Об особо одарённом

by on 15.09.2018 » Add the first comment.

Эта притча повествует о том, как будет действовать Сын Человеческий при Своем пришествии. Рассказывает Марина Журинская

Мф., 105 зач., XXV, 14-30.

Ибо Он поступит, как человек, который, отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение свое: и одному дал он пять талантов, другому два, иному один, каждому по его силе; и тотчас отправился. Получивший пять талантов пошел, употребил их в дело и приобрел другие пять талантов; точно так же получивший два таланта приобрел другие два; получивший же один талант пошел и закопал его в землю и скрыл серебро господина своего…

Смотрите также:
Притча о талантах

Талант — это античная мера веса драгоценных металлов, весьма значительная; правда, стоимость его снижалась, но есть кое-какие основания говорить, что и во времена земной жизни Иисуса серебряный талант — это 50 кг серебра, а золотой — в 10 раз тяжелее. Короче говоря, малопредставимые суммы даже и в серебре.

Вот достаточно ли мы обращаем внимание на то, что господин раздавал таланты не по собственному произволу, а по способностям одариваемых? А между тем в Ветхом Завете не один раз упоминается, что Бог подобен горшечнику, работающему с глиной (а глина — символ праха земного, из которого сотворен человек), и квинтэссенция этой сквозной метафоры — утверждение в Рим 9:21: горшечник, который из одной и той же глины делает сосуды и для высокого употребления, и для низкого, властен над глиной.

То есть в Писании имеет место профилактика самопревозношения, того самого, которое нынче так популярно под псевдонимом самореализации. А тот, кто зарыл талант, при таком рассмотрении может оказаться бешеным честолюбцем с неудовлетворенной гордыней.

А между тем свой талант получил и он. Только ему мало было. И он, если подумать, становится в ряд недовольных: старшего брата из притчи о блудном сыне, работников первого часа, возроптавших на то, что и работники одиннадцатого часа получили свою награду… Можно добавить и иные исторические и современные примеры.

Притча о талантах. Гравюра XVI в.

Неудивительно, что благодаря этой притче значение слова «талант» отпочковалось, так сказать, от исходного обозначения денежной единицы и стало относиться к дарам Божиим, — к одарённости.

Мне очень нравится, как это рассматривается в одной современной книге — в «Архии» Вячеслава Бутусова. Там фольклорно-худжественный пересказ притчи начинается со слов «мы просто замыслены быть талантливыми» и разворачивается как история трех царских советников, оставленных управлять в отсутствии царя. Первый получил три таланта: красоту, здоровье, ум. Второй — красоту и здоровье, а третий — только красоту. Первый отдал свои таланты детям, второй — старикам, а третий оставил свою красоту при себе. И дети выросли и приуможили красоту, здоровье и ум. Старики умерли и завещали дарителю в придачу к здоровью и красоте свои знания, мудрость и опыт. А третий советник стал дряхлым стариком, утратив при этом красоту. Можно, конечно, спросить, а что бы он мог с ней поделать? — Да мало ли что; мог бы, например, подарить ее доброй дурнушке, и она бы вышла замуж и родила добрых и красивых детей. Да еще этот бешеный неудачник и нагрубил царю всердцах, признавшись, что всегда его недолюбливал и считал злым и жестоким.

Вот — наглядная иллюстрация преломления смысла Евангелия в христианской культуре.

Вернемся же к исходному тексту.

«По долгом времени, приходит господин рабов тех и требует у них отчета. И, подойдя, получивший пять талантов принес другие пять талантов и говорит: господин! пять талантов ты дал мне; другие пять талантов я приобрел на них. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего».

Две маленькие, но, как представляется, значимые детали: господин называет раба «добрым», подчеркивая, что тот не только проявил смекалку, но и действовал по сердечной склонности, по любви, и приглашает его «войти в радость», что опять-таки позволяет увидеть душевное единение в добре.

«Подошел также и получивший два таланта и сказал: господин! два таланта ты дал мне, вот, другие два таланта я приобрел на них. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего».

Общая атмосфера радости и добра расширяется, тем более что господин не делает никакого различия между «пятиталанным» и «двухталанным»: каждый получил по силе, каждый действовал, как мог, каждый оправдал надежды, — теперь они равны.

«Подошел и получивший один талант и сказал: господин! я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпАл, и, убоявшись, пошел и скрыл талант твой в земле; вот тебе твое. Господин же его сказал ему в ответ: лукавый раб и ленивый! ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпАл; посему надлежало тебе отдать серебро мое торгующим, и я, придя, получил бы мое с прибылью; итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов, ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет; а негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов».

И с чего же начинает свою речь тот, кто не оправдал даже скромных надежд? С оскорбления. Увы, это так по-человечески: при отсутствии покаяния чувство вины трансформируется в неприязнь к тому, перед кем виноват. Считая господина неоправданно жестоким, малоталантливый тем самым решил, что он вправе пренебречь заданием. Сомнительное решение, что и говорить. И вполне резонно господин возражает, что коль скоро его почитают жестоким, то можно было бы (если умения нет) передать талант тем, кто умеет с ним обращаться (заметим, что здесь равно «проходит» и материальное, и идеальное понимание). Так что человек в полной мере проявил и отсутствие любви, и недальновидность. Именно за это и кара.

Притча завершается акцентированным привлечением внимания: «Сказав сие, провозгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!». И затем следует важнейшее: последняя притча в Евангелии от Матфея, притча о Страшном суде, страх перед которым настолько затемняет сознание человеческое, что нелишне обратить самое пристальное внимание на то, за что на самом деле следует награда, а за что — кара.

«Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от сотворения мира: ибо алкал Я, и вы дали мне есть; жаждал, и вы напоили меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? когда нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне».

Здесь с последней прямотой говорится о том, что цель Христа (и тем самым цель Суда) — восстановление человечества в Царстве, для которого оно было предназначено от сотворения мира.

Так за что же удостаивают Царства? — за помощь людям, и это очень хорошо согласуется со словами о том, что не любящий ближнего не может любить Бога.

Картина Андрея Миронова

Две вещи привлекают внимание: во-первых, праведники понятия не имеют, что они творили богоугодные дела, и даже не думали о том, что то, что они делают, Бог соотносит с добром для Себя и что это достойно награды. А во-вторых, здесь и речи нет о повседневной аскетике. И действительно, для Бога ли мы постимся? — нет, для очищения тела, что способствует и просветлению души и ума. А молимся, чтобы приобретать навык устремления к Богу и к Богообщению, то-есть это опять-таки нужно нам.

Говоря словами Писания и Традиции, мы просим утвердить в нас чистое сердце и укрепить «дух прав» — опять-таки зачем? Чтобы нам быть способными к жизни духа, то есть к жизни в Боге и с Богом. Да и причащаемся мы для того, чтобы соединиться с Ним; правда, в этом случае можно говорить о том, что Всемилостивый Господь этого хочет, потому что это восстанавливает картину единения человечества в Боге.

И ведь предупреждает нас Спаситель, что не всякий, говорящий Ему «Господи, Господи», то есть обильно произносящий слова молитв, будет принят Им в Царство (см. Мф 7:21).

Овцы и козлища. Картина Елены Черкасовой

«Тогда скажет и тем, кто по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня. Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе? Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне. И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную».

…Как же насущно для нас чтение Благой Вести, — поистине как хлеб.

На заставке: Джеймс Тиссо. Сокрытие сокровища

Источник

Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *