Владимир Лавров. Царствование Николая II и современность: что остаётся актуальным сегодня?

by on 13.04.2018 » Add the first comment.

Доклад на круглом столе «Царский выбор Николая II: к 150-летию со дня рождения и к 100-летию расправы» в Общественной палате РФ. 11 апреля 2018 г.

Существуй созданный сверху Земский Собор, Россия, возможно, смогла бы обойтись без революционной Думы. Альтернативой созданию представительного органа было только очень кровавое подавление революции в октябре 1905 года, однако на это Николай II не пошел, о чем писал своей матери вдовствующей императрице Марии Федоровне. Написав о неприемлемости очень жесткого подавления революции, царь и представить не мог – каким морем крови зальют Россию революционеры Ленин и Сталин. А в октябре 1905-го государь стремился и традиционную власть сохранить, и слишком много крови не пролить, то есть пройти по срединному или, как говорят, царскому пути. И у такого пути был шанс…

Заявленная тема многоаспектна. Поэтому при ограниченности во времени остановлюсь только на историческом феномене Государственной Думы, существовавшей в 1906-1917 годах и с 1994-го по настоящее время.

Замечу, что буржуазно-рыночная экономика, широкий и преуспевающий слой средней буржуазии нуждаются в своем представительстве во власти через политические партии и парламенты. Можно сколько угодно и во многом справедливо называть буржуазную демократию «великой ложью нашего времени» (К.П. Победоносцев), но миновать ее нельзя потому, что она соответствует капиталистическому экономическому строю. Одновременно можно уменьшить негативные проявления демократии, корректируя ее в соответствии с историческими, культурными и религиозными традициями России.

А говоря о традиции, вспомним Земские Соборы –  представительный орган, созданный Иваном Грозным в 1549 году. Наши первые цари располагали достаточно большой властью, при этом было понимание, что важнейшие вопросы предпочтительнее решать соборно, беря пример с Церкви. Было понимание, что в такой огромной и разнообразной стране желательно услышать мнения различных сословий и земель для того, чтобы выработать ответственную и разумную внутреннюю и внешнюю политику.

Земские Соборы являлись совещательным органом при царе. Но история создала уникальные ситуации 1598 и 1613 годов, когда царей не было. Их требовалось избрать. Поэтому Соборы этих годов оказались не совещательными, их решения стали обязательными для страны. А на Соборе 1613 года даже шла острая борьба между претендентами на престол. То есть данный Собор можно назвать  Учредительным Собранием или парламентом, можно говорить о максимально возможной в то время демократии на Соборе.  Правда такие термины тогда не употреблялись, но реально это было.

И не только в отсутствие царей. Скажем, Алексей Михайлович мог  без совета с Земским Собором принять Малороссию (Украину) в состав России. Но царь понимал, что  Речь Посполитая (Польша и Литва) не вернут Малороссию без войны. А вопрос о войне и мире предпочтительнее решать не единолично, ведь погибнуть предстоит многим, а затянуть пояса – всем.

Однако Петр I в стремлении к абсолютной личной власти прекратил созывать Земские Соборы. И эта, скажем так – контрреформа, привела к серьезным  негативным последствиям именно в царствование Николая II.

Правда, утром 1 марта 1881 года государь Александр II одобрил законопроект министра внутренних дел М.Т. Лорис-Меликова, предусматривавший частичное участие выбранных представителей крупных городов и земств в работе финансовой и административной государственных комиссий, а затем частичное участие назначенных самим царем представителей от крупных городов и земств в совещательном Государственном Совете. Однако народовольцы  в тот же день убили императора. А его сын Александр III под давлением своего учителя и старшего друга Победоносцева отказался даже от столь минимального возвращения представительского и выборного начала на всероссийском уровне.

“Европа подождет, пока русский Царь рыбачит”. Картина Павла Рыженко

Одновременно император Александр III не исключал созыва Земского Собора в связи с коронацией, и следующий министр внутренних дел Н.П. Игнатьев выработал проект соответствующего Манифеста. Однако Победоносцев отговорил царя от созыва Собора. А 17 января 1895 года уже другой ученик Победоносцева – император Николай II заявил о продолжении охранительной политики своего любимого отца. Таким образом, стремительно развивавшая по буржуазно-рыночному пути и строившая правовое государство Россия оказалась к началу ХХ века вообще без какого-либо представительного органа. При том, что общество и экономика стали намного сложнее, чем во времена Земских Соборов ХVI-ХVII веков.

Крупные преобразования зачастую происходят в результате внутреннего или внешнего толчка. Скажем, внешний толчок – неудачи в Крымской войне – подтолкнули Александра II к отмене крепостного права и последующим реформам, а внутренний толчок – первая русская революция – вынудила Николая II издать Манифест 17 октября 1905 года, допустить буржуазно-демократические свободы, созвать-таки представительный орган – Государственную Думу.

Если бы не революция, то «дарования» свобод в 1905 году не было бы. Причем созванная под давлением революции Дума оказалась революционной в феврале 1917-го, придала видимость законности, легитимности происходящему перевороту.

Возникает вопрос: стоило ждать, пока гром грянет? Существуй созданный сверху Земский Собор, возможно, смогли бы обойтись без революционной Думы. Альтернативой созданию представительного органа было только очень кровавое подавление революции в октябре 1905 года, однако на это Николай II не пошел, о чем писал своей матери вдовствующей императрице Марии Федоровне.

Зная последующее развитие событий, не исключаю, что в глубоких интересах России было именно такое подавление революции и революционеров, от которого отказался царь. Кстати, Победоносцев не одобрил царский Манифест 17 октября 1905 года и был снят с должности обер-прокурора Синода. Написав о неприемлемости очень жесткого подавления революции, царь и представить не мог – каким морем крови зальют Россию революционеры Ленин и Сталин. А в октябре 1905-го государь стремился и традиционную власть сохранить, и слишком много крови не пролить, то есть пройти по срединному или, как говорят, царскому пути. И у такого пути был шанс.

И тут выходим на современность: если к 1905 году не было представительного всероссийского органа, то де-факто его нет через сто лет. Современное Федеральное Собрание имитирует парламентаризм: Совет Федерации не видно и не слышно, он вообще не избирается народом, а жизнь в Госдуме еле теплится в лучшем случае. Между тем происходит накопление очень серьезных проблем. Если не решать их сверху, то проблемы рано или поздно прорвут так называемую стабильность. И возникнет потребность в подлинном парламенте, даже в Конституционном или Учредительном Собрании и, возможно, в Земском Соборе ради возвращения в Россию из постсоветского межвременья. Но неужели для этого обязательно ждать каких-то событий, какого-то внутреннего или внешнего толчка? Неужели надо наступать на те же грабли?

В.М. Лавров,

доктор исторических наук,

главный научный сотрудник

Института российской истории РАН

Источник

Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *