Миссия Дмитрия Лопаты Пожарского или Клин в 1618 году

by on 21.10.2017 » Add the first comment.

В декабре 1627 г. князь Дмитрий Петрович Лопата Пожарский обратился с челобитной к царю и патриарху. В ней он сетовал, что недостаточно награждён «за службишку, и за кровь, и за раны». Не будь этой жалобы, Клинская земля лишилась бы одной из примечательнейших страниц своей истории.

Война

В июне 1617 г., после провала очередных мирных переговоров, вновь разгорелась длившаяся с 1609 г. война между Московским государством и Речью Посполитой – конфедерацией Королевства Польского и Великого княжества Литовского. Король Сигизмунд III решил силой оружия всё-таки возвести на русский престол своего старшего сына Владислава, которого ещё в 1610 г. московские бояре признали царём.

Для нового похода на Москву Речи Посполитой не удалось собрать ни достаточного числа войск, ни необходимых средств. Главные силы армии Владислава в октябре 1617 г. заняли Вязьму и остановились здесь на неопределённое время по причине холодов, отсутствия провианта и нежелания наёмных войск идти дальше из-за невыплаты жалованья. Для прикрытия левого фланга Владислав отрядил часть сил для захвата города Белый (ныне в Тверской области). В отличие от Дорогобужа и Вязьмы, бельский гарнизон отказался «целовать крест» Владиславу и заперся за деревянными крепостными стенами. В начале декабря в Москву пришло сообщение, что «осадные сидельцы, будучи на Белой, хлебными запасами оскудали». Но помочь Белому хлебом царь Михаил Фёдорович пока не мог: государев хлебный запас (ежегодная натуральная подать) собирался в течение зимы и только потом отправлялся служилым людям в гарнизоны. Поэтому 9 декабря 1617 г. из Москвы в Торопецкий уезд был отправлен воевода князь Иван Мещерский с задачей собрать здесь поместное дворянское ополчение и «Белую очистить». Мещерский, однако, ополчение не собрал, а, напротив, бежал на сторону королевича Владислава.

23 декабря из Москвы в Волок (Волоколамск) был направлен четырёхтысячный отряд князя Дмитрия Мамстрюковича Черкасского, которому также предписывалось «помочь чинить» осаждённому Белому. Но Черкасский реальной помощи бельским «сидельцам» тоже не оказал. Наконец, в феврале завершился сбор хлебного запаса, основная часть которого была свезена в Москву. Хлеб, предназначавшийся для служилых людей бельского гарнизона, было решено везти окружным путём – через Тверь. Для сопровождения хлебного обоза в Белый был сформирован воинский отряд под командованием дворянина Бельского уезда Сергея Семёновича Левашова и дворянина Казанского уезда Саввы Тимофеевича Аристова. С Левашовым и Аристовым царь указал быть «казанским и украиных (пограничных) городов стрельцам». Оба занимали должности сотенных голов, то есть имели в подчинении в общей сложности 200 человек. В отряд также входили служилые казаки под командованием Дмитрия Ивановича Конюхова. Конюхов под Смоленском вместе со своей сотней перешёл на сторону королевича Владислава, но в феврале 1618 г. вновь вернулся на службу к царю Михаилу Фёдоровичу. Таким образом, общая численность отряда составляла порядка 300 человек. Отряд вёл с собой обоз саней, запряжённых лошадьми из московских государевых конюшен.

Обоз был немалый, учитывая, что на нём предстояло перевезти в Белый запас муки, круп и соли с расчётом на годовое «хлебное жалование» 700 служилых людей. Часть обозных саней была гружена отрядным продовольствием и фуражом. На маршруте от Москвы до Твери общее командование обозом и его охранение было поручено стольнику князю Дмитрию Петровичу Лопате Пожарскому, 27 февраля 1618 г. получившему царский наказ «идти на государеву службу во Тверь». Дмитрий Петрович Лопата Пожарский был потомком удельных стародубских князей Рюриковичей, и принадлежал суздальским служилым землевладельцам. Первую часть фамильного «прозвания» он унаследовал от прадеда Фёдора Фёдоровича Лопаты, прославившегося в 1521 г. во время осады казанскими татарами Переяславля-Рязанского (Рязани). Сам Дмитрий Петрович впервые громко заявил о себе во время войны с Иваном Болотниковым. В 1607 г. он отличился при взятии у болотниковцев острога Серебряные Пруды и в качестве награды был отправлен с сеунчем (вестью о победе) к царю Василию Шуйскому. В 1612 г., под командованием своего родственника князя Дмитрия Михайловича Пожарского, Лопата Пожарский участвовал в «Московском очищении» от поляков. Когда войска великого гетмана Литовского Яна Ходкевича пытались прорваться в кремль, со своим отрядом конных дворян сражался на самых ответственных участках – у Арбатских ворот и в Замоскворечье. Затем был воеводой в поволжской крепости Самаре. В 1615 г. участвовал в погоне за литовским отрядом Александра Лисовского, совершавшим глубокий рейд по территории Московского государства. Годом спустя «промышлял» над вольными казаками, занимавшимися разбоем в Суздальском уезде.

В. Чиканов. Зимний пейзаж. Обоз

Письмо «с Клина»

Доверенная Лопате Пожарскому миссия по проводке хлебного обоза в Тверь не являлась слишком сложным предприятием, так как выбранная дорога через город Клин считалась весьма отдалённой от театра боевых действий тыловой коммуникацией. Достаточно сказать, что в Клину в то время не было ни воеводы, ни гарнизона. Свою челобитную от 1627 г. князь с описания этого похода и начал: «Государю Царю и Великому Князю Михаилу Фёдоровичу и великому Государю Святейшему патриарху Филарету Никитичу Московскому и всеа Русии бьёт челом холоп ваш Микита Пожарский.

В прошлом, Государи, во 7126 году (1618 г.), как шёл Королевич под Москву, послал ты, Государь, меня, холопа своего, на свою Государеву службу с Москвы из осады во Тверь в осаду, и как я, холоп твой, пришёл на Клин, а со мною были посланы головы, а с ними стрельцы и казаки твои Государевы запасы провожать на Белую; и на меня, Государи, пришёл в те поры на Клин пан Соколовский со многими людьми, и я, холоп ваш, с Клина к вам, Государям, писал».

К сожалению, упомянутое письмо «с Клина» до нас не дошло. Судя по всему, оно сгорело вместе со многими другими государственными документами во время московского пожара 1626 года. Поэтому события приходится восстанавливать по другим источникам, и в первую очередь по документам польской стороны и сохранившемуся архиву Разрядного приказа – главного органа военного управления Московского государства.

Начнём с «пана Соколовского»

Василий Соколовский, имевший чин писаря Литовского, командовал наёмной казачьей хоругвью, навербованной им по королевскому патенту из бедной литовской шляхты. Казаками в армии Речи Посполитой назывались лёгкие кавалеристы, которые, в отличие от легендарных польских гусар, полностью закованных в железные латы, из защитного вооружения имели в лучшем случае кольчугу или шлем-прилобицу. Соколовский слыл лихим «наездником», мастером набеговых и рейдовых операций. Во время смоленской осады 1609–1610 гг. он из-под смоленских стен со своими казаками рейдировал до самой Москвы, где брал добычу и языков. В период квартирования армии королевича Владислава в Вяземском уезде ротмистр Соколовский партизанствовал под Москвой, собирая разведданные, грабя подмосковные вотчины, церкви, монастыри и купеческие обозы.

Про «многих людей», имевшихся у Соколовского, князь Лопата Пожарский, очевидно, сильно приукрасил (что, впрочем, объяснимо, учитывая, что у царя и патриарха он просил награду за примерную службу, к тому же у русских воевод вообще было в обычае всячески преувеличивать свои заслуги). Штатная численность литовской казачьей хоругви составляла сто человек. Однако по причинам военного времени бойцов под знаменем Соколовского было ещё меньше. Такому отряду было легче затеряться среди подмосковных лесов, деревушек и просёлочных дорог, тем более, что рядом, в Москве, располагалась основная группировка русских войск.

Шедший в Белый большой хлебный обоз, несомненно, являлся для ротмистра Соколовского значимой целью, но нападение на более чем втрое превосходящий по силам отряд русских было рискованным делом. И скорее всего на него вряд ли бы пошли находившиеся под командой Соколовского казаки-наёмники, не только уже отягощённые хорошей добычей, но и давно не получавшие обещанного королём денежного жалованья. Характерно, что о «приходе на Клин» Соколовского Лопата Пожарский отправил в Москву «весть» — то есть не победный сеунч, а простое боевое донесение, в котором обычно сообщалось о небольших столкновениях с противником, перемещениях вражеских отрядов или о полученных от пленных сведениях. То есть имели место, скорее всего, только стычки дозоров и захваты языков.

Кстати, выражение «с Клина» в XVII в. тоже понималось не в современном однозначном смысле. Уезды в официальных документах тогда часто назывались так же как и города, бывшие их административными центрами. То есть территория Клинского уезда обозначалась просто «Клин».

К. Горбатов. Улица провинциального города

И вполне возможно, что именно она, а не город имелась в виду в челобитной Лопаты Пожарского. В подтверждение того, что город Клин не осаждался казаками Соколовского, свидетельствует тот факт, что уже 27 марта 1618 г. в Москве было принято решение, чтоб хлебный запас для Белого был переправлен из Твери через Ржев Володимиров (Ржев). К слову, во время этой операции отряд Левашова-Аристова-Конюхова показал полное отсутствие какой-либо боеспособности. Ему было предписано в Ржеве Володимирове соединиться с отрядом стольника князя Фёдора Елецкого и уже вместе с ним с боем прорываться к Белому. Но оказалось, что проливать свою кровь никому не хотелось.

«И как я, Государи, пришёл во Тверь, – писал далее в своей челобитной Лопата Пожарский, – тех голов отпустил с запасами на Белую, с ними провожатых стрельцов и казаков; и как они были с запасами во Ржеве Володимирове, те, Государи, от них стрельцы и казаки своровали, твои Государевы запасы пометали, а бежали мимо Твери; и я, холоп ваш, тех стрельцов и казаков велел переимать, и за то их бил кнутом нещадно, и в тюрьму их сажал, и опять их во Ржеву к воеводе ко князю Фёдору Елецкому за приставы отослал».

Примечательно, что на дальнейшей карьере Сергея Левашова и Саввы Аристова это никак не сказалось. После войны первый получил впоследствии чин московского дворянина, а второй стал самым богатым землевладельцем Казанского уезда. А за доставку государева хлебного запаса в Белый вся слава досталась князю Фёдору Елецкому. 26 мая в Москве царём ему были жалованы в награду «шуба атлас золотной на соболех, цена 105 рублёв 25 алтын 2 деньги» и «кубок серебрян золочён с покрышкою, весу 2 гривенки 1 золотник». Лопата Пожарский, хоть и с большим опозданием, но тоже был награждён. После рассмотрения челобитной 1627 г. царь повелел передать ему в вотчину, то есть не в служебное, а в наследственное пользование, 120 четей земли (около 60 современных гектаров). Впоследствии князь Дмитрий Петрович будет ещё долго воеводствовать в разных городах, а перед смертью в 1641 г. примет монашеский постриг с именем Дионисий. Похоронен он был в родовой усыпальнице князей Пожарских, в суздальском Спасо-Евфимьевом монастыре.

Усыпальница князей Пожарских во время археологических раскопок
графа А.С. Уварова в 1851 г.

А Клин в анналах похода королевича Владислава на Москву остался не только благодаря хлебному обозу Лопаты-Пожарского.

К этому надо добавить, что 24 клинянина, служилых дворян и детей боярских Клинского уезда, входили в состав отряда князя Дмитрия Мамстрюковича Черкасского, охраняли дорогу на Москву через Волок и в июне 1618 г. участвовали в сражении за Можайск.

Ещё 19 служилых клинян находились в гарнизоне Москвы и во время штурма русской столицы войсками Владислава 1 октября 1618 г. обороняли крепостные стены у Сретенских ворот. Клиняне входили и в состав конвоя русского посольства во время переговоров с королевичем Владиславом о заключении 15-летнего перемирия.

Андрей Юрьевич Шугаев

На анонсе: С. Колесников. “Зимний обоз в пути”

Часовня на месте усыпальницы князей Пожарских
в Спасо-Евфимьевом монастыре в Суздале

Литература

Белокуров С.А. Разрядные записи за Смутное время (7113–7121 гг.). М., 1907.
Бельский летописец // Полное собрание русских летописей. Т. 34. М., 1978.
Вержбовский Ф.Ф. Материалы к истории Московского государства в XVI и XVII столетиях. Вып. 2. Варшава, 1903.
Веселовский С.Б. Сошное письмо. Исследование по истории кадастра и посошного обложения Московского государства. Т. 2. М., 1916.
Дело о пожаловании князю Д.П. Пожарскому из поместья в вотчину по уложению // Временник Императорского Московского общества истории и древностей российских. Кн.4. М., 1849. Дневник осады Смоленска польским королём Сигизмундом в 1609, 1610 и 1611 годах // Бутурлин Д.П. История Смутного времени в России в начале XVII века. Ч. III. СПб., 1846.
Документы, относящиеся к истории Православия в Западной России // Вестник Западной России. Т. 3. Кн. 11. Вильно, 1867–1868.
Книга сеунчей 1613–1619 гг. // Памятники истории Восточной Европы: источники XV–XVII вв. Т. 1. М., 1995.
Книги разрядные по официальным оных спискам. Т.1. СПб., 1853.
Козляков В.Н. Михаил Фёдорович. М., 2010. (Жизнь замечательных людей).
Красницкий А. Развитие армии Речи Посполитой [Электронный ресурс] //www.historia_pl.ucoz.ru.
Лаппо-Данилевский А.С. Организация прямого обложения в Московском государстве со времён Смуты до эпохи преобразований. СПб., 1890.
Муханов П.А. Подлинные свидетельства о взаимоотношениях России и Польши, преимущественно во время самозванцев (документы 1606–1622 гг. на русском и польских языках). М., 1834. Приходно-расходные книги Московских приказов // Русская историческая библиотека. Т. 28. М., 1912.
Савёлов Л.М. Князья Пожарские. М., 1906.
Сказание польского историка Кобержицкого о походах польского короля Сигизмунда и королевича Владислава в Россию. Ст. 2. События 1617–1618 гг. // Сын Отечества. Ч. 2. № 4. СПб., 1842.
Станиславский А.Л. Гражданская война в России XVII в. Казачество на переломе истории. М., 1990.
Сухотин Л.М. Четвертчики Смутного времени (1604–1617 гг.). М., 1912.

ПРАВКЛИН

Смотрите также:

Клин исторический. Великолепные зарисовки памятных мест

Как Иван Грозный город Клин громил

Новомученики и исповедники Клинские

Клинский фотолетописец Василий Андреевич Беликов

Клинские купцы Тябликовы

Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *