Об исцелении гадаринского бесноватого

by on 11.11.2017 » Add the second comment.

Слово на воскресное Евангелие Антония, митрополита Сурожского, в неделю 23-ю по Пятидесятнице.

Лк., 38 зач., VIII, 26-39.

Этот рассказ многогранен, к нему можно подойти со множества сторон. Я хочу остановиться именно на разных сторонах и раньше всего обратить ваше внимание на одно обстоятельство, связанное с Господом Иисусом Христом. Спаситель Иисус Христос есть Бог, ставший человеком. Он — Слово Божие, сотворившее вселенную, Он управляет всем миром премудростью Своей. И вдруг здесь, как в целом ряде других случаев, Он, казалось бы, забывает обо всем, потому что перед Ним одна конкретная нужда, один конкретный страдалец: этого достаточно, чтобы Он обратил на него все Свое божественное и человеческое внимание. Это замечательная черта во Христе, это замечательная черта в Боге. Мы часто думаем, что есть вещи великие и стоящие, и есть малые и мало стоящие внимания. Не так с Богом. Нет такого страдания, нет такой боли, нет такой нужды, нет такой радости, которой не мог бы приобщиться Бог всецело, всем Своим Существом и внести иногда в безвыходное положение новый элемент, открыть как бы дверь, которая сделает это положение небезвыходным. 

Вот и здесь Христос, Бог вселенной, будто забывая все на свете, все Свое внимание обращает на этого человека, потому что этот человек страдает, потому что ему нужна помощь, потому что он в горе. Нам стоит задуматься над этим, потому что не так поступаем мы с людьми, которые в нужде. Когда нужда охватывает сотни, тысячи людей, мы вдруг просыпаемся и начинаем действовать, но, когда перед нами один-единственный страдалец, а вокруг житейские заботы, собственные нужды, все то, что составляет нашу личную и общественную жизнь, мы проходим мимо. Ну да, он страдает, но это же маленькое, частное дело, разве можно это сравнить со всемирной историей, с событиями вселенной? И мы забываем, что каждый человек бесконечно драгоценен, что второго такого человека не существует и никогда не будет существовать, что он — единственный во всей вселенной и во все века. И обратить на него внимание надо в любой момент, всецело, даже когда нас призывают обстоятельства, жизнь к другому, к тому, что кажется нам более широким, более глубоким.

Я когда-то был врачом и пережил это очень сильно, когда, будучи военным хирургом, видел, как разверзается, страшно развивается война, и вместе с тем единственной моей заботой должен быть тот человек, который передо мной лежит на операционном столе. Ничего другого на свете нет, если даже обстреливают больницу или санитарный пункт, где мы находимся, мне до этого нет дела. Только один человек существует: этот человек, другого нет. 

140084-p

Митрополит Антоний Сурожский
.

И мне кажется, что здесь Христос нам дает пример, потому что если мы так относились бы, с таким вниманием, с такой зрячестью ко всем людям вокруг нас, то жизнь была бы совершенно иная. Мы не жертвовали бы всем ради какого-то дела, мы не жертвовали бы и делом, потому что при верном подходе к делу перед нами раскрывались бы возможности, которых иначе бы не было.

Мне вспоминается сейчас один священник. Он ко мне пришел и сказал, что жена его попросила со мной поговорить. Их жизнь стала безрадостной, с тех пор как его священническая деятельность расширилась, он занят только другими людьми, а жену, детей своих он едва видит. И в результате жена несчастна, а дети — без отца. Я ему тогда сказал: «Ты знаешь что сделай — уменьши наполовину свою пастырскую деятельность». — «Как же я могу, ведь это — мой долг перед Богом и людьми?!» — «Нет, первая твоя паства — это жена и дети». — «Но я отвечу за всех тех, кого оставлю без внимания за это время. Я в ад за это могу пойти!» Я тогда ему сказал: «Знаешь, если ты это сделаешь по послушанию, то в ад пойду я, а не ты». Он просиял и говорит: «О, тогда все хорошо!» (Я не совсем так чувствовал, но был рад, что он так отозвался.) «И что же мне делать?» — «Половину времени, которое ты посвящал своим пасомым, отдай жене и детям, позаботься о них всецело, и увидишь, что будет».

Прошло несколько месяцев, и жена ко мне пришла и говорит: «Знаете, я просто не понимаю, что у нас случилось: мой муж половину своей пастырской работы оставил, все это время он отдает нам. А пастырская работа совершенно преобразилась. Вместо того чтобы он бегал по домам, к нам приходит несметное число прихожан и говорят: «Мы пришли к вам в дом, потому что мы хотим увидеть, что Бог может совершить над семьей, если семья всецело Ему предана. Ваша семейная жизнь является светочем в нашем приходе. Нам не нужно, чтобы отец В. нас посещал постоянно, нам довольно прийти и увидеть, что Бог совершает в вашей среде и, уверившись в этом, спокойно идти домой и жить так же».

Разве это не замечательно? Разве это не пример, разве это не притча в действии и в реальности?

110661-p

После того как я говорил о самом Христе, теперь хочу остановиться на бесноватом. Бесноватый — это человек, который одержим, который над собой власти не имеет, является как бы посмешищем и игрушкой иных сил. Эти иные силы — я в этом глубоко убежден, так учит нас и Священное Писание, и жизнь и учение Святых Отцов Церкви — могут быть действительно бесовские, но не всегда действуют в таком размере и с такой яркостью, с которой они описаны здесь. Это может быть «чертовщина» в нашем русском смысле слова. Человек может быть одержим страстью к питью, быть пьяницей, страдать запоем, человек может быть сладострастником. Это может быть человек, неспособный удержаться от гнева, это может быть человек, который неудержимо влечется к воровству, это может быть человек, который пылает ненавистью, завистью, ревностью, мало ли чем. Всмотритесь, будто в зеркало, в свою собственную душу, и вы увидите, сколько в ней страстей, может быть, мелких, может быть, не таких трагических, как явное беснование, сколько таких страстей в каждом из нас, которые не дают нам свободу быть полностью достойными самих себя. Помните слова Некрасова: «Хоть и злоба во мне велика и дика, а до дела дойдет — замирает рука»

Замените слово «злоба», словом «вдохновение», «желание» и вы увидите: сколько раз бывало, что — о да, как бы хотелось!.. о да, я с такой готовностью!.. А когда дойдет до дела — ни с места. Поэтому мы должны трезво относиться не только к драматическим беснованиям, которые находим в Священном Писании и в нашей жизни, среди людей вокруг нас (хотя реже, чем иногда это представляется), и подумать над теми мелкими бесами, которые делают нас такими же мелкими и чуждыми правде Божией и правде человеческой, как и этого бесноватого.

Но замечательно в этом человеке то, что он не только беснуется. Как только бесноватый оказывается перед лицом Христа, даже когда еще издали Его видит, он во Христе видит покой, видит в Нем гармонию, он в Нем видит цельность истинного Человека, и одновременно в этой цельности прозревает Бога, таящегося в Нем. И он падает к ногам Христа и поклоняется Ему, потому что даже для бесов Бог есть Тот, Который владеет всем, Который Хозяин вселенной, видимого и невидимого мира.

Но эти бесы остаются бесами. Одержимый падает к ногам Христа, но нечистота, нечистые силы, нечистые влечения в нем кричат Христу: «Зачем Ты пришел? Оставь нас, уйди!» И Спаситель спрашивает: «А как вас звать?» — «Нам имя легион», т. е. целое полчище сидит в этом человеке, как в гнезде. А в нас что сидит? Сколько мелких чертенят, сколько мелких бесов нами владеют: зависть, и ревность, и сладострастие, и трусость, и ложь, и жадность, и сребролюбие, и ненависть, и злоба, и отказ простить чужую обиду и т. д. и т. д. В нас тоже, можно сказать, легион сидит.

И Христос повелевает им уйти, но для этих бесов уйти — значит вернуться в бездну. Они хотят как-то удержаться в видимом мире, чтобы не идти во тьму кромешную, уготованную дьяволу и служителям его, и просят Христа: «Пусти нас в это стадо свиней». Часто задается вопрос: почему, чем эти свиньи им приглянулись? Дело в том, что среди евреев, так же как и среди мусульман, свинья является символом нечистоты, и из всех животных, которые вокруг были, бесы увидели то существо, которое всем провозгласит, кто они такие. Они ушли — куда? В область ритуальной нечистоты.

Еще дальше образно показано, что бывает, когда эта нечистота получает власть: все стадо бежит и кидается в море, погибает. Из этого наглядно видно, что бывает, если злу, даже бесенятам, даже мелкой мерзости, дана полная свобода: она нас приведет к погибели, к разрушению, к смерти.

.

А дальше? Дальше происходит что-то очень страшное. Пастухи убегают поднимать весь народ в деревнях, в городе, рассказывают, что случилось, и люди спешат посмотреть, что же там совершилось, посмотреть на бесноватого — и видят, что он теперь в здравом уме, одет. А свиньи где? Потоплены. И тут происходит ужасная вещь: что этот человек исцелен — им все равно, а что их свиньи погибли, это — да, ужас. Второго такого случая они не хотят видеть. Они обращаются ко Христу и говорят: «Уйди из наших пределов. Спасение одного человека такой ценой, таким ударом по нашему карману — нет, на это мы не согласны». Мы с ужасом читаем такой рассказ, мы думаем: как это возможно? А на самом деле, разве мы готовы в каждом отдельном случае пожертвовать своим благополучием, своим добром для того, чтобы один человек выздоровел, вошел в жизнь, очнулся? Не всегда. И потому не будем очень укорять этих гадаринских жителей, а подумаем о себе. Как отвечу я? Если вдруг все мое имущество, все то, на что я надеялся, чтобы разбогатеть и жить благополучно, у меня будет отнято ради того только, чтобы один человек стал нормальным, здоровым, начал новую жизнь, — что бы я на это сказал? Задумаемся над этим, потому что мы не во всем лучше этих людей.

А дальше? Христос уходит, и бывший бесноватый хочет за Ним последовать: «Пойду с Тобой». Он не хочет разлучиться с тем Человеком, Который ему дал новую жизнь. И Христос ему говорит: «Нет, иди к своим, расскажи им, что случилось». «Свои» — это те же самые жители, гадаринцы, они, может быть, тоже свиней потеряли. Как они его примут?.. Кроме того, мы все знаем, что свидетельствовать перед чужими не так трудно, потому что они нас не знают, а свидетельствовать о чем-то великом, что с нами случилось лично, перед своими близкими гораздо трудней. Ответ очень часто бывает: «Ну, рассказывай! С тобой? Такое чудо случилось? Такое не бывает с людьми, подобными тебе!» И вот на что посылает Христос этого бесноватого и каждого из нас, кто силой Христа, силой веры во Христа отречется от всей своей бесноватости, начнет новую жизнь оздоровленным, исцеленным, т. е. ставшим целым, вот на что нас зовет Господь: «Пойди к своим, пусть они посмотрят, какое чудо может совершить Бог даже над одним из их собственной семьи».

Митрополит Антоний Сурожский

Источник

Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

Один комментарий на «Об исцелении гадаринского бесноватого»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *