110 лет назад, 15 июня 1907г., начала свою работу II мирная конференция в Гааге, созванная по инициативе Николая Второго

by on 15.06.2017 » Add the first comment.

Международные конференции, проходившие в 1899 и 1907 гг. в Гааге, вошли в историю под названием “Гаагские мирные конференции” или “Гаагские конференции мира”.

Они были созваны по инициативе России (Николая II) для разработки многосторонних соглашений в области законов и обычаев войны.

Гаагская конференция 1899 г. стала также первым масштабным международным форумом, на котором был поставлен вопрос об ограничении вооружений .

В конце 90-х годов XIX в. начался новый этап в развитии вооружений.

В германской армии была принята на вооружение скорострельная полевая 77-миллиметровая пушка (образца 1896 г.), которая делала 6-10 выстрелов в минуту, почти в 5 раз больше, чем ранее.

Летом 1898 г. российскому правительству стало известно о намерении германского императора Вильгельма II потребовать от рейхстага “значительного усиления личного состава имперской армии”.

Товарищ министра иностранных дел России Ламздорф В.Н. справедливо отмечал в записке Николаю II от 9 августа 1898 г., что подобные обстоятельства вынудят и Россию “на дальнейшее развитие боевых средств и на новое обременение государственного бюджета на этот предмет”.

Расходы на совершенствование вооружений тяжело сказались на финансовом положении России.

В этих условиях руководство МИД считало своевременным созыв международной конференции с целью “положить предел постепенному развитию современных вооружений”.

Николай П согласился с этим предложением.

В программе предлагаемой конференции, изложенной в циркуляре министра иностранных дел М.Н.Муравьева (7) от 30 декабря 1898 г. (11 января 1899 г.),  проблеме ограничения вооружений были посвящены 4 первые пункта:
1. Соглашение, определяющее на известный срок сохранение настоящего состава сухопутных и морских вооруженных сил и бюджетов на военные надобности; предварительное изучение средств, при помощи коих в будущем возможно было бы даже добиться сокращения вооруженных сил и означенных бюджетов.
2. Запрещение вводить в употребление в армиях и во флотах огнестрельное оружие нового образца и новые взрывчатые вещества, а также порох, более сильно действующий против того, который принят в настоящее время как для ручного оружия, так и для артиллерии.
3. Ограничение в употреблении при полевых военных действиях разрушительных взрывчатых составов, уже существующих, а равно запрещение пользоваться метательными снарядами с воздушных шаров или иным подобным способом;
4. Запрещение употреблять в морских войнах подводные миноносные лодки или иные орудия разрушения того же свойства; обязательство не строить в будущем судов с таранами”.

В ходе обсуждения весной 1899 г. конкретных предложений, с которыми могли бы выступить на будущей конференции российские представители по I пункту программы, выявились разногласия между военными министерствами и МИД.

Совещание начальников штабов западных пограничных военных округов предлагало внести 2 предложения:
“1) установить на известный срок (от 5 до 10 лет) определенное процентное отношение численности полевых войск мирного состава к количеству населения каждого государства, и
2) на такой же срок установить неизменяемое процентное отношение нормального военного бюджета к бюджету общегосударственному”.

Однако министр иностранных дел России М.Н.Муравьев считал эти предложения неприемлемыми.

Он отмечал “полную невероятность принятия делегатами Европейских держав” на конференции российского предложения “ограничить количество войск процентным отношением ко всему населению”.

Такая постановка вопроса, по мнению Муравьева, была выгодна исключительно для России, которая по численности населения во много раз превосходила европейские страны и США .

Под влиянием руководства МИД члены российской делегации получили инструкцию вынести на обсуждение будущей конференции предложение заключить соглашение, предусматривающее сохранение в течение 5 лет существующего численного состава сухопутных вооруженных сил и в течение 3 лет – морских бюджетов.

В ходе обсуждения было внесено изменение и по существу программы.

Решено было “не подвергать обсуждению Конференции одни из вопросов, приведенных в циркуляре 30 декабря, именно о подводных лодках”.

Такое решение было связано с тем, что во Франции, являвшейся военной союзницей России , на этот вид морских вооружений возлагались “большие надежды для борьбы с Англией”.

Первая мирная конференция проходила в Гааге с 6 (18) мая по 17 (29) июля 1899 г.

В ней приняли участие представители 27 государств.

В состав российской делегации, которая представляла также интересы Черногории, входило 13 человек, возглавлял ее российский посол в Лондоне Е.Е.Стааль.

Вопрос об ограничении вооружений обсуждался в I Комиссии конференции.

В первую очередь Комиссия рассматривала 2-4 пункты программы, т.е. вопросы об ограничении средств ведения военных действий, а затем возможность соглашения по ограничению существующих вооружений.

По вопросу о ружьях и об артиллерийских орудиях I Комиссия единогласно постановила воздержаться от окончательного решения, “оставив вопросы эти, как недостаточно еще разработанные, открытыми и предоставить разрешение их новой конференции”.
Большинство делегатов высказались также против запрещения как подводных миноносных лодок (этот вопрос не удалось обойти на конференции), так и судов с таранами.

Представители России по двум этим вопросам воздержались при голосовании.

По предложению I Комиссии конференцией были приняты 3 декларации, ограничивающие средства ведения военных действий:
1) “о воспрещении метать снаряды и взрывчатые вещества с воздушных шаров или при помощи иных подобных новых способов”;
2) “о воспрещении употреблять снаряды, имеющие единственным назначением распространять удушающие или вредоносные газы”;
3) “о воспрещении употреблять пули, легко разворачивающиеся или сплющивающиеся в человеческом теле”.

23 июня 1899 г. российские делегаты вынесли на обсуждение I Комиссии предложения:
1) выработать соглашение, предусматривающее неувеличение в течение 5 лет численного состава сухопутных армий (мирного времени) в метрополиях,
2) в случае заключения соглашения, установить для каждого государства соответствующую численность личного состава, не учитывая колониальные войска (для России – “войска, содержащиеся в Азии”),
3) не увеличивать в течение 5 лет военный бюджет; в области военно-морского флота: установить для каждого государства определенную величину военно-морского бюджета с обязательством не превышать ее в течение 3 лет и информировать государства – участники о водоизмещении судов, которые предполагается построить (без указания их типа), о численности экипажа на них, о предполагаемых расходах на работы в портах (строительство фортов, арсеналов, бассейнов и т.д.).

Предложения российских делегатов встретили особенно резкие возражения со стороны Германии (полковника Шварцгофа), который пытался склонить комиссию к тому, чтобы отвергнуть эти предложения вообще без обсуждения.

К нему присоединился австро-венгерский делегат, голосовавший, по сообщениям Стааля, “по всем вопросам не установленной формулой “да” или “нет”, а характерными словами “comme l’Allemagne”.

Предложения России нашли открытую поддержку и сочувствие со стороны представителя Болгарии, который справедливо заметил, что “вооруженный мир разорителен для малых стран…”.

В ходе голосования представители 17 государств (при воздержавшихся Дании, Греции и Швейцарии и голосовавших против Германии и Австро-Венгрии) высказались за то, чтобы передать российские предложения для детального изучения в специальные комитеты – военный и морской, состоявшие из технических делегатов, специалистов по военному и морскому делу. Интересно, что и итальянские делегаты проголосовали вместе с Россией против Германии, впервые “изменив” на конференции своему союзнику.

Военный комитет признал большинством голосов (против одного – российского представителя полковника Жилинского), что даже на 5-летний период было бы чрезвычайно трудно приостановить по международному соглашению увеличение армий и военных бюджетов.

Таким образом, российские предложения были отвергнуты.

Морской комитет вообще не пришел к определенному решению и лишь предложил обратиться к правительствам стран – участниц конференции с предложением глубже изучить эти вопросы .

Комиссия согласилась с решениями комитетов, которые были одобрены конференцией  и вошли в ее Заключительный акт.

Предложение морского комитета было сформулировано в одном из шести “пожеланий”:

“Конференция выражает пожелание, чтобы правительства, учитывая предложения, выдвинутые на Конференции, изучили возможность соглашения, касающегося ограничения вооружений сухопутных и морских сил и военных бюджетов”.

В Заключительный акт в несколько измененном виде была включена также формулировка, предложенная I Комиссии французским делегатом Л.Буржуа о том, что “облегчение военного бремени, тяготеющего над миром, в высшей степени желательно для увеличения материального и нравственного благосостояния человечества”.

Таким образом, на Первой мирной конференции в Гааге были приняты акты, лишь ограничивающие применение наиболее опасных видов вооружений, тогда как проблема ограничения численности вооруженных сил и военных бюджетов не была решена.

Однако российское правительство было удовлетворено результатами работы I Комиссии конференции .

Муравьев сообщал Стаалю в секретной телеграмме от 20 июня 1899 г.:

“Е.в. Император чрезвычайно доволен. Учитывая трудности, которые представляет для решения вопрос об ограничении военного бремени, формулировка, предложенная французским делегатом и единогласно принятая комиссией, представляет для нас моральный успех…”.

* * *

Вторая мирная конференция также была созвана по инициативе России и проходила в Гааге с 2 (15) июня по 5 (18) октября 1907 г.
На этот раз вопрос об ограничении вооружений не был включен в программу, подготовленную российским правительством.

Профессор Ф. Ф.Мартенс, член Совета МИД, принимавший активное участие в подготовке конференции, отмечал, что после поражения в войне с Японией “Россия обязана всеми силами восстанавливать свой флот и свою армию” и не может включить в программу пункт об ограничении вооружений.

Однако в ходе обсуждения правительствами стран, приглашенных участвовать в конференции, российского проекта программы США и Англия, одобрив проект в целом, оговорили за собой право поднять этот вопрос на конференции.

Эта инициатива выразилась в том, что английская делегация предложила принять постановление, фактически идентичное тому, которое было включено в Заключительный акт мирной конференции 1899 г.:

“Вторая конференция мира подтверждает постановление, принятое конференцией 1899 г. относительно ограничения военного бремени, и так как с указанного года военные расходы значительно увеличились почти во всех странах, то Конференция объявляет, что в высшей степени желательно, чтобы правительства вновь подвергли серьезному изучению этот вопрос”.

Конференция утвердила постановление, приняла также Декларацию о запрещении метания снарядов и взрывчатых веществ с воздушных шаров (поскольку срок действия подобной Декларации 1899 г. истек) и больше к вопросу об ограничении вооружений не возвращалась.

Таким образом, если Гаагская конференция мира 1899 г. впервые поставила вопрос об ограничении вооружений, то на второй конференции в 1907 г. этот вопрос был фактически похоронен. Россия и другие страны, принимавшие участие в конференциях, не были готовы к практическому решению этого вопроса. Общим итогом конференции было принятие 13 международных конвенций и одной декларация.Важность и значение обеих гаагаских конференций трудно переоценить.

Они дали толчок самим идеям разоружения и мирного сотрудничества государств, предопределили создание Лиги Наций, стали почвой, на которой образовалась Организация Объединенных Наций, следящая за соблюдением условий международного гуманитарного права.

Источник

Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: НОВОСТИ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *