«С мечом в руке и с крестом в сердце шла наша армия за правое дело»

by on 25.04.2018 » Add more comments.

25 апреля – день памяти генерал-лейтенанта барона Петра Николаевич Врангеля.

Наша армия сделала великое дело. Она удержала от гибельного шага мир, готовый уже броситься в объятия разбойников и предателей. Она приняла на себя удар врага, отвратила красную нечисть от Европы. Она дала возможность всему миру увидеть, где правда и порядок и за кого стоит русский народ.

Из приказа Главнокомандующего Русской Армией П.Н. Врангеля № 3793
Крейсер «Корнилов», 9 декабря 1920

15/27 августа 1878 года на праздник Успения Пресвятой Богородицы в уездном Новоалександровске Ковенской губернии (ныне литовский Зарасай) в семье директора страхового общества барона Николая Егоровича Врангеля (1847—1923) и его супруги, баронессы Марии Дмитриевны (урожденной Дементьевой-Майковой) (1858—1944) родился сын, наследник потомственных дворян Санкт-Петербургской губернии. 24 августа Церковь праздновала перенесение мощей свт. Петра Московского и всея России Чудотворца († 1326). Новорожденного нарекли Петром, что в переводе с греческого означает камень.

Будущий генерал принадлежал к третьей главной линии датского рода Врангелей, филиация которого началась с советника датского монарха в Эстляндии Thidericus (Tile) Wrangele, упомянутого в исторических источниках в 1346 году. Среди прямых потомков Петра Николаевича — шведский фельдмаршал Генрих-старший. В 1653 году внук фельдмаршала, ротмистр Герман был возведен в баронское достоинство, признанное для Врангелей в России в 1865 году. В чине подполковника в армии Карла XII командиром полка служил его сын, барон Георгий Густав (1662—1734), чьи внук и правнук перешли на русскую службу во время Семилетней войны. Шведский баронский герб, пожалованный в 1653 году Врангелям королевой Христиною, изображал черную стену с тремя зубцами на серебряном поле.

В конце XIX века насчитывалось 40 представителей русской линии Врангелей, 37 — шведской и 11 — прусской. Дед Петра Николаевича, Егор Врангель (1803—1868), будучи в чине Л.-гв. штабс-капитана приобрел земельную собственность в Санкт-Петербургской губернии. В 1853—1868 годах в чине действительного статского советника он служил Ямбургским предводителем дворянства. Его супруга, баронесса Дарья Александровна (урожденная Доротея Рауш фон Траубенберг), имела родословную по линии младшей дочери генерал-аншефа Абрама Петровича Ганнибала. Николай Егорович, отец Главнокомандующего, по материнской линии приходился правнуком младшей дочери «арапа Петра Великого»и в пореформенной России состоялся как серьезный финансист и предприниматель. До 1917 года Николай Егорович занимал должности председателя правлений Амгунской золотопромышленной компании, Товарищества спиртоочистительных заводов, входил в состав руководства Акционерного общества «Сименс и Гальске», Биби-Эйбатского нефтяного общества. В 1880 году у Петра родился младший брат — Николай, снискавший известность как знаменитый искусствовед, знаток и ценитель живописи. В 1915 году Николай Николаевич скоропостижно скончался, будучи уполномоченным Северного района Красного Креста.

Некоторые святые отцы Церкви считали, что слово камень в имени Петр символизировало исповедание Христа Мессией-Спасителем. Неисповедимы пути Господни и замысел Бога о каждом человеке. 135 лет назад, в августе 1878 года, кто бы мог подумать о том, что главным христианским подвигом новорожденного Петра станет спасение 145 тысяч человеческих жизней во время кровавой второй русской Смуты.

П.Н. Врангель — офицер Лейб-гвардии Конного полка

«Один за всех, и все за одного»

Основные вехи жизненного пути барона Врангеля ныне хорошо известны, во многом благодаря первому российскому биографу генерала, петербургскому историку Виктору Бортневскому, трагически ушедшему из жизни в 1996 году. Детство и юность Врангель провел в Ростове, где окончил реальное училище. Большим и важным событием в жизни Петра Николаевича стала учеба в столичном Горном институте императрицы Екатерины II, в стенах которого в 1901 году барон получил престижную специальность горного инженера и отличное образование. Его высокий уровень в значительной степени предопределил кругозор и интерес Врангеля к социальным реформам в годы Гражданской войны. У аристократа в генеральском мундире оказались широкие взгляды и редкое умение видеть перспективу. Забавно, что в Горном институте до 1950-х годов сохранялось интересное предание о том, как два студента, Петр Врангель и Александр Герман — будущий советский академик и знаменитый специалист в области горной механики — из-за одной юной актрисы дрались на дуэли, вызвавшей большой скандал. Поединок закончился бескровно. Проверить достоверность любопытной истории нам не удалось, но она подтверждает, что имя Врангеля долгое время связывалось с легендарной субкультурой Горного института.

Барон Пётр Врангель

В военную службу Петр Николаевич вступил 1 сентября 1901 года рядовым на правах вольноопределяющегося I разряда Л.-гв. в Конный полк, полковой дом и казармы которого находились в Санкт-Петербурге за Конногвардейским Манежем. По окончании учебной команды Врангель успешно выдержал испытание при Николаевском кавалерийском училище и 12 октября 1902 года Высочайшим приказом был произведен в Л.-гв. корнеты с зачислением в запас гвардейской кавалерии. Будущий генерал добровольцем участвовал в русско-японской войне 1904—1905 годов в рядах 2-го Аргунского полка Забайкальского казачьего войска и отдельного дивизиона разведчиков. За отличия на театре военных действий в Маньчжурии он заслужил первые награды, включая орден св. Анны IV ст. с надписью «За храбрость», и производство в подъесаулы.

30 августа 1906 года с Высочайшего соизволения Врангель удостоился прикомандирования к элитному Л.-гв. Конному полку.

Ротмистр Лейб-гвардии Конного полка Врангель

В 1907 году блестящий конногвардеец женился на фрейлине Их Императорских Величеств, потомственной дворянке, дочери Камергера Высочайшего Двора Ольге Михайловне Иваненко (1882—1968). В счастливом браке родились четверо детей. «Дорогая моя Киська», — называл свою Ольгу Михайловну потомок рыцарей. «Киська! Не думай, что я сильно болен и оттого тебя вызываю, но очень тоскливо без Тебя», — писал он любимой жене в одном из фронтовых писем. Врангелю предстояло жить в маленьком петербургском мире знакомых друг другу людей, окружавших Государя. Известный к тому времени литератор Петр Краснов, офицер Л.-гв. Атаманского полка и знаток быта старой армии, писал: «Мир этот был со своими правилами, традициями и главное, нужно было изучить эти правила и традиции, и следовать им, а все остальное — пустяки». Однако, как показали дальнейшие события, замкнутая элитарная корпорация не сделала узким мировоззрение Петра Николаевича и не ограничила его способностей. Тем более что конногвардеец отказался от многих соблазнов светской жизни и проявил незаурядную волю, решив совершенствоваться в военных науках.

В 1909 году Врангель окончил по I разряду Императорскую Николаевскую военную академию, а на следующий год — дополнительный курс. Перед ним открывались хорошие перспективы. Но барон решил пожертвовать карьерой в русском Генеральном штабе ради родного полка и строевой службы. А жаль — для незаурядного офицера это мог бы быть другой уровень ответственности, делания и деятельности. В 1912 году Врангель успешно окончил Офицерскую кавалерийскую школу и принял в своем полку 3-й эскадрон. В 1912 или 1913 годах Л.-гв. штабс-ротмистр Врангель написал полковую песню «Один за всех и все за одного», положенную на музыку известным капельмейстером-конногвардейцем Антоном Ружеком. Заканчивалась она такими словами:

«Один за всех», не оглядясь,
И «все за одного» тотчас —
Заветы таковы полка, 
В них полк уже живет века,

И мощной славой боевой,
И дружбой крепкой, вековой,
Полк ожидает новых сеч,
Чтоб за Царя и Русь полечь!

Трагедия заключалась в том, что в грядущих кровавых сражениях никто не мог заменить кадровую армию, готовую полечь на полях брани.

После боя у деревни Каушен. Ротмистр Врангель сидит на трофейном орудии. “В 1914 году под командой Врангеля конногвардейцы ударом в лоб захватили немецкие пушки. Это была едва ли не последняя в истории такая атака в конном строю. Представьте: две сотни всадников несутся вскачь навстречу залпам и смерти. Над ними хлопки шрапнели – передовая техника против сабель. Доскакал мало кто. Сохранилась фотография: тощий, как Кащей Бессмертный, ротмистр Врангель сидит после боя на взятом орудии. Глаза – стра-а-а-шные! Сам не понимает, что совершил. Больше в такие атаки русская кавалерия не ходила – подходящих людей для них не осталось”… Олесь Бузина “Эти шикарные белогвардейцы”

«Подарили белый крестик твоему отцу» 

На Великую войну Л.-гв. ротмистр Врангель вышел эскадронным командиром, а закончил ее — корпусным и в генеральском чине. 6 августа 1914 года в бою под Каушеном Петр Николаевич совершил свой знаменитый подвиг. В конном строю с эскадроном Его Величества он атаковал стрелявшую германскую батарею, захватив два орудия. Но успех оказался оплачен кровавой ценой, и в целом Каушенский бой дорого обошелся конногвардейцам. 8 августа брат Николай записал в дневнике:

«Господи, Боже мой, какие ужасы: сейчас Вел[икая] Кн[ягиня] Мария Павловна сообщила по телефону моим родственникам содержание последней телеграммы о деле, где участвовали гвардейские полки и среди них л.-гв. Конный, где служит мой брат. В этом полку убиты: два брата Катковы, Михаил и Андрей, Д. Суровцов, Бобриков Михаил, два бра[та] Курченинова, Князев, Зиновьев. Ранены: Бобриков, Гартман, бар[он] Торнау, князь Накашидзе (в голову), и раньше — гр[аф] Бенкендорф и бар[он] Баггеаф-Боо. Скоро пол-Петербурга будет в трауре».

23 августа барон Врангель был награжден орденом св. Георгия IV ст. В великосветских кругах ходил слух о том, что Государь с неудовольствием согласился на награждение, считая, что красивая атака оказалась оплачена слишком высокой ценой, а сам кавалер поспешил с принятием решения. Тем не менее, Врангель удостоился Высочайшей аудиенции, в декабре был пожалован флигель-адъютантом и произведен в полковники. В 1915 году Анна Ахматова, жившая в Царском Селе, написала свою знаменитую «Колыбельную», ставшую пророческим и поэтическим символом для жен Георгиевских кавалеров, с надеждой и волнением ожидавших фронтовых известий:

Долетают редко вести 
К нашему крыльцу, 
Подарили белый крестик 
Твоему отцу.

Было горе, будет горе, 
Горю нет конца, 
Да хранит святой Егорий 
Твоего отца.

Святой Георгий хранил Врангеля. На Юго-Западном фронте Петр Николаевич командовал 1-м Нерчинским Наследника Цесаревича полком Забайкальского казачьего войска (1915—1916), 1-й и 2-й бригадами Уссурийской конной дивизии (1916—1917), а зимой 1917 года был произведен в генерал-майоры и скоро назначен временным командующим дивизией. В послужном списке героя Великой войны ордена св. Владимира — IV ст. с мечами и бантом (1914), III ст. с мечами (1915), Георгиевское оружие (1915). После Февральской революции Врангель занимал должности командующего 7-й кавалерийской дивизии и Сводного кавалерийского корпуса. 24 июля 1917 года корпусная кавалерская Дума постановила наградить командира корпуса солдатским Георгиевским крестом IV ст. за боевые отличия во время тяжелого июльского отступления. Это решение свидетельствовало о признании несомненных заслуг Врангеля в удушливой атмосфере всеобщего армейского разложения.

В сентябре молодой генерал получил назначение командиром III конного корпуса, но в должность вступить не успел. Октябрьский переворот обесценил русские жертвы Великой войны и развязал в России новую войну, более кровавую и страшную… И если Первая мировая закончилась в 1918 году, то Гражданская продолжалась после нее еще целые десятилетия.

Командир 1-й бригады Уссурийской конной дивизии генерал-майор барон П. Н. Врангель, январь 1917 года, Румыния

«Семь дней почти не спал, а четыре — дрался — в результате разбил врага наголову»

После Октябрьского переворота Врангели уехали в Крым и здесь, в Ялте пережили чудовищный разгул красного террора. Зимой 1917/18 годов в Крыму местные ревкомы организовали массовое уничтожение невинных обывателей по социальному признаку. Пытали и убивали офицеров, священников, предпринимателей, дворян, купцов, почетных граждан — всех тех, кого Владимир Ульянов назвал «насекомыми» и «паразитами» в своей страшной статье «Как организовать соревнование?», написанной в декабре 1917 года. 11 января генерал Врангель был арестован и спасся чудом, благодаря самоотверженному поступку жены. В тюремной камере она твердо заявила председателю «революционного трибунала» товарищу Вакуле о готовности разделить участь мужа. Каких сил и мук стоил этот подвиг Ольге Михайловне — ведомо только Богу. После оккупации Крыма немцами весной 1918 года Врангели уехали в Киев, а оттуда перебрались на Кубань, в зону ответственности Добровольческой армии.

28 августа 1918 года генерал Врангель вступил в Добровольческую армию, успешно командовал 1-й конной дивизией и 1-м конным корпусом. Его маневренные части сыграли важную роль в благополучном завершении кровопролитного Второго Кубанского похода и победе добровольцев на Северном Кавказе. 22 ноября за отличия Врангель заслужил производство в генерал-лейтенанты. Зимой 1918/19 годов честолюбивый генерал стал командующим Кавказской Добровольческой армией. На протяжении всего 1919 года — самого напряженного года Белой борьбы — Врангель оставался принципиальным оппонентом Главнокомандующего Вооруженными Силами Юга России (ВСЮР) генерал-лейтенанта Антона Деникина по целому ряду вопросов. Военные историки до сих пор так и не пришли к общему мнению о причинах, характере и объективных последствиях этого конфликта, в котором, вероятно, не последнюю роль играла разница в происхождении, характере и образовании двух генералов.

Слева направо: глава Правительства Юга России А. В. Кривошеин, Главнокомандующий П. Н. Врангель, начальник его штаба П. Н. Шатилов. Крым. Севастополь. 1920 год.

Борьба с хорошо вооруженным и сильным противником требовала напряжения сил. 9 мая 1919 года Врангель писал жене: «Последние семь дней почти не спал, а четыре — дрался — в результате разбил врага наголову, и он так бежит, что конница моя не может его догнать». 17 июня войска Кавказской армии ВСЮР при поддержке танков и бронепоездов овладели Царицыном. Врангель добился крупной победы и теперь требовал развития операций на своем театре, чтобы установить прямую связь с белым Восточным фронтом. Однако Деникин избрал главным Московское направление. Решение Главнокомандующего встретило резкую критику Врангеля, обострив конфликт между двумя генералами. Белым не хватило сил для операций на широком фронте, но в гораздо большей степени — разумной политической программы, способной привлечь крестьянские симпатии. Неустроенный тыл губил сражавшийся фронт.

В итоге осенью 1919 года инициатива перешла к противнику. В конце года Врангель непродолжительное время командовал Добровольческой армией, затем его отношения с Деникиным испортились окончательно. Взаимные упреки и обвинения сделали разрыв неизбежным. 27 января 1920 года Врангель подал прошение об отставке, а 8 февраля был уволен от службы и вскоре выехал в Константинополь. Драма ВСЮР завершилась Новороссийской катастрофой и эвакуацией остатков войск в Крым.

Правительство Юга России. Крым, Севастополь, 22 июля 1920 года

В белом Крыму 

20 марта 1920 года измученный и морально опустошенный Деникин заявил старшим начальникам ВСЮР о своем намерении уйти в отставку. Следовало назвать имя нового Главнокомандующего. Выбор пал на Врангеля. 22 марта Деникин передал власть своему непримиримому оппоненту, вернувшемуся в Крым для того, чтобы принять личную ответственность за безнадежную борьбу. В своем первом приказе Врангель обещал расстроенным соратникам сделать всё возможное, чтобы «вывести армию и флот с честью из создавшегося положения». Сенатор Николай Чебышев в эмиграции вспоминал, как быстро показал новый Главнокомандующий «дар и вкус к организационной работе, управлению людьми и влиянию разумом, волей, искусными ходами виртуоза-шахматиста для осуществления поставленных им себе политических целей на благо русского дела так, как он это благо понимал». «Если уж кончать, — говорил Врангель известному публицисту Василию Шульгину, — то, по крайней мере, без позора». И свое слово потомок рыцарей сдержал.

28 апреля ВСЮР были переименованы в Русскую армию. Врангель восстановил боеспособность войск, дисциплину и сорвал попытки противника штурмовать Перекоп. Генералы, любившие загулы, отправлялись за границу. 20 мая Главнокомандующий опубликовал свое знаменитое воззвание к русским людям:

«Слушайте, русские люди, за что мы боремся:
За поруганную веру и оскорбленные ее святыни.
За освобождение русского народа от ига коммунистов, бродяг и каторжников, вконец разоривших Святую Русь.
За прекращение междоусобной брани.
За то, чтобы крестьянин, приобретая в собственность обрабатываемую им землю, занялся бы мирным трудом.
За то, чтобы истинная свобода и право царили на Руси.
За то, чтобы русский народ сам выбрал бы себе Хозяина.
Помогите мне, русские люди, спасти Родину».

На рассвете 25 мая белые перешли к активным операциям, отбросив от перешейков 13-ю армию большевиков, и вышли в Северную Таврию. Если Великобритания фактически отказалась от поддержки Белого Крыма, то Франция отнеслась к борьбе Русской армии с участием, особенно на фоне разгоравшейся советско-польской войны. Летом 1920 года Франция признала правительство Юга России де-факто. Врангель неоднократно подтверждал «свое намерение установить условия, позволяющие созыв Национального Собрания, избранного на основе всеобщего избирательного права и посредством которого будет установлена форма правления». Однако главным достижением Врангеля стала его реформаторская деятельность, благодаря которой понятны контуры Российской государственности, не состоявшейся в ХХ веке в результате поражения Белых армий.

В одном из первых интервью генерал Врангель заявил: «Я добиваюсь того, чтобы в Крыму, хоть на этом клочке, сделать жизнь возможной… Ну, словом, чтобы, так сказать, показать остальной России…вот у вас там коммунизм, то есть голод и чрезвычайка, а здесь идет земельная реформа, вводится волостное земство, заводится порядок и возможная свобода». Белый Крым стал запоздавшей альтернативой однопартийному ленинскому государству. «Левая политика правыми руками», диалог с промышленными рабочими, земельная и волостная реформы, а в целом созидание альтернативной России — вот в чем заключалась деятельность Главнокомандующего и правительства Юга России. Белые четко указали на свои социальные ценности: неприкосновенность Церкви, введение широкого выборного крестьянского самоуправления, начиная от волостей, свобода частной хозяйственной инициативы и земельная реформа в интересах тех, кто обрабатывает землю собственным трудом. Соратниками Врангеля в Крымский период оказались такие выдающиеся политики как Александр Кривошеин, организатор столыпинской агарной реформы в 1906—1915 годах, и Петр Струве, с чьим именем связано возрождение русской либерально-консервативной мысли. Чтобы повысить значение боевых отличий в возрожденной армии, Врангель учредил новый воинский орден св. Николая Чудотворца двух степеней (орденский праздник 9/23 мая). I степени не имел никто. Кавалерами ордена II степени стали 338 чинов, включая самого Главнокомандующего, чьи заслуги в Крыму таким образом отметила кавалерская Дума осенью 1921 года.

Затухание войны с Польшей позволило большевикам осенью 1920 года сосредоточить на Юге превосходящие силы. В это время в Тамбовской губернии началось мощное крестьянское восстание Петра Токмакова и Александра Антонова. На Востоке волновались сибирские хлеборобы, потрясенные грабительской продразверсткой. Белых требовалось разбить до зимы 1921 года, чтобы не дать сомкнуться «офицерской» и «кулацкой» контрреволюции, на что так рассчитывал Врангель. К началу решающих боев советский Южный фронт под командованием Михаила Фрунзе имел почти 100 тыс. штыков, более 30 тыс. сабель, более 500 орудий, более 2,6 тыс. пулеметов, 17 бронепоездов, более 50 бронеавтомобилей и 45 самолетов. В боевом составе маленькой Русской армии к 15/28 сентября 1920 года насчитывалось 27 467 штыков, 8566 сабель, 339 орудий, 1417 пулеметов, 12 бронепоездов, 47 бронеавтомобилей, 24 танка и 55 самолетов. В жестоких осенних боях удержать Перекоп не удалось. Белый Крым пал.

Генерал Врангель у Графской пристани. Последние дни перед эвакуацией. Ноябрь 1920 года

Смотрите также:
Русский Исход

Врангель предвидел трагический финал и вместе с чинами Флота прикладывал немалые усилия для того, чтобы не повторилась новороссийская катастрофа. Крымская эвакуация 1920 года не была идеальной. Тем не менее, в период 1—3 (14—16) ноября из Крыма в Турцию ушли 126 судов и кораблей. Крым покинули 145 693 человека, в том числе примерно 70 тыс. военнослужащих, включая раненых, инвалидов, тыловиков и учащихся военно-учебных заведений. Остальные были гражданскими лицами. По сравнению с горечью изгнания участь беженцев могла стать еще более страшной. До лета 1921 года большевики расстреляли в Таврии по разным оценкам от 50 тыс. до 75 тыс. человек, сдавшихся на милость победителя. «Но в ту весну Христос не воскресал», — писал в ужасе в апреле 1921 года Максимилиан Волошин, оставшийся в Симферополе.

Эвакуация армии генерала Врангеля из Крыма.Фото 1920 года

«Боже, спаси Армию» 

5 января 1921 года в своем приказе по армии Главнокомандующий писал: «Позади — поруганная Родина, ряд дорогих могил, разбитые надежды… Впереди — неизвестность… Но милостив и справедлив Господь! С мечом в руке и с крестом в сердце шла наша армия за правое дело. Она выполнила свой долг до конца». Годы эмиграции — Константинополь, Сремски Карловцы, Брюссель — были наполнены неустанной борьбой Врангеля за сохранение кадров Русской армии и Флота. К 1 июля 1923 года они составляли 28 666 чинов, включая 518 строевых чинов Бизертской эскадры. 1 сентября 1924 года Главнокомандующий реорганизовал армию в Русский Обще-Воинский Союз (РОВС) и стал его первым председателем. В рядах Союза состояли, по официальной справке, 35 214 чинов, включая 25 293 офицера. Положение армии на чужбине оставалось тяжелым. В своих приказах Врангель требовал от начальников отделов принимать «всевозможные меры для борьбы с упадническими настроениями, в связи с затянувшимся нашим пребыванием за рубежом». Кроме того, с первых лет эмиграции Петр Николаевич упорно отстаивал независимость армии и Союза от какой-либо «партийности», в первую очередь от претензий со стороны монархистов-легитимистов. «Русская армия, — подчеркивал Врангель 6 декабря 1921 года в письме к генерал-лейтенанту Евгению Миллеру, — будет вести борьбу не за монархию, не за республику, а за Отечество». Будучи монархистом, Врангель считал неприемлемым и политически вредным придавать национальному антибольшевистскому сопротивлению монархическую окраску.

В узкий круг соратников и единомышленников Главнокомандующего входили генералы Павел Шатилов и Алексей фон Лампе, общественно-политические деятели Александр Гучков, Иван Ильин, Антон Карташев и еще несколько доверенных лиц. Врангель критиковал деятельность генерала от инфантерии Александра Кутепова, возглавлявшего Разведывательно-информационную часть Собственной канцелярии Его Императорского Высочества Великого князя Николая Николаевича (Младшего). По мнению Врангеля, Кутепов неизбежно должен был стать жертвой чекистской провокации. В 1927—1928 годах Врангель приступил к созданию собственной организации для конспиративных операций на родине. В глазах руководителей ОГПУ он был наиболее яркой, самостоятельной и опасной фигурой в русской эмиграции. До сих пор существует версия о том, что его странная и скоропостижная смерть стала результатом отравления.

Генерал Врангель среди Кубанских Казаков. 19 сент. 1926г.

Зимой 1927/28 годов Врангель перенес простуду, а затем грипп. 18 марта в своем брюссельском доме (17, avenue Bel-Air) он почувствовал себя неважно. Врачи диагностировали гриппозно-кишечное заболевание. Через десять дней температура достигла отметки почти в 40º. Больной очень тяжело переносил жар, испытывал тяжелые страдания. В Брюссель поспешно приехал из Парижа знаменитый хирург Иван Алексинский, которому Врангель безгранично доверял. 30 марта врач нашел положение неопасным, но 11 апреля, приехав вторично, констатировал, что какая-то скрытая инфекция инициировала туберкулез в верхушке левого легкого пациента. Петр Николаевич переживал сильное нервное потрясение и даже кричал. Ему виделись яркие образы войны, и казалось, что он пишет бесконечные приказы… Несмотря на тяжелое состояние, Врангель пытался заниматься делами и даже парировал некоторые печатные заявления генерала Деникина. Накануне Пасхи Петр Николаевич дважды исповедовался и причастился Св. Христовых Таин у своего духовника, протоиерея Василия Виноградова. Утром 25 апреля 1928 года Главнокомандующий скончался, сказав перед смертью, по свидетельству генерала фон Лампе: «Я слышу благовест… Боже, спаси Армию». 28 апреля после заупокойной литургии и панихиды тело Главнокомандующего было погребено на брюссельском кладбище Lxelles. 6 октября 1929 года останки генерала Врангеля торжественно перезахоронили в Белграде, в русской Свято-Троицкой церкви. Но на этом история с упокоением Врангеля не закончилась.

Осенью 2005 года в Москве были перезахоронены останки генерала Деникина. Похороны получили большой резонанс, но производили весьма странное впечатление своим противоречивым характером на фоне волны неосталинизма, поднимавшейся в обществе. Зимой 2007 года режиссер Никита Михалков предлагал перезахоронить на Донском кладбище и Врангеля. Однако Петр Базилевский, внук Главнокомандующего и сын его дочери Натальи Петровны, высказался против такого двусмысленного намерения: «Будь он жив, вряд ли бы он сам согласился бросить свою армию для чести ехать в Москву один, зная, что там до сих пор почетное место рядом с Кремлем занимают Ленин и Сталин». И это принципиальное решение трудно назвать неправильным. Главнокомандующий не мог заключить позорный мир со злом.

Похоронная процессия с гробом генерала П.Н. Врангеля в Белграде

 

Духовенство в процессии

 

Патриарх Сербский Димитрий и Митрополит Антоний (Храповицкий) на заупокойной литии

 

Строй сотни Лейб-Гвардии Кубанского дивизиона

 Гробница генерала Врангеля в русской церкви в Белграде

Из приказов и писем генерала Врангеля, 1920—1928 годы:

«Наша армия сделала великое дело. Она удержала от гибельного шага мир, готовый уже броситься в объятия разбойников и предателей. Она приняла на себя удар врага, отвратила красную нечисть от Европы».

«Пусть говорят нам, что Россия погибла, что родных нам Армии и Флота нет. Мы знаем, что это ложь. Россия жива. Истерзанную и поруганную, мы вынесли ее на своих знаменах — этих знамен, пока мы живы, не вырвать из наших рук».

«Не может называться Русской та армия, вожди которой подписали Брест-Литовский мир».

«Белая борьба — это единственная светлая страница на мрачном фоне Российской смуты, страница, которой участники Белой борьбы по праву могут гордиться и признание морального значения коей обязаны требовать от всех».

Кирилл Александров

Источник

Смотрите также:

Незримая звезда адмирала Колчака

26 января исполняется 93 года со дня смерти генерала Владимира Оскаровича Каппеля

26 января мы вспоминаем генерала Александра Павловича Кутепова

Рыцарь духа — генерал Дроздовский

ПЕРВАЯ ШАШКА РОССИИ. Уникальные фотографии из личного альбома графа Келлера

О «белых» генералах Каппеле, Дроздовском, Скобелеве, их небесных покровителях и не только… (+ВИДЕО)


Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

3 комментария на ««С мечом в руке и с крестом в сердце шла наша армия за правое дело»»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *