Открытое письмо священников в защиту заключённых по “московскому делу”

by on 18.09.2019 » Add the first comment.

Наказание должно быть соразмерно нарушению закона, а власть накладывает на человека дополнительную ответственность, а не освобождает от нее

«О, человек! сказано тебе, что – добро и чего требует от тебя Господь:
действовать справедливо, любить дела милосердия
и смиренномудренно ходить пред Богом твоим» (Мих. 6.8).

Исполняя пастырский долг печалования о заключенных, мы, священники Русской Православной Церкви, каждый от своего имени, считаем своим долгом выразить убеждение в необходимости пересмотра судебных решений в виде тюремных сроков, присужденных ряду фигурантов «московского дела».

Один из осужденных, Константин Котов, не совершая никаких насильственных действий ни в отношении представителей власти, ни других граждан, был подвергнут беспрецедентно жестокому наказанию. Вся «преступная» деятельность этого человека заключалась в заступничестве за других заключенных, при этом исключительно мирными средствами. Нам было горько узнать о том, что одним из вещественных доказательств, изъятых у него, был самодельный плакат со словами протоиерея Александра Меня «Милосердие – то, к чему мы призываем» и призывом к обмену пленными с Украиной. Спустя 29 лет после убийства отца Александра, нераскрытого следствием, его слова продолжают быть актуальными и звучат как укор нашему ожесточенному обществу. Что касается обмена пленными между Россией и Украиной, который совершился после ареста и суда над Константином Котовым, то он однозначно был поддержан Русской Православной Церковью, и оценивать его как призыв к противоправным действиям нелепо.

У нас вызывает недоумение отказ судьи приобщить к делу видеозапись, доказывающую невиновность Константина Котова и противоречащую показаниям полицейских, которые повторяют друг друга дословно. Мы хотим напомнить всем, кто давал или будет давать показания по этому и другим делам, слова Священного Писания: «Лжесвидетель не останется ненаказанным, и кто говорит ложь, погибнет» (Притч. 19.9). Лжесвидетельство делает человека соучастником суда над Спасителем, который был также основан на показаниях лжесвидетелей (Мф. 26.60).

Мы надеемся, что с других фигурантов дела, которые ожидают суда и не обвиняются в насильственных действиях (в частности с Алексея Миняйло, православного человека, активно вовлеченного в социальную и благотворительную работу), будут сняты обвинения, и они окажутся на свободе в ближайшее время.

Мы категорически выступаем против любого проявления насилия как со стороны демонстрантов, так и со стороны представителей власти, обязанность которых – обеспечивать безопасность граждан, включая самих демонстрантов.

В отношении фигурантов «московского дела», вызывают наше недоумение приговоры суда в сравнении с другими, гораздо более мягкими приговорами, которые вынесли российские суды обвиняемым в более тяжелых преступлениях. Мы считаем, что наказание должно быть соразмерно нарушению закона, а власть накладывает на человека дополнительную ответственность, а не освобождает от нее. В противном случае само правосудие превращается в насмешку и «массовый беспорядок».

Мы хотим выразить надежду на то, что российские граждане будут жить с доверием к судебной системе, которая будет справедлива и беспристрастна независимо от социального, экономического и политического статуса подозреваемого или обвиняемого. Суд должен быть способным защитить гражданина от произвола исполнительной власти и силовых структур, в противном случае само его существование превращается в декорацию и формальность.

Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Мы обращаемся к людям, облеченным судебной властью и несущим службу в силовых структурах нашей страны. Многие из вас крещены в Православной Церкви и считают себя верующими людьми.

Судебные разбирательства не должны носить репрессивный характер, суды не могут быть использованы как средство подавления несогласных, применение силы не должно осуществляться с неоправданной жестокостью.

Мы выражаем обеспокоенность тем, что вынесенные приговоры в большей степени похожи на запугивание граждан России, чем на справедливое решение в отношении подсудимых.

Апостол Павел связывает страх с рабским состоянием человека: «Вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе» (Рим. 8.15), а апостол Иоанн писал: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение; боящийся не совершенен в любви» (1 Ин. 4.18).

На запугивании нельзя построить общество свободных, любящих друг друга людей.

Мы призываем всех к усиленной молитве о заключенных и о тех людях, в руках которых оказалась их судьба, о России, ее властях, воинстве и народе. Пусть Бог благословит всех нас Своим миром и подаст нам силы и решимость уважать и любить друг друга.

  • Протоиерей Олег Батов, клирик храма Успения Пресвятой Богородицы на Успенском вражке (Москва).
  • Протоиерей Александр Борисов, настоятель храма свв. бесср. Космы и Дамиана в Шубине (Москва).
  • Протоиерей Леонид Грилихес, клирик храма-памятника св. Иова Многострадального (Брюссель).
  • Протоиерей Александр Дубовой, настоятель Свято-Введенского храма, пос. Береславка (Волгоградская обл.).
  • Иерей Николай Евсеев, клирик Петропавловского ставропигиального храма (Дублин), настоятель приходов Пресвятой Троицы (Корк) и Введения во Храм Пресвятой Богородицы (Дрохеда).
  • Протоиерей Виктор Григоренко, настоятель Сергиевского храма в г. Сергиев Посад (Московская область).
  • Иеромонах Иоанн (Гуайта), клирик храма свв. бесср. Космы и Дамиана в Шубине (Москва).
  • Иерей Димитрий Диденко, директор Варницкой гимназии (Ростов Великий).
  • Иерей Алексий Забелин, клирик храма прп. Андрея Рублева в Раменках (Москва).
  • Протоиерей Владимир Зелинский, настоятель храма в честь иконы Пресвятой Богородицы «Всех Скорбящих Радость» (Брешия).
  • Иерей Дионисий Землянов, настоятель храма св. ап. Иоанна Богослова (Томск).
  • Протоиерей Сергий Золотарёв, настоятель храма св. вмч. Феодора Стратилата на Щиркове (Великий Новгород).
  • Протоиерей Георгий Иоффе, настоятель храма иконы Божией Матери «Утоли моя печали» (Санкт-Петербург).
  • Протоиерей Димитрий Климов, настоятель Свято-Никольского кафедрального собора (Калач-на-Дону).
  • Протоиерей Андрей Кордочкин, ключарь кафедрального собора св. равноап. Марии Магдалины (Мадрид).
  • Протоиерей Петр Коротаев, клирик Иоанно-Предтеченского храма с. Ивановское (Московская область).
  • Иерей Сергий Круглов, клирик Спасского собора (Минусинск).
  • Иерей Александр Кухта, заместитель председателя Синодального миссионерского отдела Белорусской Православной Церкви (Минск).
  • Иерей Владимир Лапшин, и.о. настоятеля храма Успения Пресвятой Богородицы на Успенском вражке (Москва).
  • Иерей Андрей Логинов, клирик приходов храмов Смоленской и Владимирской икон Пресвятой Богородицы (Нижний Новгород).
  • Протоиерей Андрей Лоргус, заштатный клирик храма свят. Николая на Трех Горах, директор Института христианской психологии (Москва).
  • Протоиерей Александр Лыков, клирик храма Преображения в Жуковском (Московская обл.)
  • Иерей Федор Людоговский, сверхштатный клирик церкви пророка Илии в Изварине (Москва).
  • Архимандрит Савва (Мажуко), Никольский монастырь (Гомель).
  • Протоиерей Константин Момотов, настоятель храма прп. Паисия Величковского (Волгоград).
  • Иерей Александр Парфёнов, клирик Спасо-Яковлевского Димитриева монастыря (Ростов Великий).
  • Протоиерей Вячеслав Перевезенцев, настоятель Свято-Никольского храма с. Макарово (Московская обл.)
  • Иеромонах Димитрий (Першин), эксперт комитета по вопросам семьи, женщин и детей Госдумы РФ (Москва).
  • Протоиерей Дионисий Поздняев, настоятель прихода свв. Апостолов Петра и Павла (Гонконг).
  • Иеромонах Феодорит (Сеньчуков), клирик Могилев-Подольской епархии УПЦ (МП).
  • Иерей Александр Ситников, клирик Всехсвятского храма г. Междуреченска (Кемеровская обл.).
  • Протоиерей Димитрий Соболевский, клирик Покровского прихода (Дюссельдорф).
  • Протоиерей Александр Степанов, настоятель храма св. вмц. Анастасии Узорешительницы (Санкт-Петербург).
  • Протоиерей Алексий Уминский, настоятель храма Живоначальной Троицы в Хохлах (Москва).
  • Протоиерей Александр Шабанов, настоятель храма свт. Арсения Тверского (Тверь).
  • Иерей Сергий Шапкин, клирик Томской епархии.
  • Иерей Георгий Брылёв, клирик храма святителя Николая Мирликийского в Покровском г. Москвы.
  • Иеромонах Иларион (Резниченко), преподаватель СПбГУ, заштатный клирик.
  • Протоиерей Андрей Селин, клирик Изюмской епархии УПЦ, храм Живоначальной Троицы села Волохов Яр, Чугуевского района.
  • Иерей Василий Буш, клирик Свято-Никольского собора (Вена).
  • Иерей Евгений Ромашкин, клирик Московской епархии (областной), настоятель Пантелеимоновского храма г. Воскресенска Московской области.
  •  Протоиерей Дионисий Дуденков, Заиконоспасский монастырь.
  • Священник Георгий Михайлов, клирик храма свв. Космы и Дамиана в Космодемьянском г. Москвы.
  • Иерей Павел Ушаков, настоятель Свято-Казанского храма с. Першино, Белевская епархия.
  • Игумен Агафангел (Белых), настоятель Архиерейского подворья храма Святой Троицы с. Новотроевка, Белгородской обл.
  • Протоиерей Сергей Титков, Настоятель Покровского храма пос. Турлатово Рязанской области.
  • Протоиерей Константин Гипп, настоятель храма Покрова Божией Матери г. Жиздры.
  • Иерей Андрей Мизюк, храм прп. Серафима Саровского г. Саратова.
  • Протоиерей Вячеслав Баскаков, настоятель храма во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость (с грошиками)» при Клинике им. В.П. Аваева г. Твери.
  • Иерей Василий Толстунов, клирик Свято-Никольского собора, Вена.
  • Священник Георгий Букин. Клирик Ильинского храма г.Апрелевка Мос.Обл.
  • Иерей Максим Бурдин, клирик Астраханской епархии.
  • Иерей Димитрий Сафронов, клирик храма Покрова Пресвятой Богородицы на Лыщиковой горе г. Москва.
  • Иерей Иоанн Бурдин, настоятель храма Воскресения Христова с. Карабаново Красносельского благочиния Костромской епархии.
  • Иерей Фёдор Кытманов, штатный клирик кафедрального храма в честь Преподобного Макария Алтайского (Республика Алтай г.Горно-Алтайск).
  • Иерей Алексей Шаров клирик Рязанской епархии.
  • Иерей Александр Галькевич, клирик Кафедрального собора прп. Сергия Радонежского, г. Югорск.
  • Иерей Сергий Бодань, клирик Успенского храма п. Шиморское.
  • Прот. Валентин Бонилья, настоятель Знаменской церкви села Вырец, Лихославльского района Тверской обл. (Бежецкая епархия).
  • Иерей Андрей Гринев, клирик храма свт. Николая Мирликийского в Заяицком г. Москвы.
  • Протоиерей Александр Петренко, настоятель храма святителя Спиридона Тримифунтского, села Зелёный Гай Сумской епархии УПЦ (МП)
  • Иерей Григорий Гудин – настоятель прихода во имя святителя Софрония Иркутского с. Мамоны, Иркутский район.
  • Иерей Александр Хекало. г. Тамбов, клирик Спасо-Преображенского собора.
  • Иерей Георгий Гагарин, заштатный клирик Тверской епархии.
  • Протоиерей Виталий Шкарупин. Волгоградская Епархия.Свято Троицкий приход г.Камышин.
  • Диакон Александр Занемонец. Русская Архиепископия в Западной Европе (Париж-Иерусалим)
  •  Протоиерей Георгий Эдельштейн, бывший настоятель Воскресенского храма с. Карабаново, Костромская обл.
  •  Священник Алексий Тимаков, настоятель храма свт. Николая Мирликийского на Преображенском кладбище г. Москвы и храма свт. Николая Мирликийского при Центре борьбы с туберкулёзом г. Москвы.
  • Диакон Дмитрий Павлюкевич, клирик домового храма свт. Николая Чудотворца при Архиерейском подворье (Гродно).
  • Протоиерей Андрей Кореньков, клирик Князь-Владимирского собора, Санкт-Петербург.
  • Протоиерей Андрей Львов, настоятель прихода Серафима Саровского, г. Иваново.
  • Иерей Дионисий Костомаров, настоятель храма свт. Николая Мирликийского в Новой Ботанике г. Орла, руководитель молодежного отдела Орловской епархии
  • Протоиерей Владимир Федоров, клирик Князь-Владимирского собора Санкт-Петербурга.
  • Иерей Николай Сушков, штатный клирик храма Всех Святых г. Тюмени.
  • Протоиерей Георгий Мартышевский, клирик храма св. Александра Невского, Рогачев, Беларусь.
  • Протоиерей Петр Борновалов, настоятель Иверского храма, с. Покосное, Братской епархии, Иркутской митрополии.
  • Игумен Гавриил (Куликов), настоятель Свято-Духовского мужского монастыря г. Волгограда.
  • Протоиерей Георгий Добролюбов, настоятель Воскресенской церкви г. Никольска Пензенской области, Кузнецкая епархия.
  • Протоиерей Игорь Кропочев, клирик Спасо-Преображенского собора г. Новокузнецка.
  • Игумен Филарет (Соловьев), настоятель Воскресенского (старого) прихода г. Вичуги, Ивано-Вознесенская епархия.
  • Иерей Дмитрий Ушаков, клирик храма святого священномученика Харлампия, г. Санкт-Петербург.
  • Иерей Евгений Агеев, клирик Богоявленского храма, г. Фролово, Урюпинская епархия.
  • Священник Анатолий Абрамов, клирик храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Раеве, Москва.
  • Иерей Сергий Творогов, клирик храма иконы Божией Матери “Скоропослушница” на Ходынском поле г. Москвы.
  • Иерей Игорь Подопригорин, настоятель Михайло-Архангельского храма с. Воробьёвка, Воробьёвский р-н, Воронежская обл.
  • Иеромонах Игнатий (Ланге), настоятель прихода храма Богородицы “Скоропослушницы”, г. Череповец.
  • Иерей Алексий Зорин, настоятель храма свт. Тихона Задонского, г. Рыбинск.
  • Иерей Артемий Морозов, клирик Самарской епархии.
  • Протоиерей Глеб Вечелковский, заштатный клирик Тольяттинской и Жигулевской епархии.
  • Иеромонах Прохор (Куксенко), насельник Свято-Духовского мужского монастыря г. Волгограда.
  • Протоиерей Дионисий Кузнецов, клирик храма Казанской иконы Божьей Матери, г. Самара.
  • Иерей Марк Мазитов, клирик храма Покрова Божией Матери г. Мегиона, Ханты-Мансийской епархии.
  • Иерей Евгений Лапаев, настоятель Свято-Троицкого храма г. Саяногорска, Республика Хакасия.
  • Протоиерей Феодор Верёвкин, настоятель Покровского храма пос. Черкизово Пушкинского р-на Московской области.
  • Иерей Антоний Коваленко, штатный клирик храма в честь Благовещения г. Новосибирска.
  • Иерей Виктор Никишов, руководитель отдела по работе с молодежью Могилевской епархии Белорусского Экзархата РПЦ.
  • Иерей Сергий Ефремов, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы с. Вышгород.
  • Иерей Александр Гумеров, клирик храма Святой и Живоначальной Троицы в Хохлах, г. Москва.
  • Иерей Александр Колацкий, настоятель храма Успения Пресвятой Богородицы а/г Коптевка, Беларусь.
  • Иерей Сергий Лабунский, штатный клирик Елисаветинского храма в Опалихе, г. Красногорск, Московская область.
  • Иерей Сергий Осипов, клирик храма свв. мчч. Адриана и Наталии в Бабушкине, г. Москва.
  • Иерей Дионисий Чернявский, клирик Улан-Удэнской и Бурятской епархии.
  • Иерей Евгений Мороз, клирик храма Святителя Николая Мирликийского на Трех Горах г. Москвы.
  • Иерей Филипп Парфенов, заштатный клирик Читинской епархии.
  • Священник Иоанн Коваль. Храм апостола Андрея Первозванного в Люблино, город Москва.
  • Иерей Николай Савченко, клирик храма Петра митрополита Московского на Роменской улице в Петербурге.
  • Иерей Алексей Антоновский настоятель храма свт. Николая Мирликийского в Кленове, Москва.
  • Иерей Максим Ефимцев, храм Донской иконы Божией Матери с. Началово, Астраханской обл.
  • Протоиерей Андрей Лебедев, Вятская епархия  г.Киров (Вятка).
  • Протоиерей Вадим Бойко, настоятель храма Святой Троицы ст. Георгиевской Георгиевская Епархия (Ставропольский край).
  • Иерей Николай Денисюк, клирик прихода Казанской иконы Божьей Матери города Оренбурга.
  • Протоиерей Григорий Лыжин, настоятель Воскресенского Храма города Нерехты Костромской митрополии.
  • Иерей Анатолий Губин, настоятель храма иконы Божией Матери “Нечаянная Радость” п. Агалатово, настоятель храма святителя Николая Чудотворца п. Стеклянный, Выборгская епархия.
  • Иерей Антоний Сенько, настоятель Сергиевского храма с. Трубино. Московская обл.
  • Прот. Леонид Царевский, настоятель храма Казанской иконы Божией Матери, Пучково, Новая Москва.
  • Диакон Димитрий Григорьев, клирик Саранской епархии.
  • Священник Александр Амелин, клирик Покровского храма г. Щелково, Московская область.
  • Иерей Владимир Зимонов, клирик храма Святителя Николая в Заяицком, г. Москва.
  • Протоиерей Алексий Дубровский, клирик храма Воскресения словущего на Арбате, Иерусалимского Патриаршего подворья, кандидат богословия.
  • Диакон Роман Криницын, клирик Высоко-Петровского монастыря, г. Москва.
  • Диакон Александр Пушкарев, клирик Успенского храма в г.Сясьстрой.
  • Иерей Димитрий Самсонов, храм Свт. Стефана Пермского в Южном Бутове, г. Москва.
  • Диакон Андрей Любавин, клирик Воскресенско-Германовского собора г. Ульяновска, Симбирская епархия.
  • Протоиерей Андрей Завьялов, настоятель храма свт. Николая Чудотворца, село Русско-Высоцкое, Ленинградская область.
  • Иерей Игорь Вишняков, клирик Вознесенской церкви г. Заринска, Алтайский край.
  • Иерей Сергий Чекоданов, храм Казанской иконы Божией Матери посёлка Вырица, Ленинградская область.
  • Иерей Константин Лебедев, настоятель храма Преображения Господня в Старосиверской, Гатчинская епархия
  • Иерей Максим Филиппов, настоятель храма свт. Николая Чудотворца пос. Карповка Акбулакского района, клирик молитвенного дома Покрова Пресвятой Богородицы поселка Акбулак Оренбургская Епархия
  • Иерей Александр Бутаков. Клирик храма в честь Собора Самарских Святых. Г. Самара
  • Протоиерей Сергий Модель, заштатный клирик Брюссельско-Бельгийской епархии (Брюссель, Бельгия)
  • Священник Петр Коломейцев, клирик храма святых бессеребренников и чудотворцев Космы и Дамиана в Шубине
  • Иерей Сергий Губский-Борисов, Вознесенский собор г. Тверь, директор АНО ДО “Детская школа хорового пения”, Тверская епархия
  • Протоиерей Максим Зенков, клирик храма Покрова Пресвятой Богородицы, г. Санкт-Петербург
  • Игумен Варлаам (Борин), настоятель Воскресенского монастыря Иваново-Вознесенской епархии
  • Игумен Антоний (Логинов), клирик Воскресенского монастыря Иваново-Вознесенской епархии
  • Священник Геннадий Комков, клирик храма свтт. Митрофана и Тихона г. Липецка, председатель регионального отделения “Братства православных следопытов”.
  • Диакон Алексей Кассь, Вознесенско-Георгиевский храм, г. Тюмень.
  • Иерей Василий Алфеев, студент 2 курса магистратуры МДА, храм МДА.
  • Протоиерей Алексей Попков Храм Христа Спасителя г. Веллингтон, Новая Зеландия
  • Иерей Димитрий Свистов, настоятель храма преподобномученицы Евгении в Саарбрюкене, РПЦЗ 
  • Иерей Олег Черниченко, храм св. вмч. Димитрия Солунского, пгт. Мироновский, Горловская епархия УПЦ.
  • Иерей Максим Павловский, настоятель храма Преображения Господня с. Кривец, Липецкой епархии.
  • Протоиерей Георгий Белодуров, храм св. вмч. Никиты, г. Тверь, Тверская и Кашинская епархия.
  • Иерей Евгений Большов, заштатный клирик Уваровской епархии Тамбовской митрополии.
  • Иеромонах Серафим (Кенисарин), Свято-Никольский собор Алматы, Алматинская епархия.
  • Протоиерей Сергий Рыбаков, храм святой мученицы Татианы при Самарском Университете.
  • Протоиерей Владимир Дробышевский, Гомельская епархия БПЦ.
  • Диакон Роман Ахундов, Покровский храм, Покровская епархия.
  • Иерей Михаил Васильев, г. Воронеж.
  • Протоиерей Алексий Шишков, храм Спаса Преображения на Болвановке, г. Москва.
  • Священник Виктор Гавриш, храм Иконы Божией Матери “Игумения Горы Афонской”, Московская епархия.
  • Священник Максим Братухин, заштатный клирик, Швеция.
  • Иерей Димитрий Глушков, настоятель храма св. блгв. вел.кн. Александра Невского с. Митрофановка, Россошанской епархии.
  • Священник Димитрий Шаповалов, Иоанно-Богословский храм г. Коломны, Московская областная епархия.
  • Иеромонах ПЕТР (Пурис), настоятель Покровского храма с. Мишкино, Бирская епархия.
  • Священник Сергий Павелко, Киев, тюремный священник, иконописец мастерской “Небо на земле”.
  • Диакон Георгий Чиковани, храм свв. мчч. Адриана и Наталии, Санкт- Петербург.
  • Иеромонах Софроний (Тютюнник), Архангело-Михайловский Зверинецкий монастырь, Киев.
  • Иеромонах Михей (Шаповалов), Чуфаровский монастырь, Мордовия.
  • Протоиерей Иоанн Грибин, Успенский храм п.Пречистое, Рыбинская епархия.
  • Иерей Михаил Бондарь, храм Пресвятой Богородицы в честь иконы Ея «Всех скорбящих Радосте», г. Энген, Германская епархия, РПЦЗ.
  • Архимандрит Серафим (Панкратов), настоятель Свято-Елисаветинской обители милосердия с. Журавное Сумской епархии УПЦ.
  • Иерей Дмитрий Смирнов, Альметьевская епархия.
  • Иерей Андрей Бузук, благочиние тюремных храмов, Биробиджанская епархия.
  • Иеромонах Тихон (Васильев), Донецкая епархия УПЦ.
  • Диакон Павел Трухачев, храм в честь Казанской иконы Божией Матери, Борисоглебская епархия.
  • Диакон Георгий Юренко, Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь г. Москвы, преподаватель Московского авиационного института.

17 сентября 2019 года

Источник

Скажешь: «не надо воровать», услышишь: «ты – либерал»

Иерей Владимир Лапшин, и.о. настоятеля храма Успения Пресвятой Богородицы на Успенском вражке:

«Я подписал письмо, потому что мы устали от несвободы. Я устал. Я подписывал, как человек. Там в преамбуле письма написано, что каждый сам по себе, каждый сам за себя подписывает письмо. Это не какая-то коллективная декларация. Это все желающие, кто хочет, от себя подписывает.

Я подписал письмо просто как человек, который живет в этой стране, как отец, как дед, которому страшно за внуков, которые будут жить в этой стране».

Протоиерей Андрей Кордочкин, ключарь кафедрального собора святой Марии Магдалины в Мадриде:

«Я считаю, что это не политическая декларация, потому что те священники, которые подписали письмо, не встают на сторону той или иной политической силы или того или иного политического лидера. Более того, если мы поддерживаем человека в чем-то, если мы защищаем его жизнь, его права и свободы, то это совершенно не означает, что мы солидарны с его убеждениями. Поэтому я думаю, что восприятие этого письма как политического акта – оно в корне неправильное.

Но, мне кажется, что мы живем в какую-то очень странную и, я бы сказал, лукавую эпоху. Сейчас ты можешь сказать какую-то самую простую, самую очевидную вещь, но тебя будут обвинять во вмешательстве в политику. Ты скажешь, что не надо воровать – тебе скажут, что, наверное, ты либерал. Ты скажешь: “Не надо жульничать на выборах” – тебе скажут, что, наверное, ты за того или другого политического лидера. То, что мы написали, если внимательно прочитать письмо, это достаточно простые, достаточно банальные вещи».

Архимандрит Савва (Мажуко), Никольский монастырь (Гомель):

«Как я стал диссидентом.

Друзья мои! Как вы знаете, я подписал письмо в защиту невинных, которые проходят по так называемому “московскому делу”. В течение суток поднялся невообразимый шум, и ко мне обращаются журналисты с просьбой дать комментарий. Чтобы не уйти в тираж, напишу пару строк здесь.

Во-первых, я ни капли не диссидент, даже не знаю, кто это такие. Я простой белорусский священник, а священнику положено заступаться за обиженных, “в сердечной простоте беседовать о Боге и истину царям с улыбкой говорить”. Поэтому совершенно естественно, если ты видишь несправедливость или даже намёк на неё, надо говорить, и точка. Работа у нас такая.

Но во всей этой истории меня поражает совсем другое. Как священнику мне часто задают вопросы. Это нормально. Однако, если найти вопрос, который в последнее время я слышу чаще всего, получится: “А вы не боитесь, что…”

Вот записываем мы передачу на канале “Спас”. Прекрасный редактор, отличные ведущие, яркие гости. Спорим о проблемах воспитания. После записи один из ведущих спрашивает меня:
– А вы не боитесь, что после ваших слов вас запретят?
– Почему меня должны запретить? Разве я сказал что-то антицерковное или еретическое? И почему я должен бояться?
Когда я согласился подписать письмо, меня тоже спросили, а не боюсь ли я? а Батька не врежет?
– А разве мы делаем что-то плохое? – ответил я.

Товарищи! Во всей этой истории это самое главное!
“А не боитесь ли вы?”

Разве вы не слышите, как нас унижает этот вопрос? И спрашивающего и отвечающего!

Значит всё держится на страхе?

Значит, не уважается человеческое достоинство и, в частности, достоинство священника?
Это ведь так понятно – заступиться за осуждённого! Что же тут такого может быть? Даже если мы ошибёмся, и окажется, что человек не так уж и невинен. Почему мы себя так не уважаем, что трясёмся от всякой глупости?

Мудрые люди имеют привычку не просто отвечать на вопросы, но и задавать вопрос вопросу. Мы уже привыкли слышать: а не боитесь ли вы? Как возможен этот вопрос? Откуда он появился? Почему он нас даже не возмущает? Вот это настоящая тема для разговора и церковно-богословского осмысления».

Протоиерей Александр Борисов, настоятель храма Космы и Дамиана в Шубине:

«Я подписал письмо, потому что такие жестокие приговоры за вполне невинные действия вызывают в обществе только озлобление, противостояние и так далее. То есть очень немирную, экстремальную ситуацию.

Поскольку служение христиан, как говорил апостол Павел, это служение примирения, то мне кажется, такое письмо как раз призвано примирить стороны и призвать к тому, чтобы не было такого противостояния. Конечно, прежде всего путем пересмотра мер наказания, Потому что за брошенную пустую бутылку два-четыре года тюрьмы? Это совсем уж неадекватно. Ну, максимум 15 суток, штраф какой-нибудь небольшой.

Так что я думаю, это будет способствовать только такому озлоблению в обществе, поскольку Господь говорит, что блаженны миротворцы. Так что именно с этой миротворческой целью я подписал письмо, как и все остальные.

Это письмо — не политическая декларация. Это только призыв к тому, чтобы была адекватная реакция на эти действия.

Я согласен, что участие в несогласованных митингах — это неправильно. Но такого рода жестокие наказания будут только усиливать это противостояние. Поэтому я думаю, что если власти согласятся на пересмотр [приговоров], то это принесет им огромную пользу.

Это покажет демократически настроенному населению, что власть принимает его во внимание. Для большинства таких людей это будет и другой взгляд на церковь, что церковь не равнодушна к такого рода событиям».

Протоиерей Андрей Лоргус, заштатный клирик храма святителя Николая на Трех Горах, директор Института христианской психологии:

«Я подписал письмо, потому что [фигуранты „московского дела“] — это мои прихожане в каком-то смысле. У некоторых семей, которые как раз являются прихожанами моего храма и тех храмов, где я служил, возникли сложные юридические ситуации и сложные отношения с правоохранительными органами. Поэтому это моя забота, моя совесть, моя печаль, моя боль.

Не могу сказать, что я подробно слежу за каждым делом. Скорее я нахожусь в живом контакте с людьми, которые связаны с этим. Они обращаются ко мне как к священнику и рассказывают про него [„московское дело“].

Я знаю, что кто-то письмо не подписал, но это дело каждого. Понимаете, у священника есть одна трудность, которая останавливает его от того, чтобы подписать то или иное общественное открытое письмо. У него есть тайна исповеди. И у него есть связь с людьми и с той стороны, и с другой, и с третьей.

И поэтому священник не может занимать какую-то одну позицию: я за этих и против этих. Так невозможно.

Поэтому есть священники, которые очень деликатно относятся к любой позиции и боятся ее высказывать, чтобы не оказаться критиками тех людей, которые к ним обращаются и которые приходят к ним на исповедь, за советом, на беседу.

В ответе РПЦ на наше письмо есть одна очень верная фраза, что пастырь призван воспитывать и праведных судей, и праведных полицейских, и всех. Это верно, но это-то как раз мы и имели в виду как цель.

Для меня важно и солдат, и офицеров, и судей, и надсмотрщиков в тюрьмах — всех их призвать к правде Божьей.

Ведь они же тоже приходят на исповедь, они же тоже хотят быть перед Богом в ответе. В этом смысле я рассматриваю письмо как призыв ко всем ним. Как призыв пастырский, не обличительный. Подумайте, ребята, что вы делаете».

Протоиерей Алексий Уминский, настоятель храма Живоначальной Троицы в Хохлах (Москва):

«Мне предложили поставить подпись в защиту невинно осужденных и арестованных, и я посчитал это своим священническим и христианским долгом, как всегда и делаю. Я не в первый раз подписываю подобные письма, недавно я подписывал обращение в защиту Юрия Дмитриева. Когда меня, как священника, просят ходатайствовать о защите заключенных, я вижу в этом исполнение своего долга.

Я очень надеюсь, что никаких санкций в отношении меня и других подписавшихся священников не будет, потому что в этом письме я не вижу ничего, кроме исполнения призыва к милосердию. Это письмо не носит никакого политического посыла и объединяет священников совершенно разных убеждений, в том числе и тех, у кого вообще нет никаких политических пристрастий.

Наше желание — чтобы в нашей стране, которую мы горячо любим, были честные суды, полиция, которая нас защищает и которой мы доверяем, было общество, консолидированное вокруг принципов справедливости, милосердия, диалога. Это и есть наши духовные скрепы, и мы не хотим, чтобы они разламывались, как сейчас.

Количество подписантов, может, не очень быстро, но постоянно растет. Изначально было не больше 30 человек, сейчас это число близится к 80. Думаю, к концу дня оно перевалит за 100. Это первое подобное выступление священников, которые возвышают свой голос. Общество ждет этот голос, оно хочет услышать озвученную христианскую позицию. Но я хочу повторить: это письмо мы подписали каждый от своего имени, мы не выражали официальную позицию церкви. Это письмо мы никак не согласовывали со священноначалием.

Сколько в итоге наберется подписей, не имеет никакого значения. Может, когда шум и гам вокруг этого письма спадут, интерес со стороны священников к нему постепенно затухнет. Мы не ставили перед собой целью собрать как можно больше подписей. Цель — само высказывание и посыл. И если кто-то не подписал это письмо — это не значит, что он с ним не согласен. Но мы никому не навязываем свою позицию».

Протоиерей Виктор Григоренко, настоятель Сергиевского храма в Сергиевом Посаде (Московская область):

«Я согласен с текстом письма. В связи с московскими событиями переживает каждый священник. Многие из них подписали данное письмо и взывают к справедливости, просят милости. Мы опечалены таким развитием событий в отношении [осужденных] людей. Некоторые из них не заслуживают столь сурового наказания, некоторые не заслуживают наказания вообще.

Я полагаю, что любое действие священника, в том числе проповедь с амвона, может расцениваться как политическая акция. Мы стараемся по мере своих сил и возможностей говорить правду, призывать к справедливости и жить по-евангельски: не лгать, не лжесвидетельствовать. Нам нечего стыдиться, расценивать наши подписи можно как угодно — все зависит от того, кто это делает. Лично для меня это естественная потребность не остаться в стороне, заступиться за тех людей, которые, как мне кажется, этого заслуживают.

Я НАДЕЮСЬ, ЧТО НАШЕ СВЯЩЕННОНАЧАЛИЕ ОТНЕСЕТСЯ С ПОНИМАНИЕМ И ДАЖЕ ПРИСОЕДИНИТСЯ И ПОДПИШЕТ ПИСЬМО

Подпись обращения — личное дело, это зависит от разных обстоятельств. Никаких рекомендаций о том, как говорить о протестах, нам не давали. Не думаю, что со стороны светских властей будут в отношении меня какие-то санкции (когда отец Виктор выступил против строительства мусорных полигонов в Подмосковье, музею имени отца Александра Меня, которым он заведовал, пришлось перебраться на другое место после давления властей. — Прим. ТД). В то же время никто не отрицает, что такое давление существует, — посмотрите на бюджетников. Это нездоровая ситуация. Бюджетники — это не рабы, которыми можно распоряжаться согласно желаниям начальства. Мы молимся о мире всегда и не создаем ситуаций, нарушающих этот мир.

Многие переживают о том, что происходит у нас, многие люди поддержали [фигурантов дела]. Они сделали это своевременно, потому что нельзя оставлять без реакции, без своего мнения какие-то очевидные вещи… Мне было бы стыдно, если бы мои братья подписали, а я не подписал. Это потребность души каждого размышляющего над жизнью человека».

Протоиерей Вячеслав Перевезенцев, настоятель Свято-Никольского храма, село Макарово:

«Если мы знаем, что приговоры несправедливы, это дело совести — сделать хоть что-то, помочь людям, которые оказались в сложной ситуации. Мы (священники) можем не так много — привлечь внимание общества. Это имеет значение.

Для меня лично это не политический жест, а исключительно человеческий. Я мало что могу сделать для этих людей, которых я даже не знаю лично, кроме того, что я за них молюсь. Я могу разделять или не разделять их убеждения — это абсолютно неважно. Важно милосердие и напоминание тем, от кого зависит судьба этих молодых людей, что, если они поставлены властью следить и наказывать, это нужно делать в согласии с законом и со своей совестью.

Я [смотрел видео задержаний], доверяю мнениям юристов и адвокатов. Очевидна несправедливость. Формально, может быть, закон соблюден, но мы прекрасно понимаем, как часто верность букве закона искажает его суть. Если человек прикоснулся к полицейскому, проходя мимо, это не значит, что он нанес ему увечья или хотел его избить.

Я знаю, что многие священнослужители поддерживают [нашу позицию], но не все подписываются [под письмом]. Все-таки это некая публичная акция, и для священников это нехарактерно. Хотя, конечно, есть несогласные, и это нормально. Почему в вопросе поддержки должно быть единообразие?»

Иеромонах Димитрий (Першин), эксперт комитета по вопросами семьи, женщин и детей Госдумы РФ:

«России крайне нужна обратная связь. Мне показалось, что это письмо может стать еще одним маркером неблагополучия в нашем обществе и жизни, и окажет помощь тем, кто оказался за решеткой, будучи не столь виновным, как им инкриминируют, или вовсе невиновным. Это тот самый случай, когда настоящее определяет будущее. И это будущее вызывает все большую обеспокоенность.

Возможны ли санкции от церковного начальства? Ответ не столь однозначен. Реальность сложнее, чем кажется со стороны. Вне всяких сомнений, многие священники, миряне, да и часть епископата убеждены в том, что ситуация с необоснованными задержаниями и сроками, мягко скажем, далека от идеальной и имеет тенденцию к ухудшению. С другой стороны, понятно, что есть свой уровень отношений Патриарха [Кирилла] и президента [Владимира Путина] в регистре взаимодействия государства, общества и церкви. На этом уровне могут быть приняты определенные решения.

Но я уверен, что наше священноначалие действительно, как было сказано в реакции ОВЦО, понимает причины, побудившие духовенство подписать это письмо. Может быть, не разделяет формат, может быть, не согласно с рядом суждений, — но то, что реальные причины существуют, и они достаточно веские, — это понимание есть. Поэтому я надеюсь, что решение [как реагировать на письмо] священноначалие найдет не в плоскости каких-то санкций, а в построении диалога между разными сословиями, разными полюсами нашего общества.

Подтверждением тому – официальный комментарий ОВЦО от 18 сентября, в котором речь идет о готовности Церкви оказывать системную поддержку пострадавшим, в том числе, и от ошибок российского правосудия в рамках работы правозащитного центра при Всероссийском Русском Народном Соборе. Да, и в этом комментарии ОВЦО письмо священников критикуют за излишнюю политизированность. Но сама тональность текста все же говорит о стремлении вести разговор, а не диктовать указания свыше.

Никто не требует считать письмо священников безупречным по содержанию или по форме, — какие-то замечания будут иметь место, — но тут важнее сам факт такого обращения. Это послание – о том, что в России, увы, все чаще люди оказываются за решеткой по непонятным основаниям. И это чревато колоссальными издержками. У полицейского произвола есть обратный эффект: коль скоро государство неоправданно жестоко поступает с гражданами, оно утрачивает моральное право требовать от них адекватности. Попранное человеческое достоинство опрокидывает империи, становится детонатором перемен, причем, не всегда лучших.

Из-за отсутствия обратной связи столетие назад Россия сползла к революции, в результате которой власть взяли террористы. Государство оказалось неспособно услышать голос собственного народа. Возможно, случилось это еще и потому, что молчала церковь.

Хотелось бы надеяться, что за эти сто лет мы чему-то научились. И сможем восполнить эту пустоту, этот разрыв между народом и властью не политическими лозунгами и слоганами, а призывом вернуться к культурообразующим ценностям – милосердию, справедливости, умению слышать. Очевидно, что часть заключенных по московскому делу получила сроки, даже не зная, в какие игры с ними играло следствие – достаточно вспомнить дело Данилы Беглеца. Понятно, что незнание правил игры, как и незнание закона не освобождает от ответственности. Но у президента есть право помиловать этих людей.

Есть и иные возможности сократить сроки, выпустить на свободу, пересмотреть дела, я думаю все эти регистры должны быть включены. Иначе мы можем получить очередные потрясения. А страна этого уже не переживет. За годы большевистских и постсоветских экспериментов мы потеряли четверть миллиарда человек – аборты, пьянство, репрессии, войны. Нас просто больше не осталось для подобных экспериментов. Если мы хотим остаться в истории, нам надо искать иную модальность общественной жизни.

Конечно, институт Церкви декларирует свою дистанцированность от политики, оставаясь при этом частью общества, объединяющей народ. На деле все, — еще раз подчеркну, — сложнее. Именно поэтому в Письме нет никаких политических лозунгов. Мы обращаемся не к партиям или политикам. Полагаю, каждый из нас, по слову Иосифа Бродского, мог бы сказать: «только с горем я чувствую солидарность». В этом письме – мы с теми, кто сидит, кого сажают и кого могут посадить. То есть, — с каждым из нас.  Оно – о ценностях и о свободах. Похоже, в истории России наступил момент, когда те, кто отстаивает первые, и те, кто отстаивает вторые, вновь объединили свои усилия.

Не важно, сколько в итоге священников подпишут письмо. Слово произнесено, оно было услышано. Хорошо, что появляются все новые и новые подписи. Думаю, это еще и из-за того, что письмо не радикализирует ситуацию, в нем ничего экстремистского. Наконец, не будем забывать и о том, что Христос отождествляет себя с каждым узником, независимо от меры его вины, и просит нас его и в этих узах навещать».

Источник

Комментарий Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ (ОВЦОСМИ) в связи с публичным обращением ряда священнослужителей по фигурантам дела о задержанных в ходе протестов в Москве

1. Согласно Основам учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека, «Православная Церковь печалуется перед властью за людей несправедливо осужденных, униженных, обездоленных, подвергаемых эксплуатации. Милосердное ходатайство Церкви распространяется и на тех, кто несет справедливую кару за преступления» (V). Правозащитная деятельность, связанная с Церковью, направлена на конкретную личность, чьи права могут быть нарушены, а не на использование политическими движениями факта осуждения тех или иных лиц в целях борьбы за собственную власть, как это не раз случалось в истории многих стран.

2. Обращаем внимание, что детали соответствующих уголовных дел известны только тем, кто их изучал, и вряд ли священники, проживающие в Австрии, Белоруссии, Гонконге, Испании, России или на Украине имеют достаточно полное представление о материалах данных дел, чтобы сделать вывод о виновности или невиновности. Это факт свидетельствует о необходимости профессионального разбора ситуации.

3. Учитывая общественную значимость судебного процесса в отношении задержанных в ходе протестов, Правозащитному центру Всемирного Русского Народного Собора поручено озаботиться изучением материалов дел лиц, упомянутых в вышеназванном заявлении, и иных лиц на предмет возможного нарушения их прав в ходе судебного процесса и, в случае в необходимости, оказать им квалифицированную правовую помощь.

Источник

На анонсе: Илья Репин. Николай Мирликийский избавляет от смерти трёх невинно осуждённых

 

Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *