Перейти рубеж

by on 10.04.2014 » Add more comments.

Каждый из нас рано или поздно приблизится к своему смертному часу. И час этот для каждого из нас станет главным испытанием, после которого мы узнаем о том, каковы итоги нашей жизни… Справиться с этим испытанием христианину помогает священник.

Последнее напутствие умирающему — огромная ответственность. Своим опытом пастырского напутствия человеку, ступающему на путь, уводящий в вечность, делятся с нами священники Саратовской митрополии.

Какой должна быть идеальная смерть? Когда мы думаем об этом, то понимаем: человек должен ждать смерть с нетерпением, так как она — всего лишь дверь в жизнь вечную и ведет нас ко встрече со Христом. Однако многие ли из нас видели такое? Пожалуй, о святых мы такое читали, а вот в реальной жизни… Чтобы умирать с подобным внутренним устроением, нужно иметь очень глубокую веру. Тем не менее, смерть людей верующих к идеалу приближена. Христианин умирает с надеждой на жизнь вечную. Он не испытывает панического страха и отчаяния. А вот человек, не имеющий в душе веры, судорожно цепляется за утекающую жизнь. Испытывает дикий ужас перед приближающимся событием, от осмысления которого прятался все время своего существования.

Когда верующий человек готовится преодолеть рубеж между жизнью и смертью, он обязательно постарается исповедоваться и причаститься. Наверное, из-за этого в среде нецерковных людей распространено мнение, что Причастие и соборование провоцируют наступление смерти. Это совсем не так. Опыт показывает, что люди, находящиеся, казалось бы, при смерти, часто встают с одра после Таинств…

О преображении перед смертью

Ключарь Свято-Троицкого собора города Саратова священник Александр Домовитов, делясь своим опытом, вспомнил про одного молодого человека, который очень серьезно заболел. Как-то быстро он понял, что ему предстоит скорый переход в вечность, пришел в храм — и именно у отца Александра исповедовался до последнего. Пока этот молодой человек мог ходить — регулярно посещал богослужения, когда слег, батюшка приходил к нему домой.

— У юноши не было паники, не было протеста и ропота на Бога. Я увидел, как он за короткое время переосмыслил всю суть своего существования, поменял себя коренным образом. На всю свою жизнь от рождения и до смертного рубежа умирающий взглянул с той единственно правильной точки зрения, что все его земное существование было подготовкой к жизни будущей, вечной. Этот человек, подойдя к последнему рубежу жизни, преобразился до неузнаваемости — стал настоящим христианином. И сподобился мирной христианской кончины… А вообще, люди сегодня разучились умирать. Раньше человек уходил из жизни подготовленным. Когда подходил момент смерти, приглашали священника, читался канон на исход души от тела, а после смерти — последование по исходе души от тела. Служилась панихида или лития. Накануне погребения гроб с усопшим приносили в храм, где всю ночь близкие читали Псалтирь, а утром отпевали. Сейчас, столкнувшись со смертью ближнего, люди лишь вызывают сотрудника похоронного агентства…

О ходатаях перед Богом

Священник Константин Солнцев, настоятель храма во имя Архистратига Божия Михаила села Перелюб Покровской епархии, поделился наблюдением о том, что очень часты случаи, где проявляется великая и неисчерпаемая милость Божия по отношению к умирающим.

— Я часто сталкиваюсь с тем, что в течение жизни человек не жил полной жизнью христианина, а вот на смертном одре вдруг кается и причащается… Не так давно позвали меня к умирающему, Николаю. Ехать нужно было в деревню Большая Тарасовка. Путь неблизкий, доехал я до Тарасовки нескоро. Жизнь в Николае уже еле теплилась. Но он смог исповедаться, и я его причастил. Позже мне стало известно, что почти сразу после моего отъезда он умер. За что такая милость Божия? Я думаю, что у людей, удостоившихся ее, есть ходатаи перед Богом. Возможно, раньше в роду у них были молитвенники, может быть, есть праведные родственники или друзья — по их молитвам Господь изливает такую сугубую милость…

Совсем недавно, в январе этого года, я пришел причащать умирающую женщину. Оказалось, что она уже совсем не может разговаривать, сознание ее было не вполне ясным. Я было подумал, что причастить ее не удастся. Однако начал с ней разговаривать, и понемногу умирающая стала приходить в себя. Смогла исповедоваться, а после Причастия совсем ожила. Я ее пособоровал — и она поднялась. Встала и тут же начала хлопотать, яблоки из погреба доставать, чтоб меня угостить… Будто и не она только что лежала на смертном одре. Скончалась эта женщина через две недели. Мирной и спокойной была кончина.

До какой черты провожает пастырь

Игумен Нектарий (Морозов), настоятель храма во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла, благочинный Петропавловского округа Саратовской епархии, так рассуждает об опыте последнего священнического напутствия:

— Священник, который провожает человека в жизнь вечную, доходит вместе с ним до самой-самой последней заставы, которая только может быть, и возвращается обратно, потому что его пора еще не пришла. Иногда, провожая человека, он может зайти дальше других людей и увидеть что-то, что уже видит умирающий человек, но чего не видят остальные люди. Безусловно, пастырь извлекает какие-то уроки для себя. Приходит понимание, что ты тоже когда-то к этой границе подойдешь. И хочется надеяться, что к переходу через этот самый важный в жизни человека рубеж ты будешь хотя бы в какой-то степени подготовлен…

Когда я еще служил на подворье Троице-Сергиевой Лавры в Москве, был свидетелем смерти одной нашей прихожанки, Анисии. Она слегла, за ней ухаживала одна монахиня. Родственников и жилья у этой женщины не было. Вообще, вокруг Анисии существовала какая-то тайна. Как-то мы увидели фотографию ее в молодости — Анисия была очень красивой. Но реальная Анисия, которую мы видели перед собой, совершенно не соответствовала этому образу на фото. Женщина была страшно изуродована: на спине был горб, лицо буквально синего цвета. История ее жизни не была известна. После исповеди Анисии оставалось чувство, что есть нечто, чего эта женщина не говорила во время этого Таинства никогда. И вот наступил момент, когда смерть подошла к ней очень близко. Говорить она уже не могла, лежала молча — в глазах у нее был страх. Монахиня, которая ухаживала за ней, сказала такие слова: «Я читала, что если ты в чем-то не покаялась на исповеди, а теперь тебя не слушается язык, можешь, уже умирая, покаяться в этом перед Богом мысленно, Господь примет эту исповедь». В глазах у умирающей мелькнуло ясное понимание, радость и какая-то работа мысли. Через некоторое время она успокоилась и мирно скончалась. Сразу после смерти ее скрюченное тело вдруг распрямилось. Хоть это и грубо звучит, но пришлось увидеть, как на практике исполнилась известнейшая поговорка относительно горбатого, которого могила исправит. Было чувство, что распрямилось не тело, а душа, которая была чем-то скована…

Многим доводилось слышать (или наблюдать), что на смертном одре на человека нападают неизжитые страсти. Так ли это на самом деле? Отец Нектарий подтвердил:

— Кажется, что когда человек умирает, ему не до страстей. На самом деле то, что человеком владело в течение всей жизни, и в момент смерти его не оставляет. Враг накидывается на душу, чтобы успеть сделать то, что он не успел сделать за всю прожитую человеком жизнь. Например, нападает чувство отчаяния, которое рождается при мысли о содеянных грехах. И это чувство может в момент смерти человека совершенно отлучить от Бога. Здесь очень важно воспротивиться этому отчаянию, понять — это не мои мысли, не мои чувства, и Бога благодарить. Может быть видение каких-то различных картин, представлений, которыми враг в это время тоже может смущать душу человека. И наконец, это могут быть абсолютно любые страсти, которые гнездились в душе.

Например, умирающий, у которого сил нет встать, может быть одержимым даже блудной страстью. А бывали случаи, когда люди просили принести им что-то, чем они дорожили, вцеплялись в это так, что близкие не могли у них это отобрать даже после смерти, хоть и хорони так. Как ни странно, человек может в момент умирания тщеславиться и гордиться хорошо, чисто прожитой им жизнью. Это тоже может погубить душу. На смертном одре, наоборот, необходимо смирение и понимание того, что спастись мы можем только лишь по милости Божией. Очень важно в этот момент предаться Его воле. Человеку, чтобы достойно встретить смерть, именно это и необходимо: покорность Богу и смирение.

Подготовила Светлана Попенко

Источник

Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

2 комментария на «Перейти рубеж»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *