Вершено уставом, да верчено неправо (о современном расследовании убийства Царской Семьи)

by on 16.07.2015 » Add more comments.

17 июля — день памяти cтрастотерпцев Императора Николая II, Императрицы Александры, царевича Алексия, великих княжён Ольги, Татианы, Марии, Анастасии (1918).

Буквально на днях пришло сообщение, что Глава Правительства РФ учредил рабочую группу по вопросам исследования и перезахоронения останков, найденных под Екатеринбургом. В связи с этим мы предлагаем вниманию читателей статью Андрея Мановцева, опубликованную на портале “Татьянин День” в июле 2012 года, в которой сделана попытка краткого изложения серьезной критики официальной версии, связанной с “екатеринбургскими останками”.

Ихже имена, Господи, Ты веси

С этими словами Русская Православная Церковь семнадцать лет назад отпевала в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга тех, кто официально был признан Царской Семьей и их приближенными. На отпевании и захоронении присутствовали Президент России Б.Н. Ельцин, многие официальные лица, именитые наши соотечественники, члены Дома Романовых.

Церемония захоронения останков, найденных под Екатеринбургом, в Петропавловском соборе в 1998 году

Церковь предлагала поступить иначе: захоронить «екатеринбургские останки» в специальном склепе, не провозглашать их царскими, но и не отрицать этого, а спокойно продолжить исследования по идентификации останков, ибо сомнения в достоверности таковой у Церкви имелись. Власти не вняли такому предложению. Ельцин лично просил Его Святейшество Алексия II прибыть на похороны, но Патриарх сказал в ответ, что чувства Бориса Николаевича ему понятны, однако приехать он совершенно определенно не может.

За прошедшие годы новая следственная комиссия, под руководством В.Н. Соловьева, и подтвердила выводы правительственной комиссии Б. Немцова 1990-х годов, и признала, что останки, найденные в 2007 году в том же Поросенковом Логе, принадлежат великой княжне Марии Николаевне и цесаревичу Алексею Николаевичу.

Приближался 2013 год, 400-летняя годовщина воцарения Дома Романовых. Со стороны официальных властей естественно было стремиться к тому, чтобы к празднованию этой знаменательной даты найденные в 2007 году останки были признаны Церковью подлинными, чтобы наконец-то вся Царская Семья была бы упокоена в Петропавловском соборе, и акт «официального покаяния» получил бы свое завершение … Что и говорить, было бы весьма и весьма странным заново возглашать: «Ихже имена, Господи, ты веси».

Церемония захоронения останков, найденных под Екатеринбургом, в Петропавловском соборе в 1998 году

Спрашивайте, возражайте – мы увильнем

26 февраля 1998 года Святой Синод сформулировал следующее суждение: «Оценка достоверности научных и следственных заключений, равно как и свидетельство об их незыблемости или неопровержимости, не входит в компетенцию Церкви. Научная и историческая ответственность за принятые в ходе следствия и изучения выводы относительно „екатеринбургских останков“ полностью ложится на Республиканский центр судебно-медицинских исследований и Генеральную прокуратуру Российской Федерации. Решение Государственной Комиссии об идентификации найденных под Екатеринбургом останков как принадлежащих Семье Императора Николая II вызвало серьёзные сомнения и даже противостояния в Церкви и обществе».

Церковь сформулировала 10 вопросов, обращенных еще к правительственной комиссии Б. Немцова, но со стороны последней реакции не последовало. Ответы были разработаны и вручены В.Н. Соловьевым Патриарху Алексию II «в личной беседе», как об этом говорится на соответствующем стенде еще не закрытой выставки в ГАРФ «Гибель семьи императора Николая II. Следствие длиною в век». Стенд содержит ответы и не содержит вопросы.

За прошедшие годы сомнения в подлинности «екатеринбургских останков» никоим образом не были разрешены. В марте этого года, в интервью телеканалу «Дождь», митрополит Иларион (Алфеев) сказал: «У нас нет ясности. Позиция Церкви была сформулирована четко: мы ориентируемся на то, что в свое время, когда с нашей стороны поступали просьбы о том, чтобы церковные представители присутствовали хотя бы при проводимых экспертизах, их не допускали, а когда мы просили ответить на ряд вопросов, связанных с этими экспертизами, ответы не получили. Люди, которые в то время со стороны Церкви принимали участие в обсуждениях, почувствовали себя отрезанными от самой сути дискуссии – у нас не было ясной картины того, что там происходило. Церковь всегда говорила, что в этом вопросе она готова будет свою позицию пересмотреть, как только на наши вопросы мы получим ответы». 

“Екатеринбургские останки”

Удовлетворительные ответы не получены. Материалы Следственной Комиссии (в дальнейшем СК) В.Н. Соловьева не опубликованы. Церковь не имеет к ним доступа. Тем не менее, В.Н. Соловьев заверяет общественность в том, что отношения с Церковью «хоть и не простые, но плодотворные» (?!) и выражает надежду, что Русская Церковь «рано или поздно» признает «екатеринбургские останки» подлинными. Он говорил об этом на конференции «Венценосная семья – обретение покоя», проходившей 13 октября в конференц-зале РИА новости г. Санкт-Петербурга. На той же конференции В. Соловьев сказал следующее: 1) что Церковь проигнорировала просьбу дать благословение на участие церковных ученых в исследовании; 2) что он послал Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу письмо, на которое тот «откликнулся», создав специальную комиссию при Межсоборном присутствии по изучению проблемы «екатеринбургских останков». Однако такой комиссии не существует, а слова насчет благословения слишком не соответствуют сказанному владыкой Иларионом (Алфеевым).

Очевидно, СК прилагает усилия для создания определенного общественного мнения по поводу «екатеринбургских останков» – чтобы само это мнение оказывало давление на Церковь: надо, мол, признать останки великой княжны Марии и цесаревича Алексия подлинными и совершить их захоронение. В СМИ (даже в некоторых церковных изданиях) появляются публикации под заголовками, похожими на название упомянутой только что конференции: «Царские дети должны быть упокоены» и т.п. Выставка в ГАРФ, о которой говорилось выше, несомненно, является акцией в рамках именно такого давления.

За прошедшие годы тема «екатеринбургских останков» не раз обсуждалась. Уже в год захоронения останков в Петропавловском соборе вышли книги «Тайны Коптяковской дороги. Дело веры. Информационно-аналитический сборник. Материалы к рассмотрению вопроса о так называемых Екатеринбургских останках» (М., 1998) и «Правда о Екатеринбургской трагедии. Сборник статей под редакцией доктора исторических наук Ю.А. Буранова» (М., 1998), в которых высказывалась серьезная критика официального следствия 1990-х годов. Не раз оспаривал официальную версию в интернете, на сайте «Русская линия», одесский исследователь Виктор Корн. В этом году вышла книга В.И. Корна «И была надпись вины его: Царь…» (СПб, «Царское дело», 2012). О наиболее цельном труде в плане критики официальной версии речь будет впереди.

В 2008 году издательство «Варгиус» издало книгу Наталии Розановой «Царственные страстотерпцы. Посмертная судьба». Надо иметь в виду, что «Наталия Розанова» – псевдоним. Составителем книги является молодая монахиня Ново-Тихвинского монастыря г. Екатеринбурга Иоиль, которой фактически предоставили свои материалы сторонники версии подлинности «екатеринбургских станков» В.Н. Соловьев, А.Н. Авдонин, Л.А. Лыкова и другие. Издание столько же роскошное, сколько и кощунственное (издержка «научности»): так на одной странице, буквально рядом, помещаются фотография черепа Государыни и фото Государыни; читателя будто приглашают согласиться: посмотри, как похожи! Смысл издания – обосновать результаты официального следствия. Обстоятельную критику книги Розановой дал историк Петр Мультатули, много лет работающий над темой гибели Царской Семьи.

Приведем небольшой, но выразительный отрывок из статьи Мультатули (он пригодится нам в дальнейшем): «Вот как г-жа Розанова описывает методы работы следователя Соколова, обвиняя того, по существу, в фальсификации уголовного дела. Она приводит следующую фразу из материалов осмотра места происшествия (то есть Ипатьевского дома), проведенного Соколовым: “Все эти кровяные пятна, брызги и пятна весьма бледного цвета, как будто бы кровь была разбавлена водой, попадая в этих местах на стену”. Г-жа Розанова спешит рассказать нам, что же привиделось Соколову за этими фактами? А вот, что: “Следователю мерещились некоторые таинственные, “ритуальные” манипуляции с кровью. Это принуждало его к особому вниманию и недоверчивости”. На самом деле, если кому-то что-то и мерещится, то это г-же Розановой, а то, что описал Соколов, называется замывкой кровяных пятен, которая производится обычно преступником, для сокрытия улик. Те, кто затирал пол от крови водой, невольно пачкал руки в крови и этими руками хватался за подоконники и стены. Туда же в виде брызг попадала и кровь, размытая водой. Причём здесь ритуальное убийство? Где об этом пишет Соколов?».

После 1998 года не раз устраивались и «круглые столы», где встречались представители следственной комиссии В.Соловьева и ее оппоненты. Один из них состоялся 15 февраля 2008 г. в редакции «Общенационального Русского журнала». Среди оппонентов официального следствия находился тогда и проф. С.А. Беляев, историк, член Правительственной Комиссии 1990-х годов, отказавшийся подписать заключение комиссии, но оставивший свое «особое мнение». Приведем эпизод из упомянутого «круглого стола».

Беляев С.А.: Внутри двойного кольца оцепления находились только те, кто имел непосредственное отношение к убийству Царской Семьи и уничтожению тел Царственных Мучеников. Соколов доказал, что в течение всего времени нахождения внутри оцепленной территории эти люди постоянно передвигались внутри, причём это передвижение было очень интенсивным. Была усиленная охрана. Но ответьте: ради чего эти люди там перемещались?
Соловьев В.Н.: Совершенно верно, передвигались. Но Соколов не знал, что там происходило.

Читатель ниже увидит, что объяснение вытоптанной траве около большого кострища на Ганиной Яме (что и зафиксировал Н. Соколов) – имеется, и что оно совершенно невыгодно для официального следствия. Вот В.Н. Соловьев и ушел от ответа. Его же не спрашивали, знал или нет Соколов причину передвижений, но просили дать объяснение. А он вроде бы и ответил, но объяснения не привел. Увы, это слишком характерный для В. Соловьева прием.

Позицию В.Н. Соловьева и его приверженцев можно коротко сформулировать так: «Спрашивайте, возражайте – мы увильнем. В крайнем случае, промолчим. Нас ничто не смутит. Потому что у нас есть главный и ничем не сбиваемый козырь: генетическая идентификация!»

Генетический пат

Выражение «генетическая идентификация» оказывает на рядового человека почти гипнотическое воздействие. Однако это не то же, что отпечатки пальцев или стоматологическая идентификация (при условии наличия зубоврачебной карты идентифицируемого индивида), стопроцентной уверенности здесь в принципе быть не может.

Что же говорит нам СК? Выражает стопроцентную уверенность в верности полученных генетиками выводов. А о чем молчит? О том, что другими генетиками получены другие выводы! Если же молчать не удается (в адрес СК звучит, например, прямой вопрос о результатах японских и американских ученых), то следует ответ не научного, а эмоционального характера, дающий сразу лишь негативную оценку противникам, но без какого-либо обоснования.

.
Принцессы Аликс и Элла Гессенские. 1889 год
.

Что тут коротко можно сказать? Если читатель наберет в Яндексе «Ошибки молекулярно-генетической экспертизы останков царя», то обнаружит множество сайтов, на которых обсуждается данный вопрос, обнаружит, что споры по этому поводу продолжались и продолжаются. Сошлемся на одну из страниц – http://gold-word2008.narod.ru/Versii.html – и приведем цитату с этой страницы.

«В 2003 г. в США была сформирована группа ученых из Восточно-Мичиганского университета и Лос-Аламосской национальной лаборатории, в которой приняли активное участие Л. Животовский (директор института генетической идентификации РАН – А.М.) и молекулярный систематик из Стэнфордского университета А. Найт. Эта группа решила сравнить метохандриальную ДНК императрицы Александры Фёдоровны, которая была воссоздана в британской лаборатории ещё в 1994 г. (имеется в виду, по останкам из Поросенкового Лога. – А.М.), с ДНК её сестры Елизаветы Фёдоровны. Четыре образца для анализа были взяты из пальца Елизаветы Федоровны. Были проведены исследования. Два первых образца исследованы в Стэнфордском университете одной группой специалистов, два других – в Лос-Аламосской национальной лаборатории второй группой. Между собой эти два анализа совпали полностью. А вот с анализом ДНК предполагаемой императрицы они разошлись. Отсюда и был сделан вывод: «Екатеринбургские останки идентифицированы ошибочно»». Далее следует ссылка на статью Н. Зимина и Д. Бабиченко. Не царское это тело.

Подозрение

При указанной выше атмосфере «не совсем круглых» «круглых столов» при описанной ситуации с генетическими исследованиями, при многажды проверенной невозможности нормального диалога с представителями официальной СК, возникает серьезное и совершенно определенное подозрение. Так прикрывают только пустоту.

Костная мозоль

Хорошо известно, что когда цесаревич Николай Александрович, будущий царь Николай II, путешествовал по Азии 1891 году и был в Японии, то в городе Осака на него напал полицейский и нанес два удара саблей по голове. В докладе императору Александру III полученные наследником раны получили подробное описание, которое приведено в книге Грэга Кинга и Пенни Вильсон «Романовы. Судьба царской династии» (М.: Эксмо, 2005) (в дальнейшем будем ссылаться на эту книгу как на книгу Г. Кинга). В частности, в описании говорится, что первая рана, расположенная на затылочно-теменной области, имела длину в девять сантиметров и проникала до кости. На задней оконечности первой раны было утрачено около сантиметра надкостницы. Вторая рана, на передней теменной области, была расположена выше первой, составляла десять сантиметров и также проникала до кости. При таких ранениях в соответствующих местах черепа должны были образоваться «костные мозоли». Кавычки объясняются тем, что этот термин – специальный, медицинский. Но и всякий человек, пусть даже далекий от медицины, согласится, что от ран, описанных выше, должны были остаться на черепе N 4, идентифицируемом как череп императора, хоть какие-то следы. Следов нет.

 

Рубашка, бывшая на великом князе Николае Александровиче во время покушения в Японии в 1891 году
.
.

СК это не смутило, ее ответ на соответствующий вопрос звучит так: «Подлинные записи лейб-медиков, исследования его (императора. – А.М.) головного убора и рубахи 2007-2008 гг. позволили сделать заключение, что в результате такого ранения костная мозоль образоваться не могла». Ну хоть бы написали: «не должна была». Ответ приведен со стенда упомянутой выставки в ГАРФ. На этой же выставке есть и экспозиция, рассказывающая об исследовании невозможности образования костной мозоли: с черепом в разных ракурсах, какими-то диаграммами и схемами; вид самый научный.

Ну и что? Как будто вид нельзя сделать? Как по поводу других экспертиз, так и по поводу отсутствия костной мозоли свои сомнения высказывал известный петербургский профессор-судмедэксперт, заслуженный деятель науки РФ Вячеслав Леонидович Попов.

Есть и косвенное свидетельство исторического характера о том, что костная мозоль на черепе императора должна былабыть. У Царской Семьи было два самых близких врача: Е.С. Боткин и В.Н. Деревенко. Боткин был, главным образом, врачом Государыни, Деревенко – врачом Цесаревича. Известно (см. книгу Г. Кинга, стр. 701), что во время расследования убийства Царской Семьи Владимир Николаевич Деревенко показал, что если останки будут найдены, то он сможет опознать череп императора по рубцам, оставшимся от ран, и по костной мозоли. Семейный врач, конечно, должен был видеть рубцы от ран на голове императора и, быть может, о наличии костной мозоли он не то чтобы высказывал предположения в своем показании, а просто знал. Конечно, это всего лишь предположение, косвенное свидетельство. Тем не менее, В.Л. Попов, подробно рассматривающий и заключение врачей, сделанное вскоре после ранения, и показания Деревенко (оба документа хранятся в ГАРФ), в книге «Где Вы, Ваше Величество?» (СПб., 1996, стр. 115-120) пишет: «У нас нет оснований не верить этому врачу (т.е. Деревенко. – А.М.), как нет оснований сомневаться и в его профессиональной наблюдательности».

Царь лечил зубы

Существует, однако, и такое заключение о черепе N 4, которое «косвенным свидетельством» не назовешь.

В работе следствия 1993 года принимал участие известный американский антрополог, профессор Мейплз. В 1994 году в соавторстве с другими учеными Мэйплз выпустил книгу «Dead Men Do tell Tales» (N.Y. 1994). Не выражая сомнений в том, что череп N 4 принадлежит императору, он пишет о нем в своей книге: «Челюсть и немногие уцелевшие зубы демонстрируют признаки серьезных пародонтальных заболеваний. На этих зубах нет никаких следов лечения или пломбирова­ния (выделено мною. – А.М.); они буквально испещрены кариесными впадинами и съедены почти до самых десен. Подобное состояние челю­сти, на которой налицо все признаки пародонтальных за­болеваний, и состояние самих зубов свидетельствует о том, что в таком виде они находились долгие годы при жизни императора, не по­лучая никакого лечения» (цит. по Г. Кингу, стр.700).

 

Зубоврачебный кабинет. Начало XX века
.

Кто же станет сомневаться в том, что Царь лечил зубы? У него был зубной врач Сергей Сергеевич Кострицкий, с которым Государь очень любил беседовать, ввиду полного единодушия во взглядах. Известно, что у Кострицкого был свой кабинет в Александровском дворце. Зубной врач проявил себя как человек, преданный Царской Семье: он специально приезжал в Тобольск для лечения зубов у царственных узников. Николай II упоминает в дневнике о своих посещениях Кострицкого (даты даются по старому стилю): «Перед завтраком посидел внизу у Кострицкого» (19.10.17). «До чая сидел у Кострицкого» (21.10.17) «От 10 до 11 часов утра сидел у Кострицкого. Вечером простился с ним, он уезжает в Крым» (26.10.17). Больше Кострицкий в Тобольск не приезжал, и зубы Государю лечила (тогда единственный в городе дантист) Мария Лазаревна Рендель. В дневниковых записях Николая II от 11 и 18 февраля (ст. ст.) 1918 г. можно прочитать: «Сидел у Рендель».

Интересно, что в газете «Известия» от 15 января 1998 года опубликована статья В.Н. Соловьева под названием  «Где есть факты, там нет места легендам». Статья посвящена полемической, негативной оценке книги В.Л. Попова «Где Вы, Ваше Величество?». Известный ученый обвиняется в этой статье и в тщеславии, и в лукавстве. Но, в частности, В. Соловьев говорит: «Мы получили воспоминания Кострицкого, в которых, увы, не было ничего, что помогло бы следствию». Однако где же воспоминания С.С. Кострицкого? Прошло 14 лет, а в хранениях ГАРФ (где им место) они не значатся… Почему? Не естественно ли предположить, что потому только, что содержат сведения, «мешающие следствию», а именно, о лечении зубов императором?

И один в поле воин

При знакомстве с приведенными только что фактами подозрение о том, что официальная версия является ложной, сильно укрепляется. Увы, оно обращается в полную уверенность благодаря исследованиям петербургского судебно-медицинского эксперта-криминалиста Юрия Александровича Григорьева. Результатом этих исследований явилась книга «Последний император России. Тайна гибели» (СПб.: Астрель, 2009), можно скачать ее недорого в стандартном формате fb2). Примечательно, что книга вышла три года назад, и за все это время не получила ни одного отрицательного критического отзыва. А ведь некоторые из формулировок Ю.А. Григорьева весьма и весьма категоричны. Но никто не пожаловался и никто ничего не оспорил. Официальное следствие сделало вид, что на книгу Григорьева и внимания обращать не стоит. Еще как стоит!

 

Книга Ю.А. Григорьева
.

Дальнейший материал настоящий статьи основывается на указанной только что книге. Здесь же мы коротко расскажем об авторе. Ю.А. Григорьев родился в 1950 году. В 1973 году закончил в г. Горьком Военно-медицинский факультет медицинского института и получил направление на Северный Флот, где и прослужил 22 года. Сначала на кораблях (радио-технической разведки и на спасателе подводных лодок), потом в береговых частях. С 1981 года – внештатный судебно-медицинский эксперт гарнизона г. Северодвинска. Несколько лет Юрий Александрович служил в Судебно-медицинской лаборатории СФ в г. Североморске. С 1996 года живет в пригороде Санкт-Петербурга, работает в Петербурге. Кандидат медицинских наук.

С молодых лет Ю.А. Григорьев интересовался темой Царской Семьи. В начале 1990-х годов внимательно следил за сообщениями о находках под Екатеринбургом. Серьезные сомнения в достоверности этих находок возникли у судебно-медицинского эксперта-криминалиста с самого начала. Еще не думая о книге, он решил встать на путь самостоятельного расследования. Таким образом, книга «Последний император России. Тайна гибели» – это итог более чем десятилетнего кропотливого труда.

В книге Ю. Григорьева проведен анализ событий в Ипатьевском доме в ночь с 16 на 17 июля 1918 г., а затем в коптяковском лесу с 17 по 19 июля. Автор пришел к тому же выводу, что и следователь Н. Соколов: тела расстрелянных были полностью уничтожены. В книге не оставлены без внимания и получили объяснение факты, обнаруженные его предшественниками и либо проигнорированные, либо оцененные неверно. Исходя из особенностей почвы Поросенкового Лога и судебно-медицинских соображений, Ю. Григорьев обоснованно показал, что «екатеринбургские останки» не могли пролежать в Поросенковом Логе в течение шести десятилетий и, следовательно, не могут принадлежать узникам Ипатьевского дома.

Юровский лгал

Официальное следствие под руководством В.Н. Соловьева не доверяет следователю Н. Соколову, изучавшему обстоятельства гибели Царской Семьи в течение нескольких месяцев 1918-1919 гг., и затем еще несколько лет в эмиграции. Приведенного выше отрывка из книги Н. Розановой совершенно достаточно, чтобы заметить это недоверие и даже пренебрежение.

Официальное следствие доверяет… Юровскому! Аргументы и выводы Н. Соколова для приличия по видимости учитываются, но подвергаются сомнению. А «Записка» Юровского 1920 года, равно как и то, что Юровский рассказывал старым большевикам на встрече в Свердловске в 1934 г, никаким сомнениям не подвергается. На основании рассказов Юровского СК и выстраивала картину происходившего 17-19 июля 1918 года в коптяковском лесу и в Поросенковом Логе.

 

Я.М. Юровский. 1930-е гг.
.

По версии Н. Соколова, тела царственных мучеников и их приближенных были полностью сожжены на Ганиной Яме.

По версии официального следствия эти тела были захоронены в Поросенковом Логе, недалеко от Ганиной Ямы. Как же они там оказались? Об этом рассказывает Юровский в указанных документах (с ними можно познакомиться по книге «Исповедь цареубийц» (М., 2008).

Вот краткое изложение последовательности событий, по Юровскому. После расстрела и погрузки  трупов на машину Юровский вместе с Ермаковым отправляются на этой машине в коптяковский лес. Место захоронения было выбрано Ермаковым. С большими трудностями и только к рассвету добрались они до Ганиной Ямы, где Юровский оказался впервые. Оцепили местность вокруг, чтоб никого не пропускать. Стали раздевать трупы и тут обнаружили много драгоценностей, в частности, получили объяснение тому, что «ни пули, ни штык не давали результатов». Трупы раздели и поместили в шахту, драгоценности собрали. Юровский увидел, что шахта для сокрытия тел не годится, распорядился извлечь их и днем 17-го вернулся в Екатеринбург, чтобы сдать драгоценности и доложить по начальству: место выбрано Ермаковым неудачное, надо искать другое. Сообщив о разных своих трудностях и перипетиях, Юровский подходит к ночи с 18-го на 19-е и рассказывает, как машина с трупами, по пути на «глубокие шахты», застряла и, как он догадался вдруг, что нужно захоронить здесь, под шпалами – будут думать, что шпалы положены для вытаскивания грузовика. Что и сделали, а «пока готовилась могила», сожгли два трупа – Алексея и Демидову.

 

Автомобиль Фиат. Начало XX века. На таком же автомобиле перевозили тела Царственных Мучеников и их приближенных
.

Известно, какая машина везла трупы – это был «Фиат», где рядом с шофером помещается только один человек. Ни Юровский, ни Ермаков не поехали бы в кузове с трупами. Более того, есть показания кучера Елкина белому следствию, который всю первую половину дня 17-го июля возил Юровского по Екатеринбургу, на квартиру и в здание ЧК. В коптяковском лесу, незадолго до 16 июля, Юровский бывал, это засвидетельствовано, один раз он был там и с Голощекиным (главным на Урале организатором убийства Царской Семьи). Драгоценности, зашитые в одежду, не мешают ни пуле, ни штыку, это просто (непосредственно) проверено Ю. Григорьевым как криминалистом. Трупы раздели и драгоценности обнаружили сразупосле убийства – это убедительно показано в книге Ю. Григорьева. В шахту трупы не опускали! Это проверяется просто по размерам шахты и размерам окоченевших (что происходит через три часа после смерти) трупов, также и подтверждается следствием Соколова, поскольку на стенах шахты никаких следов не было обнаружено. Сжечь два трупа «пока готовилась могила» было невозможно, для этого требуется много часов.

Читатель понимает, что вдаваться в подробности нет места; отсылаем его к книге Ю.Григорьева

Зачем лгал Юровский?

Причина одна – скрыть время, «наговорить с три короба» (надо отдать должное Якову Михайловичу, в его рассказе много похожих на правду деталей: описание разгильдяйства всегда производит на российского слушателя или читателя убедительное впечатление), «замазать» рассказом промежуток времени почти в двое суток.

Другой вопрос – зачем Юровский еще в 1920 году начинал создавать ту версию, которая стала теперь официальной? (Не по своей инициативе, конечно, создавал, а, как нетрудно понять, выполнял указание по созданию). А ведь эту версию, т.е. утверждение о захоронении под пресловутым «мостиком», подтвердили, хоть и в разнобой, постаревшие цареубийцы, из оставшихся в живых, которых опросили в ЦК КПСС в 1960-е годы. Их также можно поймать на вранье, но речь сейчас не об этом. Зачем создавалась, «выращивалась» официальная версия? Это так же никому неизвестно, как и ответ на вопрос: а кому сейчас она так нужна? Но в том, что она является ложной, убедиться возможно.

Шифрованная телеграмма А.Г. Белобородова: «Передайте Свердлову что все семейство постигла та же участь что и главу официально семья погибнет при эвакуации» (орфография и пунктуация сохранены)

Что же там происходило?

С раннего утра 17-го июля до позднего вечера 18-го июля тела расстрелянных находились на Ганиной Яме. Пусть их раздевали, сжигали одежду – для этого не нужно полутора (и даже больше) суток. И что же? Похоронщики просто сидели около трупов? Получается, что так. Юровский рассказывает, что после того, как трупы извлекли из шахты, для них выкопали яму. Тут, видите ли, Ермаков разрешил пройти через оцепление (а велено было просто расстреливать всякого, кто попробует пройти) знакомому крестьянину и говорил с ним. Но «ребята» указали на это Якову Михайловичу. Тогда Ермаков стал убеждать, что не мог его знакомый видеть яму! А «ребята» говорят: нет, он так стоял, ты так стоял, как же? видел!  И яму засыпали. Но и для создания и закапывания ямы вместе с раздеванием трупов и сожжением одежды полутора суток – многовато. Вот если еще учесть и погружение в шахту, и извлечение из нее – тогда получается на что-то похоже, вот оно и было придумано про шахту. Кстати, никаких следов свежевырытой и закопанной ямы следствие Соколова не обнаружило.

 

Июльский лес в окрестностях Ганиной Ямы
.

Что же там происходило, на Ганиной Яме? Сожжение трупов. Какие есть соображения в пользу этого?

Прежде всего, свидетельства непосредственных участников событий. Известно, что похоронщики, несмотря на строгий запрет Юровского, (понятно, по пьяному делу) хвастались коптяковским крестьянам:  «Мы вашего Николку и всех там пожгли». Известно, что Голощекин, уезжая из оставленного красными войсками Екатеринбурга, говорил попутчикам, что трупы сожгли. Есть свидетельство крупного большевика А. Валека о разговоре с Белобородовым (в 1918 году председателем Уралсовета) об убийстве Царской Семьи: Валек пришел к убеждению, что вся Царская Семья убита и сожжена.

Есть также свидетельство Исайи Родзинского, уральского чекиста, тогда еще молодого человека, принимавшего участие в уничтожении трупов, а в 1964 году удивительно весело дававшего показания для ЦК КПСС. Желающие могут послушать, в наушниках,  запись его устного рассказа и то, как он беспрестанно похохатывает, на упомянутой выставке в ГАРФ. Родзинский, несколько смазанно, говорит о захоронении «под мостиком», но говорит и о сожжении – тела Николая и тела Боткина. Заслуженный чекист с удовольствием делится доставшимися на его долю впечатлениями: какой, мол, Николай был крепко сложенный, одни мышцы, и какой был Боткин «жирный». Интересно, что на вопрос, в какой степени тела подвергались сожжению, Родзинский определенно заявляет: «Долго жгли, до конца!».

Известно, что Юровский приезжал на Ганину Яму днем 17-го июля и вскоре вернулся в город, главным образом, за серной кислотой (было выделены около 170 л) и керосином (была привезена бочка емкостью 160-180 л). Для обезображивания лиц убитых (другое дело – были ли головы, но этого вопроса здесь невозможно касаться) 170 литров – слишком много. А к чему такое количество керосина? И отчего трава около самого большого кострища была вся вытоптана?

Естественное объяснение следующее. Трупы пытались сжечь еще утром 17-го июля. Вот и словечко веселого Родзинского косвенно свидетельствует в пользу этого. Он, в некоторый момент, говорит: «Ну выгрузили – хо-хо-хо – весь этот штабель». Можно, конечно, сказать, что тела в машине были сложены штабелем, но, поскольку слово «штабель» обычно употребляется для дров, то скорее чекист вспоминал костер и чуточку проговорился. Обнаружили, что так просто – штабелем из тел и дров – сжечь не получается, дрова прогорают, тела только обугливаются. Тогда Юровский, чтоб разрешить такую незадачу, и поехал в город за кислотой и керосином. И ведь на что-то же были они употреблены! (чтобы читатель мог наглядно представить: было привезено по 16 ведер каждого из веществ).

Тела были расчленены (о чем говорят найденные Соколовым предметы со следами рубящих воздействий) и подвергнуты полному сожжению. Процесс долговременный, крайне неприятный, сложный. Серная кислота весьма опасна для глаз и для дыхания. Нужна осторожность, нужно, очевидно, было, чтоб «ребята» сменялись. Для полного сожжения  одиннадцати тел как раз могут потребоваться сутки-полтора. Сжигали на самом большом костре (над этим местом теперь возвышается храм святых Царственных Страстотерпцев в монастыре на Ганиной Яме), кострище которого Соколов, к сожалению, не успел исследовать. Но натоптанные, веером расходившиеся от него тропинки могли говорить лишь о том, что в нем много часов поддерживался огонь. Вот «ребята» там и передвигались постоянно: то подносили очередные части тел на сожжение, то подносили дрова, то кислоту, то керосин, то одни, то другие.

В 1976 году вышла книга Марка Касвинова «Двадцать три ступени вниз», посвященная царствованию и «бесславной кончине» Николая II (23 – число лет царствования 1894-1917, и будто бы на лестнице, по которой узники спускались на муку, тоже было 23 ступени, но это натянуто, ступеней было 19).  В конце этой книги коротко, но совершенно определенно сказано, что тела были полностью сожжены.

Не странно ли? И уважаемых цареубийц, понятное дело, курировало известное ведомство в середине 1960-х годов, когда те делились воспоминаниями. И книга Касвинова не могла выйти «просто так», без куратора, но вышла позже. А при этом такое несоответствие версий! Недоработка какая-то – но так, конечно, бывает. Зато в 1990-е годы и теперь – доработали.

Не менее 34 пуль

У Ю. Григорьева есть аргумент, который подтверждает версию Соколова и который представляется совершенно неопровержимым.

У шахты было найдено не менее 34 пуль, из которых не менее двадцати трех были представлены вытекшим из пуль свинцом. При этом медная оболочка у последних присутствовала только в одном случае.

 

Памятная надпись на Ганиной Яме. Примечательно, что в день перед смертью Государыня с Татьяной читали книгу пророка Амоса
.

Какое может быть этому объяснение? Такое количество пуль не могло застрять в одежде, даже если бы все трупы были в одежде. Очевидно, пули должны были находиться в телах расстрелянных. Пули могли расплавиться только при долговременной и сильной термической обработке (свинец плавится при температуре 327, 5  градусов по Цельсию), а оболочку они могли потерять только при долговременном действии серной кислоты. Григорьев советовался со специалистами и сам проводил эксперимент по растворению медной оболочки пули в кислоте.

Вывод может быть только один: трупы сжигали.

Железное правило криминалистики

Где воспоминания С.С. Кострицкого? Как объяснить расхождение между выводом о черепе N 4 профессора Мэйплза и очевидным фактом неоднократного лечения зубов императором? Как быть с результатами генетических исследований Стэнфордского университета и Лос-Аламосской лаборатории? Как объяснить, что тела расстрелянных находились на Ганиной Яме с раннего утра 17-го июля до позднего вечера 18 июля 1918 года? Как объяснить вытоптанную траву у большого кострища? Наконец, как объяснить наличие большого количества расплавившихся свинцовых пуль и отсутствия оболочек у этих пуль?

На последний вопрос есть ответ со стороны СК: не нашли.

В интервью нашему изданию Ю.А. Григорьев сказал, что в криминалистике существует железное правило. Допустим, ты провел исследование, получил набор данных. Анализ показывает, что такие-то и такие-то данные подтверждают определенный вывод. Но ты  обязан проанализировать и те данные, которые или не подтверждают твой вывод, или ему противоречат. И только если ты установишь причины, по которым  «неудобные» данные появились, если ты сумеешь обосновать, что они несущественны в силу тех или иных соображений, только тогда ты  можешь сказать, что нашел ответ. В заключении пишут: «Вывод подтверждается тем-то и тем-то». Но и «неудобные» данные нельзя  замалчивать и нельзя отбрасывать. Их фиксируют: «Кроме того, обнаружено то-то и то-то». И, указав несовпадения, расхождения, отклонения,объясняют, как и почему они появились. И объясняют, почему их можно считать несущественными. И только если удается дать такое объяснение, пишут: «Необъяснимых несовпадений нет». И только тогда полученный вывод считается подтвержденным.

Предоставляем читателю самому решить, следует ли следователь-криминалист В.Н. Соловьев железному правилу криминалистики.

Слово Патриарха

А нужно всего лишь – не верить людям «с сожженной совестью», но верить  честному, профессиональному, добросовестному следователю, каким был Н. Соколов. Он мог и ошибаться (например, он преувеличивал влияние Распутина), но каждое слово у него дышит стремлением к истине. Он, без преувеличения можно сказать, жизнь свою положил на отыскание истины в расследовании убийства Царской Семьи. А в случае современного официального следствия о стремлении к истине странно и говорить.

 

Николай Алексеевич Соколов (1882-1924)
.
.
Н. Соколов на Ганиной Яме
.

К сожалению, для нашего времени слишком характерно бесстыдство, противостоит же ему только Церковь. И мы обращаемся к еще одному, отнюдь не научному, своеобразному, сокровенному, церковному, можно сказать, свидетельству в пользу версии Н. Соколова.

Речь идет о публикации (в сентябре 2010 года) екатеринбургского православного журналиста Светланы Ладиной «Ганина Яма: почти забытая история. Это было 10 лет назад». В ней рассказывается о том, как в сентябре 2000 года, буквально через месяц после прославления новомучеников и исповедников Российских на Архиерейском Соборе, Екатеринбург посетил Патриарх Алексий II. Власти пытались не пустить его к Ганиной Яме, даже угрожали снять охрану с пути следования Патриарха на это место. Но он остался непреклонным, был готов ехать и без охраны. Приехав на Ганину Яму, Его Святейшество благословил создание там монастыря, поставил подпись под готовым к тому времени проектом и тем самым вынудил власти присоединиться к его благословению. В речи, произнесенной Патриархом, звучали и такие слова:все пространство Ганиной Ямы – это живой антиминс, пронизанный частицами сожженных святых мощей.

 

Патриарх Алексий II на Ганиной Яме, сентябрь 2000 года. Свечение было запечатлено разными фотографами
Вплоть до абсурда

В своей книге «Последний император России. Тайна гибели» Ю.А. Григорьев подробно обсуждает неразрешимые противоречия, которые имеются в книге А.Н. Авдонина «Ганина Яма» (Екатеринбург, 2003). Авдонин является одним из первооткрывателей «екатеринбургских останков» и, тем самым, одним из первых лиц в многочисленном лагере сторонников официальной версии. Самое яркое впечатление производит рассказ Григорьева о том, как делится Авдонин обстоятельствами самой первой своей находки. Он (Авдонин) извлек один за другим «из мутной жижи» (т.е. на ощупь!) три черепа. Оставим в стороне ничтожную вероятность такой удачи (один за другим и целых три) и обратимся к фотографии тех самых черепов, которую приводит Авдонин. На этой фотографии у каждого черепа есть и нижняя челюсть. Для рядового зрителя (о нем и печется открыватель останков) все в порядке, так он и предполагает, много раз видел. А человек, хоть немного сведущий в анатомии, знает, что нижняя челюсть никоим образом (помимо мягких тканей) к черепу не прикреплена, так что могли быть найдены только черепа без нижних челюстей,  представить же, что в «мутной жиже» рядом с каждым из черепов плавала как раз его нижняя челюсть,  решительно невозможно.

Все нужно делать аккуратно, а уж фальсификацию в особенности!

Фальсификация

Итак, диагноз поставлен, и является столь серьезным, что настоятельно требует обоснования. Ю. Григорьев его и дает, пользуясь тем, что сам же Авдонин (профессиональный геолог) описывает почву Поросенкова Лога как «болотистую, с большим количеством гумусных кислот».

 

Учебник М.И. Авдеева
.

Вслед за Григорьевым, приведем цитату: «При длительном пребывании трупов в болотистой почве, торфяниках, содержащих гумусные кислоты, наблюдается своеобразное изменение трупов: они принимают темно-бурую окраску и уплотняются, как бы дубятся. Оттого и название процесса – дубление. Под действием гумусных кислот соли в трупах растворяются и вымываются. Кости становятся мягкими и могут резаться ножом. Внутренние органы постепенно уменьшаются в размере и растворяются. Труп, подвергшийся торфяному дублению, может долго сохраняться (М.И. Авдеев. Курс судебной медицины. М., 1959, с. 541; выделено мною. – А.М.). Столетиями – добавляет Григорьев.

Даже читатель, имеющий самое поверхностное знакомство с «находками» и выводами официального следствия, поймет, что «екатеринбургские останки», кому бы они ни принадлежали, не могли находиться в Поросенковом Логе в течение 60 лет (первое «открытие» Авдонина относится к 1979 году). Потому что «найденные» кости ножом не режутся и никаких признаков дубления и соответствующего сохранения трупов не имеется.

Поклонный крест на месте сожжения тел и гульбище вокруг шахты. Монастырь на Ганиной Яме

В заключение автор приносит глубокую благодарность Ю.А. Григорьеву, оказавшему большую поддержку при написании этой статьи и предоставившему автору ценнейшие материалы.

Андрей Мановцев

17.07.2012 г.

Фото на анонсе: Павел Лисицын

Источник

Смотрите также:

В Следственном комитете не сомневаются в подлинности царских останков и готовы ответить на все вопросы Церкви (+ВИДЕО)

Почему Церковь не признает подлинность царских останков?

В ходе встречи Святейшего Патриарха Кирилла с княгиней Марией Владимировной был затронут вопрос о позиции Церкви по екатеринбургским останкам

В вопросе о «екатеринбургских останках», возможно, скоро будет поставлена точка

Священный Синод, рассмотрев проблему «екатеринбургских останков», не стал принимать никаких решений

Петр Мультатули ЕКАТЕРИНБУРГСКИЕ ОСТАНКИ КАК ПОЛИТИЧЕСКИЙ ФАКТОР

«НЕСОСТОЯВШАЯСЯ КОРОНАЦИЯ». Как в РФ чуть было не восстановили монархию…

Поделитесь с друзьями:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz

Find more like this: АНАЛИТИКА

13 комментариев на «Вершено уставом, да верчено неправо (о современном расследовании убийства Царской Семьи)»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *