Горилла поднялась на ноги. Из дневников Михаила Пришвина за 1917 год

by on 06.11.2017 » Add the first comment.

Слово о том, как человек, созданный Французской революцией в 1789 году, превратился во время русской смуты, порожденной всемирной войной, опять в состояние обезьяны. Или сказание о том, как доказала Россия, что человек действительно происходит от обезьяны.

31 Октября
Из беседы с Иваном Васильевичем Ефимовым. Горилла поднялась на ноги.
.
Горилла поднялась за правду.
В трамвайной толпе яростный шел спор, яростно кто-то стоял за правду и называл Керенского вором.
– А думаете, Ленин не украдет? – слабо возразили.
– Не оправдается Ленин, и его туда же!
.
Потом нельзя было уловить смысла спора, это было рычание. Я протолкался к рычащему за правду и увидел гориллу…
– Насилие…
– Пикни еще и увидишь насилие.
Кто-то слабым голосом сказал:
– Товарищи, мы православные!
Горилла не утихла, но полезла куда-то еще яростней…
.
Мы потом об этом слышанном “Товарищи, мы православные” целый вечер беседовали с Иваном Васильевичем. “Товарищи” – это одно сочетание, а “православные” – совершенно другое, и так странно казалось, что в этой фразе “Товарищи, мы православные” соединилось столь разнородное, будто между теми и другими кто-то поставил знак сложения: товарищи + православные, а результат сложения – ярость гориллы.
.
Вот этот вопрос, почему союз трудящихся – товарищи и союз верующих вместе взятые превращают и товарища, и православного в гориллу, мы с Иваном Васильевичем и обсуждали.
.
Мы отбросили, с нашей точки зрения, несущественное в большевиках-солдатах, что они будто бы изменники, что они утомились и хотят мира, что они разбаловались в Петербурге и всякое другое, мы взяли только существенное, что эти солдаты простые, малограмотные крестьяне, выросшие под влиянием церкви, воспитанные на идее необходимости подавить личное начало ради чего-то высшего. В конце концов, это те униженные и оскорбленные, которым Достоевский давал утешеньице: “Терпите, Константинополь будет наш, и се буде, буде!”
.
.
И. Е. Репин «Крестный ход в Курской губернии». 1880 – 1883
.
Конечно, тут не в слове дело: мало кто знает из них, что такое Константинополь и на что он нам нужен, важно то – это слово создает моральное состояние, сознание какой-то общей правды, за которую в ближайшие наши годы умерли сотни тысяч людей. Так что будем называть этот город Константинополь хотя бы “Китеж, невидимый град”.
.
Неважно то, что как кто говорит про себя, верую или не верую, ходит молиться в церковь или не ходит, важно, как живет, и неважно, что скверно живет, ну, его осудят, а все-таки в этой же плоскости миром осудят, скажут: “Искариот – изменник града, этого самого невидимого града Китежа”.
.
Вот что значит: мы – православные.
.
.
И. Е. Репин «Крестный ход в Курской губернии». Фрагменты
.
А с другой стороны: мы – товарищи. Опять не я, а мы, потому что все эти люди, бабушка русской революции, Вера Фигнер, шли аскетическим путем, отказываясь от себя лично во имя государства будущего. Недавно мне рассказывали, будто Ленину в Финляндии захотелось посмотреть музей искусств, а где он находится, Ленин не знал. Спросил кого-то из знакомых и сказал ему: “Только никому не говорите…”
.
Нельзя, чтоб говорили о Ленине, будто он наслаждается искусством.
.
И так шло с двух сторон: православные умирали за невидимый град, а товарищи за видимый град на земле, но сами этим градом пользоваться не смели, ни видимым, ни невидимым. Другими словами, православные назывались народ, а товарищи – интеллигенция. Между теми и другими были русские европейцы, которых теперь называют кадетами и буржуазией: эти стояли за свободу личности.
.
Ни народ, ни товарищи, однако, оправдания этой свободе в русских условиях не находили и кадетов всегда ненавидели и теперь перенесли эту ненависть на всю по-европейски реформированную интеллигенцию, и теперь сделали ее пищей гориллы.
.
Так что в чистом виде появление гориллы происходит целиком из сложения товарищей и православных.
.
– Мы, товарищи, православные!
.
.
Иван Владимиров. «Некому защитить». 1921
.
Все равно – град видимый товарищей или невидимый град православных, ворота в этой обители верующих узкие и войти в них можно только поодиночке, один за другим, и не у всех сразу, а у всех по имени спросит Архангел пропуск.
.
Вот это главное и упустили товарищи. Православные шли этим путем вместе и в невидимый град через узкие врата смерти поодиночке. А товарищи впустили всех сразу, без всякой подготовки, чистилища.
.
Хотя бы посмотрели, как в церкви идут люди прикладываться к чудотворной иконе: идут по одному, каждый перед этим оправится, выстоится и, когда черед дойдет, приложится честь честью и непременно каждый по-своему, по своей манере.
.
“Мы, – говорят, – все равны!” Ну вот и посмотри, как равны, один шел с благоговением, и того одного затолкли и все изломали, истоптали и стало ни на что не похоже, и град невидимый стал городом Петербургом, оскверненным, загаженным, и люди стали гориллами.
.
Я наблюдал за этими товарищами и православными и в церкви и в городе – одно и то же везде. Начинается все прекрасно, все вдруг вместе радостно чувствуют, что вот это имение, этот город и эта прекрасная столица с золотом на стенах дворца – все это наше, а потом все ринутся и, не зная, что такое священное “мое”, прямо переходят в “мое гориллино” и спешат [скорее] отломить со стены града золото, берут в руки золото, а это никому не нужная позолота.
.

И подсвечники оказались не золотые, а бронзовые.

Иван Владимиров. Разгром помещичьей усадьбы, 1926

Смотрите теперь: сами отворившие град испугались и говорят, что все объясняется необразованностью народа, и все вопят кругом, что народ темный, понимая в этом чуть ли не грамотность.
.
Но ведь мы же знаем, что грамотность и образование делают людей чище только снаружи: грамотные люди изменили родине и предали ее на растерзание немцев?
.
Нет, не хватает не образования, а просвещения, не хватает нового крещения и кропления святой водой. Православные люди жили плохо, но умирали хорошо, а товарищи должны приготовить хорошую жизнь, а для этого опять-таки нужно пройти через чистилища личности…
.
Еще мы беседовали с Иваном Васильевичем о пораженчестве, и общая мысль наша была такая, что хлыстовство так же относится к православной церкви, как пораженчество к русскому государству. И хлыстовство приводит к Распутину, а пораженчество – к Троцкому.
.
Начало же пораженчества мы рассматривали на примере новгородского купца Артюшки, промотавшего имущество отца своего: “Девки, бабы сс-те на меня, новобранец нынче я!”
.
Мещанство. Дон-Кихот скучает. Однажды Дон-Кихот остался один: Санчо куда-то ушел. За водой пришлось идти, дров нарубить и т. д.
.
.
Михаил Михайлович Пришвин
.
В ночь на 2 Ноября
Караул. Оружие всякое кучей стоит. Черные железные ворота. Москва разгромлена. Керенский отступил. С юга движется Каледин. Горилла в казармах: ей не нужны ни большевики, ни эсеры, ей нужно исполнение обещания. Большевики победили, потому что они не интеллигенты, и прямо взялись за казарму и фабрику, не сидели, как эсеры, в кабинетах.
.
.
Иван Владимиров. «В театре. Царская ложа». 1918
.
2 Ноября
Женя, Катя и Соня спрашивают меня, кто у нас Марат, не раз и не два спрашивают и, наконец, я догадался: девочкам хочется разыграть роль Шарлотты Корде.
.
Так у нас с марта месяца все революционеры представляют Французскую революцию и теперь дошли до такого азарта, что вовсе забыли о театре, и лупят актеры Французской революции друг друга по-настоящему.
.
Сомнение о слове “человек” в нашем употреблении: сомнение о человеке, созданном Французской революцией, и превращение его опять в обезьяну.
.

М.М.ПРИШВИН ДНЕВНИКИ 1914 ― 1917

Михаил Пришвин. Известный русский писатель. Природа, охота, рассказы – писательское наследие не весьма обширно… И вдруг оказалось, что писатель ушел… в собственные дневники!

«Дневники Пришвина» ныне – это большой издательский проект; и с его реализацией открылся тонкий наблюдатель, человек, много понимавший в увиденном вокруг, умевший рефлексировать; человек, сознательно ушедший в дневник как форму литературного творчества. 

Смотрите также:

Когда разбивались колоколаВыдержки из дневников писателя Михаила Михайловича Пришвина и его фотографии о гибели древнейших колоколов Троице-Сергиевой Лавры зимой 1929–1930 гг.

Бывшие люди

Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *