Неизвестный Христос. Часть вторая. Христиане без Христа

by on 17.11.2016 » Add the first comment.

128531657_tzmpdxcgbrc_5951

Данная публикация представляет собой продолжение беседы монаха Моисея Святогорца, посвященной теме спасения души в условиях современного мира, в котором образ Христа искажен до неузнаваемости.
.

Монах Моисей Святогорец (Μωυσής Αγιορείτης) родился в Афинах в 1952 году. На Святой горе монашествовал около тридцати пяти лет. Иконописец, поэт, критик и писатель. Издал 52 книги и написал более 1000 статей. Его труды переведены на многие языки и награждены. По просьбам митрополий, университетов и обществ имел ряд выступлений как в Греции, так и за рубежом. В качестве докладчика принял участие в 80 конференциях. Занимал должность архиграмматея (старшего секретаря) в Священном Киноте Святой Горы. Двадцать лет являлся главным редактором святогорского журнала «Протат» и членом известных обществ. Около двадцати пяти лет являлся Старцем каливы святителя Иоанна Златоуста скита святого великомученика Пантелеимона от монастыря Кутлумуш, где ранее занимал должность Управляющего. Считается самым плодотворным современным святогорским писателем. 1 июня 2014 года монах Моисей Святогорец преставился о Господе на Святой Горе Афон.

Мы призваны, как реставраторы, очистить помраченный образ Христа и приоткрыть для себя Изначальную красоту, прелесть и сладость Его Божественного Лица. Богочеловеческое, отцовское, братское, дружеское лицо, которое вдохновляет к бесконечному уважению, но и к впечатляющей близости, к большому благоговению и одновременно к большому доверию к Нему. От епископского трона, иконостаса, купола и проскнитарии[1] необходимо ввести Христа на престол нашего сердца, а также для искреннего разговора на любую тему, о признании нашего поражения. Все мы хотим присвоить, оправдываться, заблуждаться, погрязать в самолюбии, откладывать и не искать от Него вдохновения для сильного покаяния и исцеления своей бессмертной души. Это безусловное, необходимое дело, и не может быть спонтанным, оно должно идти от всего сердца и всей души. Тем не менее, Христос остается невостребованным, написанным на стене или на иконе, затемненным, и человек – с затемненным образом на своем лице. Только личный чистый и живой Христос, Который рождается и открывается, воскресший после распятия на Кресте в аутентичном церковном опыте, может воскресить, просветить, вдохновить, руководить и утешить современного человека. Христос, скрытый слоем поцелуев доминирующей идеологии на протяжении многих веков, не утешит и не спасет, а опасно будет мучить людей, как это произошло с большей частью бессердечного Запада, который думал, что Он умер (Ницше, Сартр).

Встреча и единение человека с истинным Богом представляет полное его оправдание и заполнение его существования. В противном случае «несинхронизация» человека с Христом ведет к Его искажению, обесцениванию и предрассудкам. Бесстрастный Христос пострадал ради спасения от страстей. Он умер за живых мертвецов. Боль Христа рождена не тем, что они непостоянно следовали за Ним и кричали: «Ура!», а тем, что не поинтересовались о Его присутствии, не захотели познать Его, выслушать Его, разговаривать с Ним, если даже они имеют противоположное мнение. Христос не хочет иметь немых, несвободных и невежественных учеников, а искренних друзей-собеседников. Спустя две тысячи лет, наверное, до усталости истинный Христос остается искаженным и неизвестным, и сегодня человек не ищет Его должным образом. Поиски Христа – перепутаны, искажены и смущены суевериями, магизмом, неправильными народными верованиями, пренебрежительным отношением, фанатичными идеями-фикс и эмоциональным легкомыслием. «Мы считаем, что главное препятствие для существенных отношений человека с Богом, – говорит св. Григорий Палама, – это внушаемые демонами страсти и отсутствие полного доверия, преданности, посвящения, что, естественно, приводит к ряду холодных кривотолков. В конце, печально констатируем, что мы живем, как будто Христос не пришел, если наша жизнь не преобразилась, как будто Его проповедь провалилась, как будто были напрасными борьба, жертвы, мучения, подвиги апостолов, мучеников, преподобных. Как будто, мы живем, в дохристианской, а не в постхристианской эпохе».

73550283_rubens2

Питер Пауль Рубенс. Пир у Симона Фарисея

Богоносные отцы нашей Святой Православной Церкви систематически, последовательно и точно говорят о том, кто такой Христос, и об огромном значении и высшей ценности Его богочеловеческой личности, смысле Его учения, сами проживают Его слова, толкуют Его притчи, углубляясь в чудеса, анализируют Его путь. Сегодня мы непразднично празднуем цикл установленных Господних праздников без особой радости в душе. Наш интерес исчерпывается покупками, украшением, уборкой дома, хождением в гости и обмениванием подарками. И мы, как иудеи, ожидаем социального революционера Христа и обновителя, идеолога реформатора, который родился в бедной обстановке и умер за свои идеи. Этот модифицированный образ Христа продолжает доминировать. (Не говоря уже о вере в удачу, талисманы и другие суеверные вещи). Мы празднуем Рождество Христово, а отсутствует Тот, в честь Кого празднуем, – Христос. Абсолютный характер догмата о Воплощении Сына и Слова Божия является умонепостижимым и тайной, в соответствии с возвышенной и священной гимнологией, которая покрыта молчанием. Но эта истина нашей веры является основой для нашего спасения, что Бог стал человеком, чтобы человек стал богом, согласно словам св. Григория Богослова; это не какая-то хорошая идея, простая историческая память или беспринципный сентиментализм (с замороженным Христом в яслях с животными), который проживает в роскоши и на праздничных ужинах с танцами, пышных трапезах и в ночных клубах. Христос сегодня используется как средство для оправдания балагана и как полезная идеология…

Я вернусь к тому, о чем ранее говорил, – к поучению о Христовом молчании. Когда Христос спросил Своих учеников, как будто Всеведущий не знает: «Что говорят обо мне, за Кого считают Меня люди, верят ли они, что я Бог, в какого Бога они верят?» Известный сердечный ответ спонтанного Петра: «…что Он Христос, Сын Бога живого». «Затем Христос , – говорит св. Матфей, – увещал их, никому не говорить на данный момент, что Он есть Христос» . Это Он сказал и на Фаворе во время Его страшного Преображения: не говорите никому о видении, а расскажете об этом после Моего Воскресения. Также и перед Пилатом евангелисты Иоанн и Матфей говорят, что в данном случае Христос говорит Своим сладкозвучным молчанием. «Молчание – это тайна слова будущего века», – говорит св. Исаак Сирин. Молчание вместо многословия, тишина вместо проповеди, священное безмолвие вместо шумной активности. (Существует и активность без активного движения). Патетик – это плод, который созрел в аскетической пустынной земле, у течения слез и горячей молитвы, в климате и тихой атмосфере постоянного и несмущенного молчания. (Как я рад молчаливым старичкам на Афоне в стасидии, в келье, в огороде, на горе).

Должны ли мы сегодня молчать? Когда будем спровоцированы, сможем ли мы исповедовать нашу веру? Будем ли мы слабыми и трусливыми дезертирами, если не будем смело заявлять перед всеми о нашей православной вере? Необходима рассудительность и в молчании, и в слове. Молчание не должно быть испуганным, лицемерным, эгоистичным, ироничным, осмеивающим, безразличным. Слово не должно быть гордым, болтливым. Оно не должно быть заглушающим, неучтивым, нечеловеколюбивым, неумелым, неискусным, лишенным мира. Нет, мы станем адвокатами и защитниками Христа. Как и раньше, когда мы говорили: «Нет, не мы спасем Христа, и не мы исправим Его Церковь. Только Христос спасет нас, и только Его Церковь исцелит нас через освящающую благодать в Ее Таинствах». Сейчас 2002 год после Рождества Христова. Но с Христом ли мы? Мы христиане с истинным Христом или с идеализированным Христом нашей фантазии, самоугодничества и меры? Этот вопрос неотложный, очень личный, значительный и важный. Мы призваны к искреннему, ясному, честному, правильному и сердечному ответу. В противном случае время будет проходить приятно, монотонно, рутинно, одиноко, и мы будем христианами без Христа, словно говорим о человеке без сердца, о дереве без корней, о столе без ножек…

x_0ba6a146

Когда мы не понимаем Христово молчание, то не понимаем, что и мы должны часто молчать и слушать, молиться и читать. И мы словно бы лишены мудрости, думаем, что у нас всегда есть свое мнение по любым научным вопросам, и мы хотим, чтобы Церковь была болтливой, а его представители были громогласными, угрожающими и что каждого следует ставить на свое место. Однако таким образом мы создаем, скорее всего, обремененную и «зараженную риторикой, красивыми и лишними словами Церковь», как хорошо сказано (Мариос Бегзос). В молчании Христа, в молчании Церкви, в молчании пустыни рождаются великие дела, подвиги и существенные слова, которые утешают и умиротворяют сердца, уставшие от празднословия и многословия современной эпохи людей.

Преп. Ефрем Сирин с обычной своей нежностью говорит: «Смилостивимся над собой, вразумим себя и поймем, что наше имя отождествляется с Христом; Он – Христос, и мы называемся христианами. Стоит скоропостижно найти этого живого, искреннего, личного Христа, а не исторического, религиозного, идеологического Христа, и приютить Его в нашем сердце. Не продолжать быть одиноким, не имея куда Свою голову преклонить в негостеприимной земле. Он стучит в дверь сердца вежливо и многократно, чтобы найти место для покоя. Бог славы ищет сердце сокрушенное и смиренное, чтобы прийти к человеку на вечерю и полностью возродить его. Будучи пустым и одиноким со стороны от посещения небесного Жениха, человеческое сердце чувствует Его как далекого, недоступного, чужого и незнакомого. Он никогда не обрадует сердце человека, если человек не постигнет эту потрясающую встречу. Сердце создано для этого единения, и необходимо искать его беспокойно и настоятельно. Оно горит для встречи, как невеста от удивительной Песни песней. Оно мечтает о неизменившемся, несовременном, не модернизированном, несекуляризованном Христе, Который «вчера и сегодня и во веки Тот же».[2] Христос в Св. Православной Церкви, Св. Тайнах, Св. Евхаристии, св. Апостолах, мучениках, преподобных, праведных, тех, кто живет в воздержании».

8254

Махатма Ганди говорит: «Я люблю Христа, но христиан не люблю, потому что они не похожи на Христа». Эта великая истина должна заставить нас серьезно задуматься. Считаю, что проблема конкретизируется более всего у современных христиан, которым необходима повторная евангелизация, и которые, как мы уже говорили в начале, исказили Его Пречистое Лицо своим вмешательством, будь то консервативным, а точнее – внешне традиционалистским, или модернистским. Мы считаем, что наибольшей проблемой являются фальшивые христиане, и даже хуже того – фальшивые клирики, фальшивые проповеди, лишенные смысла, больные акты благотворительности, лишенные любви и совершенные только для показухи, каковы многие достижения Запада, совершаемые будто бы во имя Христа.

Великая истина, произнесенная Ф.М. Достоевским: «Если кто-то мне доказал бы, что Христос вне истины, и истина действительно окажется вне Христа, я все же предпочел бы остаться с Христом, нежели с истиной». Благо тому, кто оставляет истину ради Христа, потому что Он является Истиной, Источником Истины, которая должна нас потрясти, чтобы мы могли осознать нашу реальность, построить отношения с Христом, познать Истину Христа, – Христа без маски, которую Ему навязали мы, блуждающие, заблудшие и носящие маску христиан, на Кресте воскресшего Христа, единственного Сильного, чтобы искупить нас и спасти через покаяние.

Перевод с болгарского – магистр богословия Виталий Чеботар

Источник


[1] Проскинитарий  – с греч. икона, которую ставят вне иконостаса и название которой соответствует определённому празднику

[2] Евр. 13:8 –http://days.pravoslavie.ru/Bible/B_ewr13.htm – справка русского переводчика.

Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *