“Бескровная” революция

by on 01.02.2017 » Add the first comment.

К 100-летию февральских событий в России мы предлагаем Вашему вниманию статью из официальной прессы Белого движения – газеты «Великая Россия» от 1(14) марта 1919 года. Подобные статьи в годовщину Февраля в белой прессе появлялись неоднократно и не в далёком Русском Зарубежье, а в России, спустя всего лишь два года после «Великой и бескровной»…

«Правительство юное, люди науки и много сословий и лиц,

Пожали убийцам кровавые руки, прославили наших убийц…”

Молитва офицера

Владимиров И.А., Арест генералов в феврале 1917 г.

Можно так или иначе относиться к февральскому перевороту, изменившему государственный строй России два года тому назад, можно сочувствовать ему, можно радоваться совершившемуся событию, можно проклинать его, словом, можно иметь тот или иной взгляд на этот исторический факт, можно и должно доказывать правоту того взгляда, который данному лицу кажется наиболее правильным.

Никогда ещё не было и никогда не будет в мире исторического события, которое оценивалось бы одинаково. Тем более нельзя ожидать, что февральский переворот в России, имеющий безусловно мировое значение, мог вызвать по отношению к себе однообразную оценку.

Можно давать этому событию всевозможные эпитеты и прилагательные, можно называть его «великим», можно считать «праздником из праздников», можно определить его как источник всех несчастий, свалившихся на Россию за последние два года, можно думать так или иначе!

Нельзя делать только одного — нельзя к февральской революции в России применять термин «БЕСКРОВНАЯ».

Такая оценка этого государственного события и излишняя, и лживая!

Выступление женщин и работниц в Петрограде на почве недостатка хлеба (как странно звучит это теперь, когда население Петрограда, фактически узнав, что такое голод, молчит) превратилось в государственный переворот лишь в тот момент, когда к выступившим присоединились воинские части, когда солдаты, убив своих офицеров, оставшихся, несмотря на личную опасность, угрожавшую их жизни, верными раз принятой присяге, вышли на улицу!

“Не угодно ли присесть на престол”. Карикатура из журнала “Бич”, 1917

Трупы этих верных жертв «бескровной» революции, глумящаяся толпа разукрашенных пулемётными лентами солдат, молниеносно превратившаяся в «товарищей», только после долгих просьб выдала для погребения родным, которые лишь на девятый день решились объявить в газетах о «скоропостижной» смерти своих близких.

С первых же мгновений «бескровной» революции по всему лицу земли русской полилась яркая струя офицерской крови, проклятой памяти приказ № 1-й только усилил этот кошмарный поток, который уже к концу первого года захлестнул линию русских боевых окопов и заточил, гордую былыми успехами, Русскую армию. По тому же пути пошла «сорокавосьмичасовая бескровная» революция в Кронштадте, где первые два переворота ознаменовались также убийствами офицеров.

Попавшие в тиски самозванного вершителя судеб великой страны Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, сначала Комитет Государственной Думы, а потом Временное Правительство поддерживали очевидную ложь о «бескровном» характере переворота! Это можно было объяснить сначала непониманием, потом тактическим приёмом, а затем и просто заигрыванием с разнузданной солдатской массой, в руки которой фактически перешла власть, и угождением низким инстинктам, которое было необходимо для всех революционных деятелей, желающих остаться у призрака власти и закрепивших правительственной декларацией шкурничество петроградского гарнизона, не желавшего идти на фронт.

Не бывшие никогда в окопах солдаты, набранные словно по чьему-то злому умыслу, вопреки законам «старого режима» из числа петроградских рабочих, под руководством тёмных псевдонимов, купленных германским золотом, стали распоряжаться страной!

Правительство было бессильно бороться с этим нарастающим злом. Вся деятельность военного министра сводилась только к смягчению и регламентации полуграмотных распоряжений самочинного Совета! Все попытки взять в руки солдатскую массу терпели неудачу и, выпущенная на свободу, она кинулась раньше всего на тех, кого её научили считать своими тюремщиками — убийства офицеров стали фактом заурядным, бороться с которыми правительство могло только воззванием, криками и т. п. мерами, конечно не имевшими никакого результата.

Картина Б.М. Кустодиева 

Пролитая в первые дни «бескровной» революции офицерская кровь лилась и льётся, не переставая!

Всё это факты давно известные, давно получившие должную оценку, но всё-таки до сих пор находятся люди, вспоминающие о минувших событиях с истерическим выкриком о «бескровном» характере этих событий.

Пора, наконец, забыть заученное без разумения слово, пора посмотреть трезвыми глазами на то, что было и что есть несомненным фактом, и понять, что русская революция купалась и купается в крови.

А здесь, на Кубани, под защитой тех, чья кровь первой пролилась во славу революционных опытов над Родиной, подобная терминология является уже не недомыслием или ошибкой, а прямым преступлением по отношению к тем, кто за весь двухлетний период русской революции видел лишь обиды, оскорбления, издевательства и самую смерть, по отношению к русским офицерам, на крови которых строилась русская революция и лучшая часть которых всё же нашла в себе силы поднять оружие в защиту поруганной Родины!

Семёновский Л.Г. 

Великая Россия, № 49, пятница 1 (14) марта 1919 года

На анонсе: Художник Ференц. Февраль семнадцатого (акварель). 1920

Источник

Смотрите также:

Февральская революция и армия

Верноподданный своему Государю

Календарь 1917 года как напоминание о подлинных русских ценностях

Январь 1917-го. О чём писали русские газеты сто лет назад

За что воевало “Белая гвардия”?

Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *