«Только никто нас с тобой слушать не хочет…» Иоанн Кронштадтский и Матрона Московская – пастырь и преемница

by on 01.05.2014 » Add more comments.

2 мая — 15-я годовщина канонизации блаженной Матроны Московской.

Многие события и факты в биографиях праведного Иоанна Кронштадтского и блаженной Матроны Московской удивительным образом перекликаются. Их мысли и рассуждения во многом созвучны, хотя встретились они в жизни лишь один-единственный раз. Встреча имела огромное значение для обоих: отец Иоанн разглядел в слепой девочке будущую святую, к которой будут прибегать сотни тысяч верующих и получать скорую и благодатную помощь, а для Матроны его слова стали пастырским напутствием духовной преемнице.

При каких же обстоятельствах произошла эта встреча?

Некоторые люди, воспринимающие мир с позиций примитивно понятого христианства, воображают святую Матрону даже в младые лета непримиримой и грозной. Дескать, она могла проникать в мысли и души людей, предвидеть будущее, поэтому с детства обращалась с окружающими, как строгая мать с неразумными детьми: кого-то стращала, кому-то пеняла, а кому-то и грозила карами да наказаниями. Думаю, при несомненном понимании своей избранности, «странности», раннем осознании возложенной на неё Богом особенной миссии, Матронушка могла и с подружками поиграть, и посмеяться, и к маме приласкаться. А в юности она начала испытывать жгучий интерес к окружающему миру, чистое и свежее любопытство к его устройству, свойственное всякому молодому неиспорченному существу. Матрона очень полюбила поездки с дочерью местного помещика Янькова (того самого, которому советовала позже: скорее всё продавай и уезжай за границу! Да он, на свою беду, не послушался и остался гол как сокол), благочестивой и доброй девицей Лидией Яньковой в паломничества: в Киево-Печерскую лавру, Троице-Сергиеву лавру, другие города и святые места России. Бывали молодые путешественницы и в Петербурге.

В одно из посещений тогдашней столицы Государства Российского, в Андреевском соборе Кронштадта (на верхнем фото) произошло чрезвычайно важное событие, настолько важное, что оно отображено на одном из клейм большой иконы святой блаженной Матроны Московской — её встреча с великим проповедником, святым праведным Иоанном Кронштадтским.

Она запечатлена и в кондаке шестом акафиста святой блаженной Матроне Московской:

«Проповедник святости и праведности жития твоего, блаженная, явися святый отец Иоанн Кронштадтский, повелевая верующим людям в храме расступитися и пропустити к нему юную отроковицу Матрону, именуя ю смену свою и осьмый столп России. И прославиша Господа слышавшии о сем, возглашающе Ему небесную песнь: Аллилуиа!»

Что значили слова отца Иоанна для Матроны, почему встреча именно с ним имела такое огромное значение для неё? Кем был Иоанн Кронштадтский для России и для всего мира тогда и кем является сейчас?

«В 1989 году Русская Православная Церковь прибавила к сонму русских святых имя протоиерея Иоанна Сергиева, пастыря Кронштадтского. Для Церкви этот акт был лишь официальным закреплением того, что представлялось несомненным большинству православных ещё при жизни отца Иоанна. Только условиями времени можно объяснить затянувшуюся канонизацию «народного батюшки», — пишут А.В. Ефремов и С.М. Сергеев в книге «Великие духовные пастыри России». Однако не только то, что авторы статьи называют «условиями времени», имея в виду правившую Россией богоборческую власть, препятствовало более ранней канонизации этого святого.

Отношение к Иоанну Кронштадтскому его современников было далеко не однозначным, также как и отношение в наши дни к святой Матроне Московской.

В чём же был виноват отец Иоанн? Видимо, в слишком сильной любви народной к своему пастырю — «народному батюшке».

Уже в Духовной академии он много размышлял о смысле Голгофской Жертвы, мечтал о монашестве и о миссионерской деятельности в Китае, Северной Сибири и Америке. «Прочитав Библию с Евангелием и многие творения святителя Иоанна Златоуста, святителя Филарета Московского и других церковных витий, я почувствовал особенное влечение к званию священника и стал молить Господа, чтобы Он сподобил меня благодати священства и пастырства словесных овец», — вспоминал позднее отец Иоанн. Миссия священнослужителя представлялась ему чрезвычайно важной и ответственной: «Какое высокое достоинство, честь, счастье — молиться за людей, за это драгоценное стяжание и достояние Божие! С какою радостию, бодростию, усердием, любовию надо молиться Богу — Отцу человеков о людях Его!»

Он не стал монахом и миссионером, но Господь услышал его молитвы. 10 декабря 1855 г. в соборе Петра и Павла в Санкт-Петербурге отец Иоанн был посвящен во диаконы, а через день, 12 декабря, хиротонисан во иерея к Андреевскому собору Кронштадта, в котором и прослужил 53 года, до самой своей смерти: с 1875 г. — протоиереем, c 1894-го — настоятелем Андреевского собора, c 1898 г. — митрофорным протоиереем. Всю дальнейшую жизнь отец Иоанн прожил в Кронштадте. Его фамилия – Сергиев – вскоре забылась — все называли его «Кронштадтский», да и сам он нередко так подписывался. Иоанн обвенчался с Елизаветой Несвицкой, дочерью протоиерея Андреевского собора Константина Несвицкого, которого Иоанн заменил после кончины последнего. Детей Иоанн и Елизавета не имели, так как, согласно «Краткому житию» Иоанна Кронштадтского в официальном издании Московского Патриархата, супруги «приняли на себя подвиг девства», то есть жили в миру по монашеским правилам. Супруги воспитывали, как своих, двух дочерей покойной сестры Елизаветы Константиновны. Брак Иоанна и Елизаветы поначалу нельзя было назвать счастливым. Через пять лет супружества им было послано тяжёлое испытание: Елизавета Константиновна стала отходить от веры. Запись в дневнике отца Иоанна от 1883 г. свидетельствует, что его «домашние» не говели даже на первой неделе Великого поста и выказывали «неуважение к постановлениям церковным». Однако отец Иоанн относился к жене с терпением, кротостью и любовью, как и подобает по брачному завету «да прилепится одна душа к другой». Он писал: «Нужно любить всякого человека и в грехе его и в позоре его. Не нужно смешивать человека — этот образ Божий — со злом, которое в нём. (…) Смотри на всякого человека, домашний он или чужой, как на всегдашнюю новость в мире Божием, как на величайшее чудо Божией премудрости и благости, и привычка твоя к нему да не послужит для тебя поводом к пренебрежению его. Почитай и люби его, как себя, постоянно, неизменно. Что такое души человеческие? Это одна и та же душа, или одно и то же дыхание Божие, которое вдохнул Бог в Адама, которое от Адама и доселе распространяется на весь род человеческий. Все люди поэтому всё равно, что один человек, или одно великое древо человечества».

Вот и Матронушка к своим родным братьям Михаилу и Ивану, всю жизнь причинявшим ей беды и обиды, относилась с теми же чувствами, что и праведный Иоанн к своим близким: за всю жизнь не сказала им ни слова упрёка. Да и к другим, обижавшим и гнавшим её, никогда не испытывала недобрых чувств, жалела всех.

И отец Иоанн жалел всех. Кронштадт, портовый город, был средоточием разврата и порока, его населяли преступники, босяки, бродяги и проститутки. Моряки, ремесленники, докеры и чернорабочие, ютившиеся в жалких лачугах и землянках, пили и дебоширили. В 1850–1860-е в Кронштадт стали ссылать из Петербурга тех, кто нарушал общественный порядок. Ночью было опасно пройти по кронштадтским улицам: запросто могли ограбить, а то и убить. Но отец Иоанн не страшился зверовидного внешнего облика своей паствы, следуя убеждению, что «не нужно смешивать человека — этот образ Божий — со злом, которое в нём». Своими знаменитыми проповедями отец Иоанн спасал погибающие души, возрождая их, возвращая им утраченный человеческий образ. И те, кого считали «подонками общества», прозревали, меняли свою жизнь. Сохранился трогательный рассказ о духовном перерождении одного ремесленника: «Мне было тогда годов 22–23. Теперь я старик, а помню хорошо, как видел в первый раз батюшку. У меня была семья, двое детишек. Я работал и пьянствовал. Семья голодала. Жена потихоньку по миру сбирала. Жили в дрянной конурке. Прихожу раз не очень пьяный. Вижу, какой-то молодой батюшка сидит, на руках сынишку держит и что-то ему говорит ласково. Ребёнок серьезно слушает. Мне всё кажется, батюшка был, как Христос на картинке «Благословение детей».

Я было ругаться хотел: вот, мол, шляются… да глаза батюшки ласковые и серьезные меня остановили: стыдно стало… Опустил я глаза, а он смотрит — прямо в душу смотрит.

Начал говорить. Не смею передать все, что он говорил. Говорил про то, что у меня в каморке рай, потому что где дети, там всегда и тепло и хорошо, и о том, что не нужно этот рай менять на чад кабацкий. Не винил он меня, нет, все оправдывал, только мне было не до оправдания. Ушел он, я сижу и молчу… Не плачу, хотя на душе так, как перед слезами. Жена смотрит… И вот с тех пор я человеком стал…».

Таких, как этот ремесленник, было много. Духовная сила проповедей отца Иоанна (как говорили очевидцы, он нередко, произнося их, сам плакал), пронзала сердца простых людей. Но… встречала непонимание и неодобрение у других клириков и у начальства Кронштадтского городского училища, где отец Иоанн с 1857 г. был законоучителем. Недовольны были и в классической гимназии, где он преподавал Закон Божий с 1862 по 1887 гг.— целых четверть века. Одним казалось, что отец Иоанн «юродствует», ища популярности. «От нареканий мирских людей нельзя укрыться. От них и Сам Спаситель не укрылся», — говорил преподобный Старец Иосиф Оптинский. Другие были недовольны его принципиальным нестяжательством, на фоне которого их «стяжательство» выглядело греховным стремлением к богатству. Дело в том, что большинство представителей духовенства жили обычными человеческими интересами: стремились добыть средства для пропитания своих семейств, которые, как правило, насчитывали немало душ, построить хорошие дома, обзавестись достатком. В отце Иоанне они видели укор этим своим стремлениям. Наверное, и Елизавета Константиновна, выйдя замуж, желала обычного земного благополучия.

Но отец Иоанн был человек совершенно безбытный (как и Матрона), «гнезда не вил», к комфорту и покою не стремился, наоборот — к личным удобствам относился с полным небрежением.

Постепенно Елизавета Константиновна сумела преодолеть искушения и в дальнейшем помогала мужу нести крест пастырского служения и подвига, разделяя с ним радости и горе. Батюшка всегда советовался с ней, доверяя её уму и доброму сердцу. «Я священник, Лиза, — говорил отец Иоанн жене, — счастливых семей и без нас достаточно, а мы должны посвятить себя служению Богу». «Что это за высокое лицо — священник? Постоянно у него речь с Господом и постоянно отвечает на его речь Господь; что ни треба, что ни молитва, то ответ на неё Господа. Как при находе страстей не помнить священнику, что страсти низки, нечисты, особенно для него, чтобы не допускать их до своего сердца, которое всегда должен наполнять всецело Един Иисус Христос. Священник — Ангел, не человек; всё житейское он должен оставить далеко за собою». У отца Иоанна было свой понятие о том, что ценно: «Чем Бог не веселит нас, своих тварей? Даже цветочками. Как нежная мать, по присносущной Своей силе и премудрости, Он каждое лето из ничего творит для нас эти великолепные растения».

Отец Иоанн понимал, что его нищей пастве недостаточно проповедей, чтобы «воссиял свет Христов», и раздавал беднякам все свои деньги. Одно время епархиальное начальство даже запретило выдавать ему на руки жалование, так как он сразу же тратил его: ходил в аптеку за лекарствами для больных, носил продукты в многодетные семьи или просто раздавал деньги беднякам. Мог с собственной кухни унести утюг или посуду туда, где они были нужнее, по его мнению, чем у него дома. Жители Кронштадта частенько видели отца Иоанна возвращающимся домой босым, хоть с утра он выходил из дому в полном порядке. Зная эту его особенность, добрые люди порой приносили матушке Елизавете помощь… обувью нужного размера: «Слышали, отец Иоанн снова кому-то свои сапоги отдал, прими, пригодится». Матрона также раздавала всё, что ей приносили, отвергала дорогие подарки: «Ещё до Сходни Матрона жила в Загорске у тёти Поли. Я часто к ним приезжала. Однажды из Царицыно приехала одна больная, муж ее был полковником. Она 14 лет лежала на спине. Её на носилках внесли, когда они первый раз приехали. Во второй раз она уже сидела, а в третий раз уже сама шла. Муж её не знал, как отблагодарить Матрону: «Я тебе хоть машину куплю». А Матрона от всего отказалась: «И машина мне твоя не нужна», — вспоминала тульская землячка Матроны, Антонина Малахова.

К концу XIX в. отец Иоанн прославился не только проповедями, но и чудесными исцелениями. Согласно его личному дневнику, первый случай исцеления по его молитве произошёл 19 февраля 1867 г., о чём он сделал запись в дневнике: «Господи! Благодарю Тебя, яко по молитве моей, чрез возложение рук моих священнических исцелил еси отрока» (о мальчике известна только его фамилия — Костылёв. Н. Л.). Рассказ отца Иоанна об этом случае записал один из священников Андреевского собора: «Кто-то в Кронштадте заболел, просили моей молитвенной помощи. У меня и тогда уже была такая привычка: никому в просьбе не отказывать. Я стал молиться, предавая болящего в руки Божии, прося у Господа исполнения над болящим Его святой воли. Но неожиданно приходит ко мне одна старушка, которую я давно знал. Она была богобоязненная, глубоко верующая женщина, проведшая свою жизнь по-христиански и в страхе Божием кончившая свое земное странствование. Приходит она ко мне и настойчиво требует от меня, чтобы я молился о болящем не иначе, как о его выздоровлении. Помню, тогда я почти испугался: как я могу, думал я, иметь такое дерзновение? Однако эта старушка твердо верила в силу моей молитвы и стояла на своем. Тогда я исповедал пред Господом свое ничтожество и свою греховность, увидел волю Божию во всем этом деле и стал просить для болящего исцеления. И Господь послал ему милость Свою — он выздоровел. Я же благодарил Господа за эту милость. В другой раз по моей молитве исцеление повторилось. Я тогда в этих двух случаях прямо уже усмотрел волю Божию, новое себе послушание от Бога — молиться за тех, кто будет этого просить». По молитвам отца Иоанна избавилось от болезней множество людей, о чём сохранилось немало свидетельств.

Божественная Литургия, совершаемая в Кронштадтском Андреевском соборе св. прав. Иоанном Кронштадтским

В частности, Кронштадтского чудотворца всю жизнь добрым словом вспоминал известный живописец Н.К. Рерих, излечённый отцом Иоанном в детстве.

А не менее знаменитый юрист А.Ф. Кони оставил воспоминания о том, как отец Иоанн излечил от сильного заикания 17-летнюю девушку, которой не могли помочь европейские светила, в том числе один из основателей невропатологии Ж. Шарко. Почитателем дара чудотворного врачевания батюшки был даже легендарный врач С.П. Боткин, крупнейший клиницист и диагност конца XIX в. Василий Розанов называл Иоанна Кронштадтского вкупе с митрополитом Филаретом (Дроздовым) и преподобным Серафимом Саровским «высшею точкою нашего церковно-религиозного развития», а духовный писатель Сергей Нилус посвятил ему свою знаменитую книгу «Великое в малом».

А чтобы болезни не одолевали плоть, отец Иоанн всем — и больным, и здоровым — советовал почаще причащаться Святых Христовых Таин. Блаженная Матрона, как и её благословитель, говорила страждущим то же самое, и это всегда приносило благодатное спасение людям.

Не только в России знали силу молитв отца Иоанна. Тысячи трогательных писем и телеграмм присылали ему из Франции, Испании, Португалии, Италии, Индии, Англии, Австралии, Греции.

Один мальчик из Швеции писал ему: «Я слышал, что ты лечишь людей молитвой; моя мама сошла с ума, лежит в больнице; мне скучно без мамы; помолись, чтоб моя мама выздоровела». Новобрачные из Америки просили его молитв, чтобы «и впредь мы жили так же счастливо».

Возгордился ли он, вознёсся ли в славе? Нет: «Я ничто, но по благодати священства, чрез преподание Божественного Тела и Крови, делаюсь вторичным или третичным виновником исцеления болезней; чрез меня благодать Духа возрождает к пакибытию младенцев и возрастных, совершает в таинстве евхаристии Тело и Кровь Иисуса Христа, соединяет верных с Божеством; чрез меня решит и вяжет грехи человеческие…» — так, в понимании отца Иоанна, происходило чудо исцеления. Так же объясняла свою способность помогать людям блаженная Матрона Московская: «Что, Матронушка — Бог, что ли? Я не помогаю, Бог помогает!».

Её встреча со святым праведным Иоанном Кронштадтским произошла, скорее всего, в конце 90-х XIX в.— начале ХХ в. К тому времени «народный батюшка» уже успел снискать любовь русских людей за самоотверженное служение Богу, за своё бескорыстие и нестяжание, за благодатную силу проповедования, которой наделил его Господь. Жаждущие духовного общения обступали его тесной толпой, где бы он ни появился. Так было и на этот раз. После службы отец Иоанн Кронштадтский благословлял каждого, кто сумел к нему протиснуться, взирая на всех радостно, ласково. Народ стремился к нему поближе, напирал. Вдруг батюшка встрепенулся, стал искать кого-то взглядом и громко произнёс:

— Расступитесь! Расступитесь! Да не затопчите же её! Совсем затолкали, бедную! Расступитесь!

Люди дали дорогу. Из толпы вышла Лидия Янькова, ведя за руку Матронушку. Девочка улыбалась, подняв лицо навстречу отцу Иоанну.

— Слепенькая! — жалостно ахнула жавшаяся у самой солеи тётка в цветастой шали. Отец Иоанн несогласно покачал головой:

— Она позрячей многих из вас. Эта на смену мне идёт, вам после меня в помощь будет. Восьмой столп России.

Он наклонился к Матронушке, благословил с особым тщанием. Матронушка вся потянулась к нему, даже на цыпочки привстала, зашептала:

— Батюшка, война скоро…

Отец Иоанн вздохнул.

— Знаю, милая, знаю. Царство Русское колеблется, шатается, близко к падению! Только никто нас с тобой слушать не хочет… Ну, Господь с тобой! Вот что ещё скажу тебе на прощанье — ножки свои береги…

Толпа, с трудом сдерживавшая нетерпение, снова подхлынула к отцу Иоанну, всё дальше оттесняя от него Матронушку и Лидию…

Иоанн Кронштадтский, как и его последовательница Матрона, обладал даром предвиденья. В процитированных выше отрывках из книги «Моя жизнь во Христе» предсказана судьба, которая постигнет народ, позабывший и предавший своего Государя. В книге также говорится о том, что станет с русскими, когда они начнут стыдиться своей Родины, о будущем России и всего мира. Есть в ней пророчества, которые уже сбылись, есть и те, которые ещё сбудутся. Как мы видим, сбылось пророчество отца Иоанна об «отроковице, которая идёт ему на смену».

Как когда-то притекали к «народному батюшке» огромные толпы верующих, так сегодня приходят они к Матроне Московской и Тульской. Покровский женский монастырь ежедневно посещает от 6 до 15 тысяч человек.

В 1899 г. Матрона предсказала: «Будут грабить, разорять храмы и всех подряд гнать, а потом все бросят землю и побегут кто куда». Сбылось и её предсказание о цареубийстве, сделанное в 1905 г., когда она попросила у матери перо, ободрала его и сказала: «Вот так обдерут и нашего Царя-батюшку…». Она предупреждала о скорой революции, великих войнах и страшном конце мира: «Без войны все умрёте, жертв много будет, все мёртвые на земле будете лежать. Вечером всё будет на земле, а утром восстанете — и всё уйдет в землю. Без войны война идёт».

Но тогда, в момент встречи Иоанна Кронштадского и Матроны, вряд ли многие обратили внимание на слова отца Иоанна о будущей великой святой и поняли их значение. Однако эти слова не могли не запомниться помещичьей дочери Лидии Яньковой, которая и донесла их до нас, и ныне чтущих святую память обоих этих святых. Думаю, уместно будет рассказать о случае, произошедшем со мной не так давно и имеющем отношение и к Матроне, и к Иоанну Кронштадтскому.

Однажды весной, под мелким холодным дождичком, проникавшим, казалось, всюду, я стояла в многочасовой очереди во дворе Покровского монастыря к чудотворной иконе святой блаженной Матроны Московской. Я читала акафист, а позади меня молодая мать рассказывала Житие Матроны дочери, девочке с чудесными ясными глазками, на вид — лет семи. Когда чтение дошло до встречи юной Матроны со святым праведным Иоанном Кронштадтским, и мама стала описывать, какой это был великий чудотворец, девочка вдруг спросила:

— А почему же он тогда бедную Матронушку не исцелил? Если он был такой сильный врач, он мог — ведь по его молитве прозревали слепые, ты сама сказала! И тогда бы она прозрела, и стала бы счастливой, как все дети…

Неопытная мать затруднилась с ответом. Действительно, отец Иоанн особое попечение осуществлял над московским и петербургским Обществами слепых: проводил пастырские беседы, службы, помогал деньгами, и исцелял незрячих. «Батюшка служил раннюю обедню у слепых и сказал там хорошее слово на сегодняшнее Евангелие», — записала 2 августа 1898 г. в дневнике духовная дочь Иоанна Кронштадского Е. Духонина. А вот её запись от 3 ноября 1899 г.: «…помню, во время молебна к нему подводили молодую девушку с чудными открытыми глазами, но совсем слепую — он, усердно помолившись, промыл ей глаза святой водою (я потом видела её совершенно зрячей)».

Весной же 2010-го на подворье Покровской обители мы все, близстоящие, принялись объяснять девочке, жаждавшей столь очевидной, на её взгляд, простой детской справедливости, почему отец Иоанн не исцелил Матронушку.

«Можно иметь хорошее телесное зрение, — писал Иоанн Кронштадтский в дневнике 15 мая 1908 г., — и быть слепым духовными очами, и наоборот».

Мы пытались рассказать ребёнку о страдании, как духовном инструменте, облагораживающем душу, об особом предназначении от Господа, о невмешательстве в Божественный промысел, о том, что такое счастье в понимании разных людей, а особенно — святых…

Девочка задумалась и сказала:

— Значит, не всегда и не всех нужно исцелять? Я поняла: исцеления ищут только те, кто слаб, и не выдерживает данное Богом испытание. А Он его даёт, чтобы мы стали лучше…

Мне кажется, эта девочка, в столь раннем возрасте постигшая суть высказывания «кого Бог любит, того испытует», вырастет настоящей христианкой. Господь поможет ей разобраться во всех хитросплетениях жизни, поможет правильно истолковать многие сложные для понимания человека истины, как помог тогда, пред чудотворной иконой святой блаженной старицы Матроны Московской.

Наталья Лясковская

Источник

Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

7 комментариев на ««Только никто нас с тобой слушать не хочет…» Иоанн Кронштадтский и Матрона Московская – пастырь и преемница»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *