9 февраля мы вспоминаем героический бой крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» с японской эскадрой

by on 09.02.2017 » Add more comments.

Бронепалубный крейсер “Варяг” и канонерская лодка “Кореец” 9 февраля 1904 года (по новому стилю), попытались прорваться из корейского порта  Чемульпо в Порт-Артур. Но их встретила японская эскадра из 14 кораблей.

В ответ на предложение японского адмирала спустить Андреевский  флаг и сдаться в плен, российские моряки выбрали бой. За час “Варяг” и “Кореец” вывели из строя три крейсера и миноносец. “Варяг” выпустил  по японским кораблям 1105 снарядов, но получил 5 подводных пробоин  и лишился 3 орудий; офицер и 30 матросов были убиты, 6 офицеров  и 85 матросов были тяжело ранены и контужены, около 100 человек  получили легкие ранения. Корабль потерял способность продолжать бой. По приказу командира “Варяга” Всеволода Руднева  крейсер был затоплен, а канонерская лодка “Кореец” взорвана. Экипажи  перешли на иностранные корабли, которые соблюдали нейтралитет  в русско-японской войне.

 Крейсер “Варяг” и канонерская лодка “Кореец” ведут бой с японской эскадрой.

В госпиталь Чемульпо сразу после боя поступили 24 русских матроса. Умирая от ран, они  просили похоронить их на русской земле.

Правительство России в 1911 году обратилось к Японии  с просьбой разрешить перенос праха в Россию, во Владивосток. Японцы дали согласие на перенос останков русских моряков  из оккупированной ими Кореи. В сопровождении почетного караула  из моряков Сибирского флотского экипажа 17 декабря 1911 года  во Владивосток прибыл прах 14 воинов (всего же погиб в том памятном  бою 31 моряк).

Крейсер “Варяг” и капитан первого ранга Руднев

Во Владивостоке матросам крейсера “Варяг” был  открыт мемориал по просьбе раненых моряков легендарного крейсера. Торжественное перезахоронение праха моряков состоялось 20 декабря 1911 года  на Морском кладбище в братской могиле. Летом 1912 года  на братской могиле на народные пожертвования был установлен обелиск  из серого гранита, увенчанный Георгиевским крестом. Рядом с памятником  героям “Варяга” находятся могилы моряков — участников русско-японской  войны. На фасаде обелиска надпись: “Нижним чинам крейсера “Варяг”, погибшим  в бою с японской эскадрой при Чемульпо 27 января 1904 года”. Рядом с памятником героям “Варяга” находятся могилы моряков-участников  русско-японской войны.

Анатолий Ильюхов

Источник

«Варяг» и «Кореец» шли под музыку народного гимна…

Фрагмент «Из записной книжки русского монархиста» Н.И. Черняева

Иностранцы, видевшие, как «Варяг» и «Кореец» шли под музы­ку народного гимна у Чемульпо 27 января 1904 г. на бой с японской эскадрой адмирала Уриу, состоявшей из шести больших крейсеров и восьми миноносок, восторгались безтрепетным героиз­мом русских моряков, которые приняли вызов неприятеля, не­смотря на то, что на его стороне было подавляющее превосходство в силах. Под влиянием «эпопеи», которую пришлось наблюдать сви­детелям этого безпримерного морского сражения, они делались по­этами и давали не сухой протокольный рассказ о том, что видели, а ряд художественных сцен и картин, исполненных высокого трагиз­ма и суровой поэзии. Корреспонденция из Чемульпо, появившаяся в итальянской газете «Matino», производит впечатление чудной сим­фонии.

Вот начало письма, присланного этой газете лицом, находив­шимся на итальянском крейсере «Эльба» и наблюдавшим с него подвиг «Варяга» и «Корейца»:

«В 11 1/2 ч. «Варяг» и «Кореец» снялись с якоря. «Варяг» шел впереди и казался колоссом, решившимся на самоубийство. Волне­ние остававшихся иностранных моряков было неописуемое. Палубы всех судов были покрыты экипажами; некоторые из моряков пла­кали. Никогда не приходилось видеть подобной возвышенной и трогательной сцены. На мостике «Варяга» неподвижно и спокойно стоял его красавец командир. Громовое «ура» вырвалось из груди всех и раскатывалось вокруг. На всех судах музыка играла русский гимн, подхваченный экипажами, на что на русских судах отвечали тем же величественным и воинственным гимном. Воздух был чист, и море успокоилось. Подвиг великого самопожертвования принимал эпические размеры.

Музыка с нашей стороны замокла. Настали томительная, тяже­лая тишина и ожидание. Иностранные офицеры вооружились би­ноклями, моряки, затаив дыхание, напрягали зрение. Порывы вет­ра доносили временами с двух удалявшихся судов, становившихся все меньше и меньше, звуки русского гимна.

На несколько моментов надежда загорелась в наших сердцах. Мо­жет быть, эта безполезная гекатомба будет избегнута. Самые стран­ные предположения складывались в голове. Некоторые офицеры ут­верждали, что японцы не могли безнаказанно атаковать русских. Но вот японский адмиральский корабль поднимает сигнал о сдаче. И тотчас же на «Варяге» и на маленьком «Корейце» моментально взви­лись всюду русские флаги. Весело развевались они, играя на солнце, с чувством гордости и презрения к врагу. Это знак сражения.

В четырех километрах от плотин порта завязался бой. Мы видели раньше, чем звук долетал до нас, огонь, выбрасываемый со всех сторон японской эскадры, огонь, несший потоки железа. Семь гро­мадных колоссов, точно собачья свора, преследовали два русских судна».

Наши войска в бое при Тюринчене, когда японцы перешли че­рез реку Ялу, проявили такую же доблесть, как и герои «Варяга» и «Корейца», и тоже шли в бой под торжественные звуки народного гимна. Вот отрывок из ляоянской корреспонденции «Нового време­ни» от 26-го апреля (1904 г., № 10135 от 21 мая):

«Офицеры в один голос утверждают, что солдаты были выше всякой похвалы. «Бывало, на ученье никогда от них не добьешься внимательности, а здесь так сами все делали, не успеешь сказать даже. Так и впивались глазами; недолет – сейчас же прицел приба­вят…»

Общее удивление и восхищение вызвали 11-й и 12-й Восточно-Сибирские полки. Выдающееся мужество и храбрость их подтверж­даются всеми.

«11-й полк пошел в атаку с распущенным знаменем, с музы­кой, под звуки «Боже, Царя храни». Командир, полковник Лаплин, повел его сам, верхом на лошади, и сейчас же был убит. Тогда священник Щербаковский (скромный, худенький, бледный, еще молодой и отнюдь не воинственного вида) с поднятым крестом в левой руке бросился вперед – и тоже был поражен двумя пулями в грудь, к счастью, легко».

Можно себе представить, какою бодрящей силой для русского воина должна звучать музыка А. Ф. Львова на слова В. А. Жуковского:

Царствуй на славу нам,

Царствуй на страх врагам,

Царь православный!

Военные музыканты имели своих героев в бое при Тюренчене.

Корреспондент «Нового времени», описывая посещение поезда с ранеными в этом сражении командующим Маньчжурской армией генерал-адъютантом А. Н. Куропаткиным, между прочим, сообщал:

«В офицерском вагоне первым лежал капельмейстер 11-го стрел­кового полка Лоос, все время дирижировавший оркестром, играв­шим «Боже, Царя храни» и марш во время атаки полка, пока две пули не перебили ему обе ноги.

 – Все время играли музыканты, когда шли в атаку? – спросил его главнокомандующий.

 – Не переставая, ваше в-ство, пока не перебили многих, – отвечал капельмейстер, радостно сжимая обеими руками врученную ему коробку с орденом».

Речь шла об исполнении Народного гимна.

Николай  Черняев

Источник

Смотрите также: 8 февраля — день 110-летия начала Русско-Японской войны

Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: НОВОСТИ

2 Responses to 9 февраля мы вспоминаем героический бой крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» с японской эскадрой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *