О священных именах

by on 12.06.2014 » Add the second comment.

Вновь возникшие разговоры о переименовании города Царицына (ныне Волгоград) в Сталинград, поднимают вопрос о национальной идентичности  России, о том, в какой стране мы живем и в какой мы хотим жить в будущем.

Национальное сознание опирается на определенные символические события и имена; материал тут предоставляет история, но этот материал неизбежно проходит (осознанную или нет) обработку. Кого-то прославляют, кого-то задвигают в дальний угол – да, был такой деятель, но ни восхваления, ни демонстративные проклятия ему не входят в программу национальных праздников.

Выстраивание национального сознания – процесс, который может породить единый, мирный, преданный своей стране и процветающий народ, а может породить нечто другое. У нас перед глазами пример катастрофически неудачной попытки выстраивания национальной идентичности, когда люди решили продвигать в качестве символических имен не св.Владимира Крестителя и не Гоголя, а Бандеру и Шухевича.

Это привело к неизбежному напряжению, а там и расколу, с теми для кого Бандера и Шухевич совсем не герои, а скорее, даже, и наоборот.  Это первая, и лежащая совсем на поверхности причина того, что  надо быть осторожным с символическими именами. Для кого-то “Бандера, Шухевич, герои народа”, а для кого-то – бандиты и фашисты.

Для кого-то товарищ Сталин отец родной, а кто-то почитает Отца Небесного, а про тов.Сталина хорошо помнит, что это был жесточайший гонитель Церкви.

Царицын первой половины XVII века

Решение открыто прославить имя Сталина – присвоив его имя городу Царицыну – вызовет, возможно, радость у какой-то части граждан, но другую часть, то того совершенно лояльную, оно тяжко оскорбит и оттолкнет.

Будет ли – с чисто государственной точки зрения  – разумно идти на такое резко поляризующее решение? Есть довольно много людей, преданных России, лояльных ее руководству, которые при этом воспримут возрождение государственного культа Сталина в какой-либо форме как кощунственную мерзость. Компенсирует ли предполагаемый позитивный эффект (опять-таки, говоря чисто с точки зрения укрепления государственности) эффект негативный? Надо ли приобретать симпатии тех, кто чтит Сталина, отталкивая тех, кто чтит новомучеников?

Другая проблема, связанная с неосторожным выбором символических имен и событий, это проблема нелояльности реально существующему государству. Может показаться, что Сталин – символ всепопирающего Государства, и что апелляции к нему есть апелляции государственнические, но это не всегда так.

Голосование за Сталина – это во многом голосование протестное. Мифологема Сталина – это мифологема “наводителя порядка”. Интересно, что и на Украине есть лозунг “Бандера приде – порядок наведе”, отражающий тот же образ сильного, решительного, беспощадного лидера, который ужо наведет порядок. Занятно, что оба культа, при всей взаимной ненависти их адептов, разделяют многие общие черты – возможно, опирающиеся на коллективную психологию людей постсоветской эпохи.

Сталин часто играет роль чумы и язвы, призываемой на головы тех людей, которых человек обвиняет (обоснованно или нет) в своих несчастьях. Богачей, раздражающих своим нескромным благосостоянием, коррумпированных чиновников, всех, вплоть до пошлых эстрадных звезд. Человек с некоторым основанием полагает, что при тов.Сталине вся эта публика отправилась бы на лесоповал. За именем Сталина часто стоит не лоялизм, а именно гнев и недовольство. Да, человек хочет сильного, желозобетонного государства – но это не то государство, в котором он живет. Он думает, что тов.Сталин отправил бы большую часть нынешнего государства на нары. У нас много обращали внимания на “прозападную оппозицию”, наших либералов, абсолютно жалкую и ни на что не годную публику, а есть и “антизападная оппозиция” – люди, которые хотели бы видеть нынешнюю власть не в Гааге, а на Колыме, и Сталин скорее является знаменем для именно этих людей. Сталинисткие настроения – это вовсе не лоялисткие настроения, и принимать их за таковые и сознательно подогревать было бы ошибкой. Двойной ошибкой было бы поощрять такие настроения и одновременно отталкивать  людей лояльных и вполне чуждых насилия и мятежа.

Прославлять Сталина, чтобы показать фигу либералам, местным и зарубежным, конечно, можно, но проблема в том, что Сталин – это фига не только либералам.

Сталин исторически прочно связан с определенной идеологией – это верный ученик товарища Ленина, продолжатель дела Маркса и Энгельса, настоящий большевик. Большое число материалов – в том числе, отсканированных и заботливо выложенных в сеть поклонниками Вождя – не оставляют в этом абсолютно никаких сомнений. Эта идеология была исключительно враждебна исторической России, изображала ее Царей как душителей народа, а ее святых – как обманщиков и мракобесов.

Как-нибудь замазать этот момент, вывести контролируемого, ручного Сталина для домашнего употребления, вряд ли получится – в частности, потому что речами дело не ограничивалось, множество верующих людей – клириков и мирян, было предано лютой смерти в годы правления Сталина, несомненно, в рамках проводимой им политики.

Церковь почитает этих людей как мучеников,  и было бы странно ожидать, что она от этого откажется. Многие поступки и слова как Президента, так и других высокопоставленных лиц говорят о том, что руководство страны понимает важность Православной традиции. На днях Сергей Лавров сказал, что “новая Россия возвращается к своим традиционным ценностям, коренящимся в Православии”. Такие слова не могут не радовать – но вот прославление Сталина в эту тенденцию никак не укладывается. Можно скрестить ужа с ежом, но не пламенного большевика и гонителя Церкви с традиционными ценностями, коренящимися в Православии. Надо выбрать что-то одно.

Сергей Худиев
.
Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

One Response to О священных именах

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *