Наряд казачки сквозь века

Необычайно разнообразны и красивы наряды казачек

Костюм казачки – это целый мир. Каждое войско, каждая станица и даже каждый казачий род имели особый наряд. Знатность рода, семейное положение количество детей — все это отражалось в казачьем костюме. К сожалению, сегодня эта традиция по известным причинам во многом утрачена. Но и те наряды, что сохранились в старых сундуках, могут рассказать нам много интересного о своей истории.

Казачий женский костюм прошлого резко отличался от других женских костюмов России, потому что в основе своей был тюркским. Казачки носили шаровары: на Нижнем Дону и на Кавказе — широкие, на Среднем, Верхнем Дону и на Яике — узкие, похожие на брюки-дудочки. Носили также юбку-плахту, мужского покроя сорочку и кафтан — казакин или чапан. Голову покрывали несколькими платками или замысловатыми головными уборами: рогатыми кичками, тюрбанами, «корабликами». Поверх платков надевалась казачья соболья шапка. Близость к восточным традициям просматривается даже в деталях. Например, «знуздалка», или «замуздка», — платок, которым прикрывали часть лица. Этому обычаю никогда не следовали иногородние женщины, а казачек дразнили «татарками». Знуздалка была обычно красно-белого цвета. «Не ох я разнуздавши пошла, ни взнуздалась», — скажет, бывало, казачка. Концы шали уже поверх надетой знуздалки обертывались, прикрывая нижнюю часть лица и рот, вокруг шеи и повязывались спереди узлом. «Ушам тяпло», — мотивировались эти старинные способы повязывания платков.

Со временем костюм верхнедонских казачек стал сильно отличаться от костюма нижнедонских. Вероятно, причиной тому был приход большого числа новопоселенцев, в частности, украинских крестьян — крепостных донского дворянства. На Верхнем Дону появляется белая домотканая одежда с большим количеством вышивки. Костюм замужних женщин состоял из белой холщовой рубахи, поневы (вид набедренной одежды) и передника-завески. Распашной балахон с короткими рукавами считался верхней одеждой. Нижний Дон предпочитает видеть на казачках цветное платье, но не пестрое. Платье очень близкое по покрою к татарскому и к кавказскому, так называемый кубелёк (тюрк. «мотылёк»), действительно напоминает силуэтом распахнутые крылья бабочки. Основой такого костюма также была рубаха, но шилась она из тонкого полотна или шелка с расширяющимися книзу рукавами. На прямую рубаху надевали кубелёк — распашное платье из крашеного холста, шелка, парчи, тафты. Кубелёк шили с отрезным приталенным лифом. К лифу пришивалась широкая присборенная юбка. Платье застегивалось до талии на дорогие пуговицы и петли из золотного или серебряного шнура. Кубелёк обязательно подпоясывали бархатным поясом с золотной или жемчужной вышивкой или серебряным узором. Костюм нередко дополняли широкие штаны из тонкой ткани. В станицах низовья Дона в ранние времена такой костюм носили с девичьими перевязками и рогатыми кичками или собольими шапками с бархатной тульей, украшенными по нижнему краю поднизями из речного жемчуга. С кички свисали над ушами до самых плеч чикилики — длинные нити, унизанные жемчугом, а на лоб — металлические украшения. По воспоминаниям казаков, записанным в 80-х годах XIX века, простые казачки в старину делали кички из белого или синего холста, который складывали четырехугольником, прошивали густыми рядами суровыми нитками. Потом долго варили в молоке, чтобы кичка затвердела. На рожки наматывали миткалевый рушник, концы которого сначала проводили поверх кички, затем под подбородком и, наконец, подтыкали сзади за ухом. Спереди на кичку нашивали лабок, унизанный жемчугом или блестками по бархатному полю. Сзади привязывали на шнурке подзатылин (подзатыльник), расшитый узорами.

Ходили в кичках все поголовно. У богатых кички украшались жемчугом и даже бриллиантами, вышивались золотом или шелками, бисером.

В позапрошлом столетии на смену старинным головным уборам постепенно пришли колпаки длиной до 50 см с шелко¬вой кисточкой на конце. Колпаки надевали на уложенные на затылке волосы.

Зимой носили знаменитые донские шубы. Шуба шилась длиной до пят в виде «колокола». Шитая мехом вовнутрь, она покрывалась дорогой тканью и по краям обшивалась мехом выдры или ондатры. Стоившая очень дорого, к концу XIX века шуба стала обязательным предметом прида¬ного донской казачки.

Характерно и обилие кружев. Кружева же, как и вышивка, штука магическая. В древности это были знаки, которые защищали грудь, руки и голову. Магические знаки — оберег от злых духов. Поэтому, когда одежда изнашивалась, кружева срезали и хранили отдельно. Поскольку они имели особую ценность, их часто пришивали на новую. У казаков и сейчас кружева «заплетают на судьбу», по кружевам гадают. Конечно, древний смысл кружев большей частью утрачен. Но если сегодня и не верят в их охранительную силу, носить тем не менее продолжают с удовольствием.

На смену старинному костюму пришла одежда, схожая с той, которую носили соседи казаков — русские, украинцы, жители Кавказа. Так, в костюме гребенской казачки неотъемлемой частью является башлык. Он приспособлен для повседневной жизни: казачки носили в нем за спиной детей.

Во времена кровавых петровских реформ и еще раньше, во время церковной реформы Никона, на Дон и на Яик хлынул поток беженцев-старообрядцев. Они принесли старинный женский костюм из глубины России. Сохраняя его по религиозным мотивам, до самого недавнего времени казачки-старообрядки в повседневной жизни носили сарафаны и кафтаны покроя времен Ивана Грозного.

После превращения казачества в сословие, а еще точнее, после наполеоновских войн, казаки принесли на Дон, Кубань и Яик европейский женский костюм, который буквально завоевал казачьи края. Исчезли шаровары, потеряла смысл «запаска» — юбка из двух полотнищ ткани, которые «запахивались» (отсюда и название, а не от «запаса»).

В некоторых станицах в середине XIX века получили распространение женские костюмы, состоящие из белой рубахи с узором, сарафана с небольшой грудкой, передника и сукмана — плечевой одежды с прямым разрезом ворота и короткими рукавами, сшитой из ткани темных цветов. Головным убором в таком наряде была шлычка — сшитая из ткани шапочка с очельем, покрываемая сзади платком.

К началу XX века почти повсеместно в моду стал входить костюм-парочка, состоящий из юбки и кофты, украшенных кружевами и лентами. Праздничные наряды шили из дорогих покупных тканей: кашемира, шелка, атласа, батиста, поплина. Наибольшее распространение на Дону получили блузы «кирасы» на подкладе, с баской по нижнему краю, с воротником стойкой и густо собранной головкой рукава, плотно облегающие и подчеркивающие таким образом природ¬ную стать казачки. Вторым излюбленным фасоном были кофточки «матинэ», на кокетке спереди и с пышными сборками на груди с длинным «об руку» рукавом с приподнятой головкой. Костюм-парочка, сшитый из светлой однотонной ткани, стал свадебным нарядом казачки.

Одежда гребенских и терских казачек напоминала костюмы донских женщин. Они также носили рубаху и платье-кубелёк с металлическим поясом.

Казачки Уральского, Оренбургского и Сибирского войск носили вплоть до XX века старинные костюмы, состоящие из рубахи и сарафана, характерные для русских северных и центральных губерний России. Необыкновенной красоты были уральские праздничные наряды. Рубахи делали из кисейной, шелковой, атласной, полупарчовой ткани с широкими рукавами, которые украшали позументом, золотной вышивкой, металлическими блестками, фольгой. Косоклинные сарафаны шили из штофа, тафты (виды шелковых тканей), бархата, различных жаккардовых тканей. По центру переда вдоль застежки с металлически¬ми филигранными пуговицами пришивали широкие дорогие позументы. До середины XIX века уральские казачки носили круглые объемные кокошники, затем им на смену пришли платки и косынки с золотной вышивкой. Завершали наряд пояса из тесьмы с металлической нитью с длинными, вплоть до подола сарафана, концами, заканчивающимися тяжелыми кистями из золотных и шелковых нитей.

Рассказ о костюме казачек был бы неполным без описания одежды некрасовских казаков. Названы они были так по имени легендарного атамана из староверов Игната Федоровича Некрасова, который в августе 1708 года увел с Дона тысячи раскольников, не пожелавших подчиниться патриарху. Местом поселения некрасовцев сначала была Кубань, потом дельта Дуная, а конечным пунктом — берега озера Майнос в Турции. На чужбине они прожили два с половиной века. До возвращения в Россию «игнат-казаки», так их называли турки, жили по укладу казачьей общины XVII века. Исполняя волю атамана Игната Некрасова, они вели достаточно замкнутый образ жизни, благодаря чему сохранили традиционную культуру. Казаки не вступали в браки с турками, женщины не покидали территорий селений. Вероятно, поэтому они смогли сохранить и традиционный костюм вплоть до второй половины XX века.

В «Живой старине» за 1896 год есть подробное описание старинного некрасовского костюма: «…наряд был поистине оригинальным: на голове высокая кичка о двух рогах золотой парчи под желтым шелковым прозрачным покрывалом, накинутым поверх рогов <…>, с кички около ушей спускаются подвески из серебряных цепочек <…>, на шее мониста, борта ватной кофты с корот¬кими рукавами обшиты тонкими серебряными монетами, с большими дутыми пуговицами посередине. Из-под коротких рукавов ватной кофты спадают непомерно длинные рукава нижней одежды, расширяющиеся на концах». Несомненно, женский костюм некрасовцев схож с костюмом донских казачек, турецкое влияние сказалось на выборе тканей, из которых была сшита одежда.

Костюмы, привезенные некрасовскими казачками в Россию в 1962 году, состояли из рубахи, балахона, завески и головного убора из нескольких элементов, в том числе урумовского платка, украшенного по краям кисточками из разноцветных нитей. Чаще всего платок украшали, прикалывая бисерные подвески булавочки. Прямые туникообразные рубахи были составными: верх рубахи назывался «шефлик» и делался из простой хлопчатобумажной ткани, так как был не виден под балахоном, надевавшимся сверху. Подол всегда шили из ярких тканей. Праздничные рубахи делали с шелковыми подолами и рукавами, низ будничной рубашки завершала кайма из красной хлопчатобумажной ткани.

В XX веке балахоны шили из плотной хлопчатобумажной или шелковой ткани в неширокую полосу обязательно на ситцевой подкладке. Передняя нижняя часть балахона делалась из более дешевых ситцевых тканей. Балахон застегивался на пуговицы и петли из шнура только до талии. Возможно, происхождение балахона связано с архаичными русскими туникообразными распашными одеждами. Этот костюм обязательно надевали в дни христианских праздников, в день свадьбы, а молодая обязательно ходила в наряде в течение месяца после свадьбы. Казачки всегда шили наряды сами, сначала вручную, потом и на швейной машинке. Посиделки были настоящей школой традиции, матери не только учили дочерей рукоделию, они учили песням, традициям и истории.

Особенностью казачьего женского костюма были головные накидки. Замужние женщины носили «повойник». Головной убор в виде мягкой шапочки, который полностью закрывал волосы, заплетенные во время свадебного обряда из одной девичьей косы в две. Косы укладывались высоко на голове и закрывались повойником. Повойник не позволял женщине выставить напоказ одно из ее основных украшений — волосы. Увидеть ее простоволосой мог только супруг. Девушка же покрывала голову и обязательно заплетала одну косу с лентой. Казачки также носили кружевные платки, а в XIX веке – «колпаки», «файшонки» (от немецкого слова <файн> — прекрасный), «наколки и ток». Носились они в полном соответствии с семейным положением — замужняя женщина никогда не показалась бы на людях без файшонки или наколки. Молодая казачка с праздничным нарядом надевала на прическу файшонку. Это шелковая черная кружевная косынка коклюшной работы, связанная по форме узла волос с концами, которые завязывались сзади бантом, очень украшала женщину. Файшонка состояла из шапочки на «куль», наподобие русского сборника, и двух полос (скорее, напоминающих лопасти) — «хвостов»; в «хвосты» для сохранения формы вставлялись кости. Файшонки были распространены на Среднем и Нижнем Дону и на Донце.

Что касается украшений, бывших у девиц и женщин, главнейшие из них назывались чикилики и перлы (коробчак). Первые вязаны были мелкой сеткой из крупного жемчуга. Выходя из-под головного убора, висели над ушами частично прикрывая щеки и крепились к широкой ленте из алого атласа, которая тоже была унизываема жемчугом и обвиваема вокруг головы. Вторые так же были низаны из крупного жемчуга, прикреплялись на плечах бантом из золотого, украшенного драгоценными каменьями, позумента и спускались по груди до пояса. Кроме того, носили ещё бизилики (базилики, белезики, безелика) — плоские серебряные, золотые или металлические браслеты с орнаментом (А Ригельман: «На руках, при самой ручной кисти, кольца нарочитой толщины золотые и серебряные».); серьги из жемчуга и драгоценных каменьев и золотые, серебряные перстни и кольца. Серебряное кольцо на левой руке — девушка на выданье, «хваленка». На правой — просватана. Кольцо с бирюзой — жених служит (бирюза—камень тоски). Золотое кольцо на правой руке — замужняя, на левой—разведенная. Два золотых кольца на одном пальце левой руки — вдова. Второе кольцо — умершего или погибшего мужа. С золотом в гроб не клали.

Любили казачки в праздники надевать ожерелья (борок), монисто. Первые изготавливались из бисера, жемчуга, разноцветных круглых, продолговатых, граненых бус, нанизанных на льняные нитки, вторые из золотых и серебряных монет. Носили их женщины и девушки, по 3–7–12 ниток. Бусы из жемчуга носили более состоятельные казачки.

Вообще, жемчуг (зеньчуг (дон.)) был любимым украшением донских женщин. На протяжении почти всей нашей истории тяжело складывалась жизнь казачки на широком Диком Поле. Много страданий пришлось на долю матерей и жен. И не без основания воспел их святые слезы трогательный древний казачий сказ:

«Это случилось давно, братья соколы, еще в те времена, когда казакам часто приходилось биться и гибнуть в степях и на синем море, когда души погибших реяли в туманах над речными мелями, над болотистыми лиманами, когда горькие причитания по павшим неслись с каждого хутора, как шум воды на порогах.
Однажды, спустилась на землю Пречистая Дева, наша Небесная Мати. Вместе со святым Николаем, в лучшей своей жемчужной короне, тихо скользила Она вдоль обширного казачьего края, внимая горькому плачу своих детей. И, когда наступил знойный день, пересохли от жажды уста Ее и нечем было их освежить. Никто на хуторах не отвечал на их стук, никто не подходил к дверям и только громче еще раздавались за ними горькие рыдания.
Тогда подошли они к широкой реке. И только наклонилась к ее струям Пречистая Мати, как упала корона с Ее головы, упала и скрылась глубоко под водой.
— Ах, сказала Она, пропали мои прекрасные жемчуга. Никогда больше не будет у меня таких красивых. Но когда возвратились они в свой Небесный Дом, то увидели на Ее золотом троне такие же сияющие зерна драгоценного жемчуга.
— Как же они попали сюда? — воскликнула Она,— ведь я их потеряла. Наверное, их нашли казаки и передали для Меня.
— Нет, Матушка,— сказал Ей Сын,— это не жемчуг, а слезы казачьих матерей, Ангелы собрали их и принесли к Твоему престолу.
Вот почему в казачьей земле жемчуга и до сих пор связаны со слезами».

Были и другие украшения, нашивавшиеся на одежду, декоративные пуговицы из полудрагоценных камней.

Пояс так же был одним из украшений. Выше талии кубелёк подпоясывался шитым бисером шелковым или металлическим узорным узким поясом с пряжкой. Были также пояса из цветного бархата, расшитого жемчугом. А еще по вечерам казачки ткали пояса. Ткали их для своей семьи из шерстяных ниток, голубых, синих, красных, черных, белых. Такой пояс носили поверх рубахи, юбки. Длина пояса была 1,5–2 метра и ширина 3–4 сантиметра. На концах пояса делалась бахрома из оставленных ниток.

P.S. Почему головной убор «кичка» с рожками?

Всегда меня интересовал этот вопрос. Вот какую информацию удалось найти:
Идея, лежащая в основе этой моды, безусловно, древняя.
Рога — это прежде всего защита молодухи, матери, ребёнка от злых сил, они уподобляют женщину корове, символу плодородия и женского начала.

Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!
Click image to open!