнено полностью. Для этого затопили 663 селения, город Мологу, три четверти территории Весьегонска, монастыри и храмы.
.
В писцовой книге Кириллова монастыря упоминается, что Крохино существовало еще в 1426 году. В 1788 году на левом берегу реки Шексны была построена каменная двухэтажная с колокольнею церковь Рождества Христова. В нижнем этаже был зимний храм, а в верхнем двухсветном – летняя церковь. В начале 60-х годов XX века Крохино, Карлугино и другие поселения Белозерского района попали в зону затопления при создании глубоководного Волго-Балтийского водного пути. Уровень воды в Белом озере поднялся, обеспечив гарантийную глубину для прохождения судов, а под воду ушли древние села и целая жизнь… Жители затопленных территорий разобрали свои дома и переселились, а на брошенной земле остались церкви. Среди них наиболее известная из-за своего расположения крохинская церковь Рождества Христова.
.
.
Храм
Вадим Новиков, глядя на храм из качающейся на волнах Шексны лодки, говорит: «Это – Родина». Анор Тукаева, собирающая здесь всех, кому небезразличны эти руины, называет храм «живым». Мария Князева переживает, «как бы он не рухнул». А Роман Харичев, который работает на металлургическом комбинате в Череповце, признается, что приезжает сюда «наперекор всем и всему».
.
.

…Островом это место стало только в 1961 году, когда территорию села Крохино затопили при строительстве водохранилища. Из всех построек сохранился только Рождественский храм – церкви ведь традиционно ставили на возвышенности.

Анор Тукаева возле паромной переправы через Шексну прикрепляет на стену сторожки план Крохино. Его нарисовал один из жителей села. После того, как было объявлено о затоплении, люди разъехались по разным местам.

А сейчас сюда приезжают те, кто тут не родился. Для них теперь это место, как родное. Оказавшись здесь впервые в 2009-м, Анор стала бывать в Крохино каждый год.

– Какая-то звенящая боль в этих стенах ощущалась. Невозможно просто взять и забыть такое, – объясняет она.

.
Анор Тукаева
.
.
Боль

Несколько лет Анор писала письма и запросы, пока не поняла – останки храма никому не нужны. Только ей и тем, кого это место не оставило равнодушным. Несколько лет волонтеры укрепляют остров, стены церкви, которые размывает вода.

Крохинская церковь за сто лет не раз оказывалась в центре внимания. В начале ХХ века ее сфотографировал в цвете известный фотограф Сергей Прокудин-Горский.

.
Храм Рождества Христова в Крохино. 1909 год. 
Фото: Сергей Прокудин – Горский
.
Спустя 60 лет режиссер Василий Шукшин и оператор Анатолий Заболоцкий показали уже затопленный крохинский храм в своем фильме «Калина красная».
.

Еще через 50 лет храм понес значительные утраты. Таким его в фильме «Цвет нации» сняли Леонид Парфенов и Сергей Нурмамед.
.
.
Теперь крохинскую церковь регулярно фотографируют и снимают волонтеры. Они хотят сохранить то, что здесь осталось. И не дать превратиться храму в кирпичную крошку.
.
 .
Спасение утопающего

Волонтеры рады уже тому, что пока никто не запрещает им работать здесь, хоть остров и необитаем. На чью-то помощь рассчитывать не приходится. Так что они своими силами пытаются сохранить стены. Вопреки отсутствию необходимых средств и – главное – непониманию окружающих, зачем эти стены вообще нужны.

Так что тут только стены и помогают. Наперекор всему не рушатся. Хотя Мария Князева переживает – по сравнению с прошлым приездом трещины увеличились:
.
.

– За это время храм стал родным. Первые ощущение, когда увидела его, – страшно, непонятно и даже больно. А сейчас как к родному человеку приезжаешь.

Вадим Новиков – местный. Живет в соседнем Белозерске. Это он перевозит на своей моторке волонтеров, провизию, стройматериалы. Говорит, что если б ему самому все это было безразлично, его бы тут не было:

– Я работал на флоте. Мимо этой церкви сотни раз проходил на теплоходе. Больно было, что все рушится.

.
Работа

Другим жителям древнего Белозерска не до волонтерских слетов к разрушенному храму. В самом городе хватает церквей, состояние которых немногим лучше крохинской. Но главное для здешнего населения – найти работу, за которую платят. Вот и для Вадима доставить волонтеров на остров – небольшой, но приработок.

– Я за всех сказать не могу, но у нас народ не живет – выживает. В самом деле, не до этого, – признает он.

Роман Харичев, который, как и Вадим, из этих мест, долго смотрит на храм. И, наконец, отвечает, – почему он снова здесь:

– Вообще меня, конечно, тянет сюда. Чтобы помочь сохранить хотя бы оставшееся. Хоть мало кто и верит в успех. Но от этого мне еще сильнее охота приехать.

Погрузка бревен для мостков
.

Роману проще договориться с арендой лодки, с рабочими пилорамы – чтобы забрать неликвид. В этом году из обрезков соорудили мостки, которые ведут от храма на большую землю. Работали в ледяной воде. Теперь мост укрепляют еловыми кольями – чтобы труд даром не пропал.

– Сначала было недовольство какое-то. Но сейчас даже местные начинают поворачиваться, – отмечает Роман. – И любопытство проявлять, и расспрашивать. Понимают, что люди приехали не на один раз, чтобы прославиться. Идет постоянная работа.

Мостки к храму появились только в 2017-м
.
.
“Родина”

В 1993 году журнал “Родина” опубликовал на обложке фото крохинской церкви. Александр Джус сделал тот кадр, пролетая над ней на армейском вертолете Ми-8…

– Конечной точкой нашего маршрута были Кижи. И мы по пути сделали несколько кругов, чтобы снять церковь в Крохино. Ее я впервые увидел еще в «Калине красной» и с тех пор мечтал посмотреть вживую, сделать фотографии, – рассказывает Александр.

Джус начинал как военный фотокорреспондент. Был одним из немногих, кто получил право делать съемку с истребителей. Попасть на вертолет было проще. Сложнее – угадать с погодой. Успеть за несколько минут сделать кадры. Сориентировать летчика, наконец.

.

В начале 1990-х многие храмы реставрировали и открывали вновь. Но у этой церкви был другой путь – водный. Композиция храма в Крохино, который построили еще в конце XVIII века, как говорят специалисты, выполнена в виде корабля. И вот он уже больше чем полвека в плавании…

– Сидишь здесь, на дамбе, а вокруг – корабли. И ты вроде как на корабле. Но этот корабль более надежный, – признается Анор Тукаева.

 У каждого дела должна быть цель. Те, кто приезжает в Крохино, мечтают укрепить колокольню. А на ней разместить маяк. Чтобы он светил проходящим мимо кораблям. И напоминал о сотнях церквей, деревень, сел и даже городов, которые затопили при строительстве водохранилищ.
.

Евгений Морозов в начале 1990-х был командиром отряда реставраторов в Белозерске. Вместе они спасали уникальные памятники архитектуры в городе. И крохинский храм видели не раз:

– Когда проходили мимо на катере, всегда мечтали, что, может быть, настанет время, когда и на этой церкви кто-то будет работать. И вот сейчас это время пришло. Через 30 лет..

За эти годы народная память о затопленных территориях почти стерлась – уходят поколения. А когда Морозов реставрировал памятники на Белом озере, рана еще саднила.

– Когда говорили с местными, они признавались, что не ходят по этим местам на «Ракетах», «Восходах», потому что просто не могут смотреть на то, что вокруг, – вспоминает он. – У многих были знакомые, родственники, жившие на затопленных территориях.

Евгений Морозов соглашается: устроить маяк в крохинской церкви – хорошее решение. И проект уже есть. Вадим Новиков, не раз ходивший отсюда на теплоходе до Астрахани и обратно, идею с маяком тоже одобряет:

– Конечно, это как ориентир прицельный. Место хорошо с озера заметно.

.

…Храм в Крохино держали под прицелом долго. Иногда стреляли. Но так и оставили подранком. А он оказался удивительно живуч. Тем более, что проведывают его теперь часто.

– Сказать, чтоб все взяли и пошли сюда из-под палки – тогда ничего не получится. Надо, чтобы сам человек дошел, – говорит Роман Харичев.

– Да, сейчас тут нет маяка. Но это место – маяк в душе, – признается Мария Князева.

– Мы его поддерживаем, а он нас. Как-то так, – улыбается Анор Тукаева.

. 
Композиция храма выполнена в виде корабля
..
.
Анор Тукаева: «Просто даже у разрушенного алтаря всё равно сидит ангел. И этот ангел ждёт. Может, он ждёт меня»…
.
Волго-Балт. Факты

Почему затапливали целые города, церкви, монастыри, жилые дома?

Волго-Балтийский водный путь им. В. И. Ленина – «искусственный водный путь, соединяющий Волгу с Балтийским морем, а через Беломорско-Балтийский канал и с Белым морем» (БСЭ, 1969–1978 гг.) через систему рек, озер, искусственных соединяющих каналов и гидроузлов.

Что было до Волго-Балта. До этого уже существовала система водного сообщения между Балтийским морем и Волгой, так называемая Мариинская водная система. Функционировала система с начала XVIII века. Однако, согласно Большой советской энциклопедии, «к началу XX в. она уже не удовлетворяла транспортные потребности страны», несмотря на проведённую в конце XIX века реконструкцию.

Как это работает? Водный путь можно сравнить со сложной системой водопроводных труб, гидроузлы – с кранами. Рыбинский гидроузел, один из 5 узлов («кранов») на пути Волго-Балта, должен был выполнять энергическую функцию. Предполагалось, что это будет ГЭС, которая обеспечит энергией значительные территории.

Почему инженерам нужна была высокая плотина? Плотины нужны, чтобы собрать большую массу воды. Здесь действует древний принцип мельницы: вода падает на лопатки турбины и вращает их. Чем полноводнее река и выше плотина, тем с большей силой падающая вода будет давить на лопатки турбины. Тем быстрее она будет вращаться, тем больше энергии выработает. Отработавшая вода течет дальше.

Можно ли было построить мощную ГЭС и сохранить при этом города? Да. Проект верхневолжских ГЭС в самый последний момент был изменен для увеличения мощности электростанций. Уровень зеркала водохранилища решили поднять еще на 4 метра, которые как раз и решили судьбу конкретно Мологи и других поселений. Можно было увеличивать объем воды не только за счет увеличения площади зеркала водохранилища, но и за счет углубления дна и берегов. В таком случае были бы затоплены меньшие площади, сохранены многие поселения и земли.

Храм в Крохино затопили при строительстве Волго-Балта
.

Почему факт затопления так долго скрывался от нас? Уже после окончания работ стало ясно, что проект Рыбинской ГЭС был инженерной ошибкой. История затопленной Мологи была так долго скрыта от нас не только потому, что во время затопления погибли сотни ее жителей. И не только потому, что эта стройка века унесла жизни нескольких тысяч строителей. Строительство оказалось пустым и ненужным. Рыбинская ГЭС маломощная и нерентабельная, она едва ли обеспечивает энергией маленький Рыбинск (проживает менее 200 тыс. чел. на 2014 год). Во время великого моложского переселения ушли под воду 700 деревень по берегам Волги, было разрушено 140 церквей и 3 монастыря XV века. Точное число жертв неизвестно и по сей день. Официально при затоплении погибло 294 человека.

Если бы плотина была меньше? Всё было бы живо. Все были бы живы.

.
АРТЕМ ЛОКАЛОВ
ИГОРЬ ДАВЫДОВ
.
Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *