Собянин: “Москвичи не согласны на переименование станции метро Войковская”…

by on 25.09.2015 » Add more comments.

Вчера, 24 сентября, мэр Москвы С. С. Собянин в эфире радиостанции «Москва FM» заявил, что жители столицы России, якобы, не согласны на переименование станции метро, носящей имя цареубийцы Войкова.

Между тем, известно, что за переименование станции метро «Войковская», а также ТПУ «Войковская» и остановки МКЖД «Войковская» собрано более 6000 подписей москвичей, эту инициативу поддерживает Русская Православная Церковь, многие общественные организации и деятели культуры РФ. Президету России В.В.Путину направили письмо около тысячи деятелей культуры и простых граждан страны.

Ни референдума, ни электронного голосования в столице по вопросу о переименовании «Войковской» не проводилось. Известно, что сам мэр запретил проводить голосование по этому вопросу на портале «Активный гражданин», заверяя, что он будет решен «в обычном формате».

Что же касается результата публичных слушаний 20 августа 2015 года, о которых упомянул С. С. Собянин, то он был прямо противоположным: Окружная комиссия по градостроительству САО рекомендовала разработчику ТПУ «Войковская» рассмотреть вопрос об изменении названия этого узла, в который входит и станция метро. Именно поэтому сюжет о проведении этих слушаний вышел на центральные телеканалы под названием: «Москвичи высказались за переименование „Войковской“».

Вывод: информация, озвученная сегодня в эфире «Москва FM», не подтверждена никакими опросами общественного мнения. Будем надеяться, что мэру предоставили недостоверную информацию.

Что ж, если так важны голоса жителей столицы, то мы — за общегородской референдум. Только голосование может даль удовлетворительный ответ о том, как москвичи относятся к увековечению памяти Войкова — одного из убийц руководителя государства Российского.

«Дело времени, посмотрим, как дальше будет», — завершил осмотрительный градоначальник своё заявление о том, что москвичи, якобы, «привыкли» к имени Войкова, о котором они не знали самого главного — что он поливал серной кислотой тела убиенных Детей.

Да, Сергей Семёнович, Вы правы: дело об убийстве святой Царской Семьи — это поистине дело нашего времени. И точка в этом деле будет поставлена отнюдь не захоронением чьих-то останков. А тем, что на карте России больше не будет имен мучителей и цареубийц.

Комментируя слова Мэра в эфире этой же радиостанции директор Радио Радонеж” Евгений Никифоров выразил крайнюю обеспокоенность тем, что власти так безрассудно сохраняют в топонимике Москвы имена убийц мэров, губернаторов и глав русского государства, как будто бы это их не касается. Безотносительно даже к тому, почитает кто или не почитает Царственных страстотерпцев, постоянное напоминание о том, что убив главу государства, можно заслужить память общества, провоцирует подобное поведение. В названиях должны увековечиваться образцы высокого гражданского поведения, — заключил Евгений Никифоров.

Антон Худяков

Чем же так примечателен этот персонаж? Вот краткое жизнеописание этого любимца его однопартийцев и некоторых московских чиновников. Хотя Войков был сыном учителя и имел партийную кличку Интеллигент, поменьше бы земле русской таких «интеллигентов». Смолоду он увлекался политикой, был исключен из гимназии за распространение нелегальной литературы, а во время Русско-японской войны активно пропагандировал пораженческие настроения. Родителям, не раз просившим сына не позорить их, пришлось сменить место жительства и вообще порвать с ним все отношения.

Будучи членом боевой дружины РСДРП, Войков начал свою террористическую деятельность еще в 1906 г. с покушения на ялтинского градоначальника. Скрываясь от ареста, бежал в Швейцарию, где выгодно женился на дочери крупного промышленника и почти 10 лет безбедно прожил за границей, а весной 1917-го, почти одновременно с Лениным, вернулся в Россию.

После октябрьского переворота он уже член екатеринбургского военно-революционного комитета, комиссар продовольствия Уральской области и один из самых влиятельных членов Уралсовета. В ходе проведения принудительной национализации репрессировал бывших владельцев предприятий и применял самые жестокие меры к крестьянам, сопротивлявшимся грабительскому изъятию у них продовольствия.

В июле 1918 г. Войков сыграл одну из ключевых ролей в организации бессмысленной и жестокой расправы над последним российским императором и его семьей (даже Великая французская революция, казнив короля и королеву, не тронула их детей!), а также близкими к ним лицами. Именно он был активным сторонником идеи их физического уничтожения. Во время заключения царской семьи в Екатеринбурге подбрасывал императору записки на французском языке с предложением устроить ему побег, чтобы иметь основание применить оружие «при попытке к бегству». Когда же царь на эту провокацию не пошел, использовал те же записки в качестве «доказательства» готовящегося побега и необходимости применения крайних мер.

Будучи членом областного комитета партии, Войков должен был присутствовать при исполнении приговора и прочитать царскому семейству постановление о расстреле, к чему он (намереваясь таким образом войти в историю) очень старательно готовился, неоднократно репетируя свою речь.

Как пишет в своем блоге И.Переседов, сын чекиста Павла Медведева (одного из участников «расстрельной команды»), как-то поделился воспоминаниями о том, что рассказывал ему об этом отец: «Роли были распределены заранее, каждый должен был стрелять в определенную жертву. В царя должен был стрелять Петр Ермаков, в царицу — Юровский, в наследника Алексея — Никулин, отцу досталась княжна Мария и т. д. Больного сына царь держал на руках, но расстрельщики проявили галантность и принесли два кресла для императрицы и цесаревича».

А вот что поведал в интервью московскому радио другой участник этих событий — престарелый убийца и персональный пенсионер Григорий Никулин: «Когда началась стрельба, что-то не заладилось: наверное, исполнители все же волновались, и им не всегда удавалось убить жертву с первого выстрела, так что некоторых потом пришлось добивать. Особенно живучим почему-то оказался цесаревич: Никулин выпустил в него целую обойму, но ребенок все еще был жив. Подоспевший на помощь Юровский дострелил его».

Войков во время ликвидации проявил себя как омерзительный мародер, сняв рубиновый перстень с руки убитой императрицы Александры Федоровны. Впоследствии часто похвалялся этим «приобретением» перед своими приятелями. Под его руководством (тут пригодилась его профессия химика), дабы скрыть следы преступления, трупы обезображивали серной кислотой. «Мир никогда не узнает, что мы сделали с ними», — заявил он после окончания этой «спецоперации».

В награду за исполнительность Войков был переведен в Москву и назначен членом коллегии Наркомата продовольствия, а затем членом коллегии Наркомата внешней торговли, откуда был изгнан с громким скандалом и строгим партийным взысканием за систематическое хищение ценных мехов, которые он раздаривал своим многочисленным любовницам (постоянно сексуально озабоченный, злоупотреблявший алкоголем и наркотиками, он отличался, по отзывам его сотрудников, еще и необычайно жеманными манерами).

Возглавляя таможенное управление, Войков принял активнейшее участие в распродаже культурного достояния России, отправляя за рубеж по бросовым ценам уникальные сокровища Алмазного фонда и Грановитой палаты Кремля (может быть, именно поэтому он удостоился чести быть захороненным у Кремлевской стены).

Однако, пользуясь покровительством в партийных верхах, Войкову удалось не только избежать серьезного наказания, но и попасть на дипломатическую работу. Сначала его собирались послать в Канаду, но эта страна категорически отклонила столь одиозную кандидатуру. Позднее, в октябре 1924 г., несмотря на столь же решительные протесты Польши, его все-таки удалось отправить туда полномочным представителем.

На дипломатическом поприще Войков опять отличился крупными финансовыми растратами, а главное, своими бездарными действиями провалил всю чекистскую резидентуру в Польше, за что был заочно исключен из партии и вызван для объяснений в Москву. Есть основания предполагать, что, если бы не пуля Бориса Коверды, настигшая его на варшавском вокзале в июне 1927 г., — такой же финал ожидал бы его и на Лубянке. Так покушение спасло его репутацию и даже дало возможность — в целях политической пропаганды — представить его в образе талантливого дипломата, несгибаемого большевика, павшего жертвой врагов социализма. Ему были устроены торжественные похороны, а после них… многолетнее молчание.

Парадоксально, но, в то время как решением президиума Верховного суда России от 1.10.08 №214-П08 репрессии, которым подвергся Николай II и его семья, признаны незаконными, а во многих московских храмах идут поминальные службы за упокой этих мучеников, множество столичных топонимов продолжают сохранять имя преступника, непосредственно причастного к их гибели. И если бы только в Москве! В настоящее время в различных населенных пунктах России существует 131 улица имени Войкова.

Источник

Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: НОВОСТИ

3 Responses to Собянин: “Москвичи не согласны на переименование станции метро Войковская”…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *