Убогий Серафим и многострадальный Николай. Канонизация святого – это показатель самосознания общества

by on 15.01.2013 » Add more comments.

 

К 180-летию преставления преподобного Серафима Саровского.

Канонизация святого – это не политический акт с целью воздействия на расстановку сил и не культурно-историческая пропаганда определенного деятеля. Канонизация – не раскрутка культового героя и не лоббирование политического лидера. Что же такое канонизация? Попытаемся понять это на примере прославленного в начале XX века преподобного Серафима Саровского и российского императора Николая II, чье общецерковное прославление, по всей видимости, произойдет на Архиерейском Соборе в августе.

(Статья написана 31 июля 2000г. – прим. ред.)

.

«ПРЕПОДОБНЫЙ СЕРАФИМ — ЭТО МЫ, только очищенные от грязи, от греха, от беззакония»

Епископ Нижегородский Георгий (Данилов)

.

СЛАВА “УБОГОГО СЕРАФИМА”
.

Кто в нашей стране не знает преподобного Серафима Саровского? Несомненно, что это величайший святой последних веков. В наше время его почитание в России сравнимо разве что с почитанием преподобного Сергия Радонежского. Даже старообрядцы-беспоповцы, которые не признают “послениконовских” святых, почитают “батюшку Серафима”. Когда однажды я зашел в гости к своему московскому соседу-беспоповцу, то увидел у него на стене календарь, где вместе с великими древними праздниками Православной Церкви был отмечен и день преподобного Серафима. На мой удивленный вопрос, как же он может почитать святого “официальной Церкви”, который, живя в XIX веке, следовал всем новым обрядам, резко отрицательно отзывался о раскольниках, признавал священноначалие, приступал к Таинствам, более того – сам был священником (а беспоповцы не признают ни священства, ни Таинств), Георгий только недоуменно разводил руками. Старообрядческий календарь вопреки всякой логике свидетельствовал о величайшей святости угодника Божьего, преодолевающей всякие разделения. Даже в далекой Америке, откуда до Сарова – почти как до Луны, преподобный Серафим пользуется особым, совершенно исключительным почитанием.

Учение преподобного Серафима о цели христианской жизни – “стяжании Духа Святого” – стало подлинным духовным открытием конца второго тысячелетия. Немногие даже из величайших святых древности удостаивались таких откровений и дарований, которые получил Саровский старец. “Убогий Серафим”, как он сам себя называл, приобрел такую земную славу (не говоря уже о небесной), аналогом которой в светской истории может быть разве что слава Шекспира или Леонардо да Винчи.

ДРАМАТИЧЕСКАЯ КАНОНИЗАЦИЯ

Преподобного Серафима почитали как великого святого еще при его жизни. А после смерти документально зафиксировано бечисленное множество исцелений и чудес после молитв к этому угоднику Божьему. Фотографии, изображения преподобного Серафима использовались в народе как иконы задолго до его официальной канонизации, как свидетельствует, в частности, “Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря”. На могилу старца в глухой монастырь в Саровском крае съезжались в определенные дни тысячи людей разных званий и сословий, от царской фамилии до странников и нищих. А канонизация, церковное прославление отца Серафима в лике святых, последовала лишь через 70 лет после его смерти, в 1903 году. Причем с огромными трудностями и противодействием. В этой драматической истории причудливо сплелись человеческие заблуждения, чиновничьи амбиции, народное желание и Божественная воля.

Как ни странно, но главными противниками канонизации отца Серафима выступили почти все члены Святейшего Синода – включая его обер-прокурора К.П. Победоносцева. А человеком, который настаивал на прославлении Саровского старца и сделал все, чтобы оно состоялось, был последний российский император Николай II. Казалось бы, какие могут быть препятствия к церковному прославлению великого святого, уже прославленного в народе? Во-первых, “слишком много чудес”, как говорилось в одном из заключений Святейшего Синода. В 1894 году закончила работу синодальная следственная комиссия, проверявшая случаи чудесных исцелений по молитвам о.Серафима. Результаты ее работы были переданы в Синод и благополучно там осели. “Слишком много чудес”. Тогда император Николай II лично выразил желание, чтобы дело о прославлении отца Серафима было доведено до конца, о чем сообщили “Церковные ведомости” в № 30 за 1902 год. Дело ускорилось, но противодействие не прекратилось.

Новым основанием для отказа в церковном прославлении стало состояние мощей преподобного Серафима: его тело подверглось тлению, и сохранились только кости. Враги Церкви постарались использовать этот факт для агитации против канонизации и вообще православия. А члены Синода говорили: “Куда и зачем ехать в лес, когда нашлись только кости?” Однако Древняя Церковь, как пишет протоиерей Владислав Цыпин, “в отличие от позднейшей практики канонизации, не видела в нетленности мощей непременного условия для почитания подвижника в лике святых”. Император Николай продолжал настаивать на канонизации. Для еще более ясного выражения своей воли государь преподнес в дар Саровской обители новый гроб для отца Серафима, попечением царской семьи была устроена прекрасная мраморная рака – “роскошное произведение художества в русском стиле царственной Москвы”, по выражению митрополита Вениамина (Федченкова), а покров на гробницу и коврик с дорожками своими руками вышивала императрица Александра Федоровна. Наконец, императору удалось преодолеть сопротивление Синода, и на его резолюции о грядущем прославлении Николай II собственноручно написал: “Прочел с чувством истинной радости и глубокого умиления”.

Прославление преподобного Серафима Саровского было совершено 1 августа 1903 года по настоянию Государя Императора Николая Второго. И Сам Николай Второй принимал участие в перенесении мощей Святого Старца  

Торжество церковного прославления преподобного Серафима состоялось 19 июля (1 августа по новому стилю) 1903 года. В нем приняла участие вся царская семья и тысячи людей со всех концов России. Сбылось пророчество преподобного Серафима о том, что “среди лета запоют Пасху”. Император, самодержавный властитель 1/6 части мира, преклонял колени перед мощами, нес их на своих плечах, а в день прославления царская семья причащалась Святых Христовых Таин. И если бы не решительность и настойчивость императора Николая II, кто знает, когда бы православная Россия смогла бы возносить церковные молитвы к преподобному Серафиму? Ведь после 1918 года Русская Церковь по понятным причинам была лишена возможности канонизации святых до 1970 года…

СВЯЗЬ ВРЕМЕН

.

Из различных источников до нас дошло удивительное пророчество преподобного Серафима, сказанное императору Александру I. Саровский старец предрекал: “Будет некогда Царь, который меня прославит, после чего будет великая смута на Руси, много крови потечет за то, что восстанут против этого Царя и самодержавия, но Бог Царя возвеличит”. Широко известен и другой факт: преподобный Серафим написал письмо императору Николаю II, которое велел Н.А. Мотовиловой передать “четвертому государю, который приедет в Саров”. Император, прочитав его, горько заплакал. Содержание письма осталось неизвестным.

Блаженная Паша Саровская перед своей смертью в 1915 году клала земные поклоны перед портретом императора Николай II. Келейницы спрашивали ее: “Что ты, мамашенька, так на Государя-то молишься?” – “Глупые, – отвечала она, – он выше всех царей будет”.

“Почитание Царской семьи, – отмечает в одном из своих докладом митрополит Ювеналий, – начатое уже Святейшим Патриархом Тихоном в заупокойной молитве и слове на панихиде об убиенном Императоре через три дня после екатеринбургского убийства, продолжалось – несмотря на господствовавшую идеологию – на протяжении нескольких десятилетий советского периода нашей истории… В домах в красном углу можно было видеть фотографии Царской семьи, а в последнее время стали появляться и иконы с изображением Царственных мучеников. Сейчас такие иконы можно видеть в некоторых обителях и храмах ряда епархий Русской Православной Церкви”.

Еще в 1992 году комиссия Священного Синода по канонизации святых, как пишет ее председатель митрополит Ювеналий, “приступила к изучению отдельных аспектов исторического, нравственного и религиозного характера царствования последнего Императора Дома Романовых”. Все эти годы Комиссия с помощью ведущих профессоров духовных школ занималась изучением вопроса о возможной канонизации царственных мучеников. Не секрет, что даже в Синоде есть противники их церковного прославления.

Тем временем, в обществе происходила полемика относительно тех же вопросов, связанных с жизнью и служением царя Николая II и его семьи. Высказывались диаметрально противоположные мнения, а споры принимали порой самый ожесточенный характер. К настоящему времени попечением храма святителя Николая в Пыжах вышло пять сборников о чудесах царственных мучеников. Некоторым даже кажется, что “слишком много чудес”. Однако различные статистические опросы демонстрируют, что восприятие последнего российского императора нашими соотечественниками все более и более меняется на положительное. С отказом от мифов советской пропаганды образ Николая II и его семьи приобретает все большую привлекательность даже для людей, далеких от Церкви. Следует заметить, что царственные страстотерпцы уже прославлены как местночтимые святые в Екатеринбургской, Луганской, Брянской, Одесской и Тульчинской епархиях Русской Православной Церкви. Почитаются они как святые и в Сербской Церкви, а в Зарубежной Русской Церкви Царская семья прославлена еще в 1981 году.

Процесс канонизации так или иначе связан с вопросами о мощах. Однако история с “екатеринбургскими останками”, весьма энергично раскрученная средствами массовой информации, нисколько не прояснила эту проблему. Аналитики все более склоняются к мнению, что тогдашние похороны были грандиозным спектаклем, а может быть, и провокацией. В любом случае, кому бы ни принадлежали останки, решающего значения для канонизации, как говорилось выше, они не имеют.

ПОБЕДА: СИЛОЙ ИЛИ БЛАГОРОДСТВОМ?
.

Наибольшую критику в деятельности императора Николая II вызывает его отречение от престола. Конечно, государство не монастырь, но любопытно, что в биографии преподобного Серафима случалось нечто подобное. Трижды старца назначали настоятелем монастыря (последний раз – в родной Саровской пустыни), и трижды он по своему смирению отказывался от этой начальственной должности: несмотря на общее желание братии, несмотря на волю руководства, несмотря на очевидную пользу его мудрого управления другими. А преподобный Сергий Радонежский, уже будучи игуменом, однажды, когда против него возроптали, и вовсе ушел из монастыря.

Основной доблестью христианских правителей на Западе считаются их завоевательные походы. Начиная от Карла Великого, награжденного Папой титулом императора за военные победы (Италия, Испания и т.д.), до средневековых походов и позже – признается заслугой короля силовое обращение язычников в христианство и, разумеется, расправа с неверными. Совершенно другие добродетели русских православных государей стали основанием для их прославления Церковью в лике святых.

Начиная от равноапостольного князя Владимира, который, в прошлом жестокий язычник, после своего крещения хотел отменить на Руси смертную казнь и был остановлен только своими советниками; от его сыновей, святых Бориса и Глеба, предпочетших мученическую смерть междоусобной войне с братом (где справедливость была на их стороне!); от святого благоверного князя Александра Невского, защищавшего свою державу, но никого не покорявшего; от его сына, благоверного князя Даниила Московского, не участвовавшего ни в одной войне и окончившего жизнь в монастыре, – и вплоть до последнего российского государя, императора Николай II, отказавшегося от престола ради спасения страны, но не себя, – мы видим иное отношение к власти. Иное отношение к власти, иное отношение к нехристианским народам, иное отношение к свободе человека…

Но самое главное в жизненном подвиге императора Николая II и его семьи – их мужественное терпение страданий и мученическая кончина. В своем докладе на Архиерейском Соборе 1994 года митрополит Ювеналий особенно подчеркнул этот момент: “В политизированную эпоху нового времени, когда гонения на Церковь и христиан трудно порой бывает отделить от политических преследований, жертвы политических убийств могли быть святыми страстотерпцами, так как их убивали как символ православной Руси”. В кротости, смирении, любви к людям и любви к России, в благодушном терпении скорбей и молитве за врагов император Николай достойно подражал преподобному Серафиму Саровскому.

Канонизация святого – это всегда показатель самосознания общества: и церковного, и гражданского. Архиерейский Собор в августе 2000 года откроет нам, на каком же уровне самосознания находимся мы сейчас.

 

Виктор Фомин
31/07/2000
.
Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

2 комментария на «Убогий Серафим и многострадальный Николай. Канонизация святого – это показатель самосознания общества»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *