Кому и зачем нужны “екатеринбургские останки”?

by on 22.06.2017 » Add the first comment.

С недоумением и явным смущением верующие Русской Православной Церкви воспринимают сообщения  информагентств о методах установления идентичности «екатеринбургских останков». Никаких подробностей итогов экспертиз и их обсуждения обнародовано не было. Более того, сам ход заседания оказался фактически засекречен — всё происходит в рамках созданных церковных и государственных комиссий, а это порождает лишь ещё большие сомнения в объективности этого процесса. Почему верующим нельзя открыто сообщить об итогах исследований? Что вообще происходит? Почему в этом вопросе на Церковь оказывают серьёзное давление государственные чиновники,  крайне заинтересованные в положительном решении вопроса «екатеринбургских останков»?

Чтобы попытаться пролить свет на эти вопросы, мы публикуем фрагмент интервью основателя и руководителя Центра по расследованию обстоятельств гибели членов семьи Дома Романовых Вадима Винера, много лет занимавшегося проблемой поиска и идентификации останков расстрелянной в 1918 году в Екатеринбурге Царской Семьи. Винер уверен, что если решение специальной комиссии правительства РФ признает “екатеринбургские останки” подлинными, это может спровоцировать в России новый политический скандал. О том, какие интересы переплелись в “деле Романовых”, он рассказал в августе 2001 года корреспонденту Виктору Белимову.

Когда возник интерес к останкам Романовых? Именно тогда, когда Леонид Ильич Брежнев, а затем и Михаил Сергеевич Горбачев пытались улучшить отношения с Букингемским дворцом. Ее величество королева Елизавета Вторая говорила, что она не приедет в Россию до тех пор, пока перед ней не извинятся за судьбу Николая Второго. Николай Второй и ее отец – двоюродные братья. И она поехала только после того, как перед ней извинились. То есть все этапы появления и изучения этих останков тесно связаны с политическими мероприятиями.

Вскрытие останков произошло за несколько дней до встречи Горбачева и Тэтчер. Что же касается Британии как таковой, то там, в банке братьев Бэринг, лежит золото, личное золото Николая Второго. Пять с половиной тонн. Они не могут выдать это золото, пока Николай Второй не будет признан умершим. Даже не без вести отсутствующим. Потому что никто в розыск не подавал. Следовательно, без вести отсутствующим он не является. По законам Великобритании отсутствие трупа и отсутствие документов об объявлении розыска означает, что человек жив. В этой ситуации, видимо, рассчитывая, что удастся обработать неких родственников, власть решается на поиск останков и проведение некачественной экспертизы.

– Но ведь и после этого банк братьев Бэринг не выдал золото…

– Генпрокуратура не случайно выписала свидетельство о смерти. И группа граждан обращалась в банк за деньгами. Но банк не признает этот документ. Там требуют решение российского суда о том, что Николай Второй умер и вот это его останки.

– А что же родственники готовы поклоняться чужой могиле, лишь бы им выдали золото?

– Для большей части родственников, безусловно, обретение подлинной могилы важнее, чем золото. Их пытались втянуть в эту грязную игру. Многие отказались, но часть Романовых все же приехала в Екатеринбург на похороны.

Церемония захоронения останков, найденных под Екатеринбургом, в Петропавловском соборе в 1998 году

– Вы знаете, чьи это останки?

– Если верить немецким ученым, это останки Филатовых, двойников Николая Второго. А у Николая Второго было семь семей двойников. Это тоже факт уже известный. Система двойников началась с Александра Первого. Когда в результате заговора был убит его отец император Павел Первый, он испугался, что люди Павла его забьют. Он дал команду подобрать себе трех двойников. Исторически известно, что на него было совершено два покушения. Оба раза он оставался живым, потому что погибали двойники. У Александра Второго двойников не было. У Александра Третьего двойники появились после знаменитого крушения поезда в Борках. У Николая Второго двойники появились после Кровавого воскресенья 1905 года. Причем это были специально подобранные семьи. Только в последний момент очень узкий круг людей узнавал, по какому маршруту и в какой карете поедет Николай Второй. А так совершался одинаковый выезд всех трех карет. В какой из них сидел Николай Второй – неизвестно.

Документы об этом лежат в архивах третьего отделения канцелярии Его Императорского Величества. А большевики, захватив архив в 1917 году, естественно, получили фамилии всех двойников. Далее в Сухуми появляется Березкин Сергей Давыдович, идеально похожий на Николая Второго. Жена у него – Суровцева Александра Федоровна, копия императрицы. И дети у него – Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия. Они прикрывали царя.

– Когда о них стало известно?

– О Березкине заговорили с 1915 года. Он жил и в советское время в Сухуми. Умер в 1957 году. КГБ использовал его для работы с монархически настроенным населением. К нему ездили как к Николаю Второму, а органы выясняли, кто ездил, для чего ездил. Проблема двойников реально существует. Там только ребенок, который изображал Алексея Николаевича, не болел гемофилией.

– Как формировали семьи?

– Были как реальные семьи, так и сборные. Проблему двойников нужно выявлять и изучать. Прокуратура сказала этой версии “аминь”. Я уже сказал, что она не брала в расчет никакие доказательства, которые шли вразрез с официальной точкой зрения.

– Есть ли доказательства, что Филатовы последовали в Тобольск, в Екатеринбург?

– Этого мы пока не знаем. Есть вопросы. Нам пока не дают эти документы. След ведет в здание ФСБ. Оттуда ведь в свое время, в 1955 году, была организована утечка информации о том, что могила близ Екатеринбурга вскрывалась в 1946 году. Хотя есть и заключение доктора медицинских наук Попова, что могиле 50 лет, а не 80. Как у нас говорят, в романовском деле на один вопрос ответил – возникло еще 20. Дело настолько запутанное. Это почище, чем убийство Кеннеди. Потому что информация строго дозирована.

– Какой был смысл в 1946 году лезть в эту могилу?

– Возможно, ее в то время и создали. Вспомним, что в 1946 году жительница Дании Анна Андерсен попыталась получить царское золото. Начав второй процесс по признанию себя Анастасией. Первый процесс у нее ничем не закончился, он длился до середины 30-х. Потом она паузу выдержала и в 1946 году вновь подала в суд. Сталин, видимо, решил, что лучше сделать могилу, где будет лежать “Анастасия”, чем объясняться с Западом по этим вопросам. Тут далеко идущие планы, о многих из которых мы даже не знаем. Можем только догадываться.

– А Филатовы жили в то время?

– Не знаю. След Филатова потерян.

– А ученый Бонте с какими родственниками общался?

– Он общался с Олегом Васильевичем Филатовым. Это сын Филатова, который изображал, по одним источникам, самого Николая, по другим – Алексея. Очевидно, Олег сам слышал звон, но не знает, где он. Немец провел сравнение его анализов с немецкими родственниками Филатовых и с екатеринбургскими останками. И получил 100-процентное совпадение. Эту ведь экспертизу никто не отрицает. О ней молчат. Хотя в Германии она имеет статус судебной. О двойниках еще никто никогда не говорил. Я как-то заикнулся в одном интервью, мне сказали, что я сумасшедший, хотя я поднимаю проблему, которая реально существовала…

– Что вы намерены делать в дальнейшем?

– Мы хотели бы создать некий дискуссионный клуб, провести серию интернет-конференций. В сентябре в Екатеринбург должен приехать известный ученый-историк Владлен Сироткин. Он собирает документы по претензии России к долгам Запада. По его данным, не только мы должны Западу, но и Запад должен нам. Сумма долгов – 400 млрд долларов. Нам должны Чехия, Англия, Франция, Америка, Япония, Германия, Италия. Очень много денег было направлено на Запад под закупку оружия в годы первой мировой войны. Это были залоги под будущие поставки. Но поставок не было. Там есть наша недвижимость. Вот вам цена вопроса, которая реально стоит за всем этим. Нам надо показать, что проблема многогранна.

– Известны слова Царя (в видении святому Иоанну Кронштадтскому): “Могилы моей не ищите…” Не получается ли, что занимаясь поиском подлинной могилы Государя, вы нарушаете его завет?

– Но существует предание, не столь широко известное, по которому эти слова Государя звучали несколько иначе: “Пока не возродится Россия, могилу мою не ищите”. Я это узнал от недавно умершего священника Александра Киселева. Он это предание услышал от потомков эмигрантов первой волны.

Интервью полностью

 

Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *